Рецензии

Чувак против Джокера

С текстом первоисточника Андрей Кончаловский обращается очень свободно: немилосердно сокращает диалоги, полностью вырезает из сюжета персонажей. Увы, вместе с ними пропадают и мотивировки, и причинно-следственные связи.

Театр Текст: Наталия Соколова
Земля созерцания

Вторая часть романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол» с подзаголовком «Мало избранных» вышла еще в начале года. Эта книга попала во все списки «самых ожидаемых», однако по факту оказалась как бы не замечена многими рецензентами и критиками: о ней не написали ни Галина Юзефович на «Медузе», ни авторы «Горького», ни большинство тех, кто писал о первой части — «Много званых».

Книги Текст: Елена Васильева
Место, где ад

Охватить в журнальной рецензии все пласты постановки невозможно: «Карамазовы» широки настолько, что писать о них хочется не абзацами, а главами.

Театр Текст: Наталия Соколова
Исхода нет

Рассказы Елены Сафроновой не про то, как несправедлива, ужасна и тосклива бывает жизнь, а про то, что жизнь есть.

Книги Текст: Виктория Кравцова
Шаг назад

Слабым роман Янагихары не назвать, а вот напоминающим ученическую работу — запросто: ведь активнее всего навыки демонстрирует тот, кто ими только-только овладел.

Книги Текст: Анна Гулявцева
Судьба и дети

Местами «Бессмертники» все же оставляют после себя ощущение стилистической рыхлости, хотя каждая из историй по-своему замечательна.

Книги Текст: Татьяна Сохарева
Вслед за прекрасной эпохой

Новый фильм Алексея Германа-младшего — это, безусловно, байопик, но не в голливудском понимании жанра. Хотя бы потому, что «Довлатов» — кино об эпохе, а не о заглавном герое. Словом, все как в «Филиале»: нет у героя ни политических идеалов, ни мировоззрения — есть лишь миросозерцание.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Как распугать нечисть

Все рассказы сборника «Кукареку» только о любви: о горькой, роковой, о прянично-сладкой, о неразделенной и погубленной, о запретной и самой обычной — и все равно великой.

Книги Текст: Надежда Каменева
То, что доктор прописал

Мелихову, кажется, мало быть просто романистом, мало завлекать вставными новеллами и почти детективной историей. Он хочет еще и врачевать. Это же отечественная литература, куда в ней без «настройки души».

Книги Текст: Егор Королев
Коллаж на тему будущего

Сборники рассказов Павла Пепперштейна допускают двойное прочтение — можно, собственно, читать, знакомиться с текстом линейно, а можно просто, как в детстве, посмотреть картинки: настолько акцентирован визуальный аспект.

Книги Текст: Мария Лебедева
А был ли ящер

Язык повествования эмоционален и трогателен. Запах морских устриц или лесного мха практически ощутим, а влажный воздух, не больше и не меньше, пробирает до костей. Мастерство, с которым Перри описывает природу, позволяет читателю перестать быть простым наблюдателем и стать наряду с героями участником действия.

Книги Текст: Александра Сырбо
Машина времени

Поэт Мария Степанова неоднократно повторяет фразу прозаика М. Зебальда — «все рифмуется со всем», и сближения далеких предметов и явлений подчас кажутся слишком уж головокружительными, но чаще проявленная рифма завораживает. Ее «романс» в четыреста страниц по сути является огромной поэмой.

Книги Текст: Александра Першина
Оскар-2018: война, демократия и любовь к амфибиям

В Лос-Анджелесе прошла юбилейная 90-я церемония вручения премии «Оскар». В обзоре журнала «Прочтение» — рассказ о претендентах на победу в номинации «Лучший фильм».

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Детская книжка для взрослых

На фоне многих и многих высоколобых писателей как раз не хватает авторов, похожих на этого. То есть даже глупо уточнять, что в кабинет литературы портрет лохматого Ромы Сита вряд ли когда повесят — но ведь это и не значит, что тех, вычурно сложных, удостоят такой чести.

Книги Текст: Анастасия Сопикова
Бремя смуглого человека

В двадцать пять лет Смит зарекомендовала себя как автор, способный говорить о проклятых вопросах мультикультурного общества — о цвете кожи, гендере, социальном неравенстве — без серьезной мины. В новом романе «Время свинга» она продолжает давить на болевые точки современного западного общества: ее равно волнуют отношения между матерью и дочерью, классовое неравенство и бытовой расизм.

Книги Текст: Татьяна Сохарева
Без апостолов

Смелый шаг Олега Зоберна и издательства «Эксмо» — в 2018 году в России выпустить книгу с заголовком «Автобиография Иисуса Христа» без упоминания о том, что автор не хотел оскорбить ничьих религиозных чувств. «Автобиография» делает вид, что основана на евангельских текстах.

Книги Текст: Елена Васильева
Демократичный постмодернизм

Как и любой артстримный продукт, «Убийство священного оленя» — очень демократичное кино и потому включает в себя как постмодернистские шарады, так и жанровые фокусы. Все это вторично, но тем не менее эффективно, так что выйти равнодушным после просмотра просто невозможно.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Работа скорби

Сборник рассказов Наринэ Абгарян повествует о культурной памяти — главном капитале народа, его улиточном панцире, необходимом для выживания, ведь беспамятство ведет к неизбежным повторениям произошедшего.

Книги Текст: Анастасия Цылина
Любовь и роботы

Начавшийся как детектив, текст постепенно превращается в трагическую историю неразделенной любви. Три ключевых темы книги — секс, новые технологии и искусство. Вступление их в разного рода взаимодействия (как, например, создание арт-фильмов для любовного тренажера «iPhuck» — приспособления, заменяющего реального партнера) и составляет основу романа.

Книги Текст: Полина Бояркина
Никому не нужный дар

Главное для автора — раскрыть мир подростка, его переживания, показать, что маленький кругозор или плохие отметки вовсе не свидетельствуют о духовной бедности или социальной «непригодности» человека, потому что при этом все герои по-прежнему остаются людьми в полном смысле этого слова.

Книги Текст: Валерия Петухова
В другой тональности

Это тот случай, когда режиссер, по завету Владимира Немировича-Данченко, умер в актерах: здесь нет ни сложных постановочных ходов, ни неожиданных купюр или жонглирования текстом пьесы. Спектакль держится на актерском тандеме: Додин и Щипицин полностью сосредотачивают внимание зрителей на том, как исполнители раскрывают взаимоотношения между персонажами.

Театр Текст: Наталия Соколова
Про аниме, покемонов и прочие асисяи

Что мы знаем о Японии и японском? Гравюры Хокусая, самураи Куросавы, мультфильмы Миядзаки, романы Мураками (как же без них), суши, караоке... О Японии, как выясняется, мы знаем немало, но согласитесь — все японское требует привыкания, ну или хотя бы более близкого знакомства. В этом смысле книга Инухико Ёмоты «Теория каваии» станет для многих прекрасным подспорьем, и слова вроде «каваюси», «мигурусий», «харадатасий» обретут, наконец, значение — перестанут быть просто набором ничего не значащих звуков.

Книги Текст: Нонна Музаффарова
Драма посредственного ребенка

Роман Вулицер — не о преодолении, а о принятии. Как жить обычной жизнью, когда те, с кем ты начинал, достигли заоблачных высот?

Книги Текст: Мария Лебедева
Ни шагу назад, ни шагу вперед

Читателю остается только одно — продираться сквозь унылые описания сельского быта, галерею неинтересных действующих лиц и простенькие диалоги в надежде на хороший финал.

Книги Текст: Валерия Петухова
Былое и юмор

«Хэппи-энд» сохраняет ту же безоговорочность, однако выводит ее в шутливом тоне, и трагикомедийная форма при всем ужасе описываемого вызывает одно недоумение.

Кино Текст: Илья Верхоглядов
Мистика крови

Роман литовца Саулюса Томаса Кондротаса был написан в конце семидесятых, когда жанр уже успел утвердиться, но еще не был пущен в оборот дельцами бестселлеров от Бразилии до Сербии.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Писатель в квадрате

Эта книга — не автобиография, но автопортрет, правда, написанный украдкой, из-за плеча.

Книги Текст: Александра Першина
Мост в Никудань

Как художник Евгений Эдин довольно лаконичен и обладает редким даром создавать объем без лишних мазков. А еще у него сильно чувство меры и какого-то авторского такта

Книги Текст: Анастасия Сопикова
Шел отряд по берегу

Визуальная сторона спектакля «Швейк. Возвращение» получилась наиболее сильной. Ее основным элементом стал планшет сцены медно-ржавого цвета, трансформирующийся то в окопы и траншеи, то в полуподпольный кабак, то в зону боевых действий, где и впрямь раздаются оглушительные взрывы.

Театр Текст: Наталия Соколова
Из мышеловки

Печально, что «Сатанинское танго» было переведено только сейчас — очевидно, после того, как в 2015 году Ласло Краснахоркаи стал лауреатом Международной Букеровской премии.

Книги Текст: Анна Гулявцева