Рецензии

Матвей в «Том самом» не уверен в своих поступках, а реалистично смотрящая на жизнь мама своей заботой постоянно пытается подорвать его стремление к мечте, говоря, что писатели — «несчастные бедняки». Так что ему приходится столкнуться не только с проблемами в любви, отношениях с друзьями и семьей, но и с проблемами творческих людей — обещаемого всеми и вся отсутствием жизненных перспектив и неверием в собственные силы.
0
0
0
250
Импульс к созданию этой книги — не жажда мести или стремление нанести ответный удар по ущемлению прав женщин в реальной жизни, но справедливая фантазия о том, что все могло бы быть по-другому. И будь оно так, сейчас на марши выходили бы не феминистки с плакатами, а мужчины, у которых больше нет физического превосходства.
0
0
0
171
Сборник эссе «Седьмая щелочь: тексты и судьбы блокадных поэтов» — новое и чрезвычайно весомое высказывание Полины Барсковой об одной из самых страшных катастроф XX века. В книге идет речь о восьми авторах, оказавшихся в блокадном Ленинграде и выразивших этот опыт в своих произведениях.
0
0
0
862
«Трансмет» смел не только деконструкцией, но и тем, что не боится задавать по-настоящему важные вопросы, которые могут встать перед нами уже совсем скоро: возможно ли цифровое бессмертие? Как соблюдать права людей, вышедших из криозаморозки — и могут ли они почувствовать себя «своими» в мире, который полностью изменился? Что вообще значит быть человеком и можно ли оставаться им, полностью изменив свое тело?
0
0
0
1246
«Быть здесь — уже чудо» — поэтичный, тонкий и очень искренний текст, позволяющий прикоснуться к волшебству жизни в искусстве вне зависимости от степени вашего знакомства с немецкой живописью начала XX века. Как если бы вы пришли на выставку неизвестного вам художника с увлеченным другом, который щедро делится знаниями, впечатлениями и эмоциями.
0
1
0
1030
События, описанные в этой книге, никогда не происходили во вселенной «Чужих». Большинства героев, организаций и государств, упомянутых на страницах комикса, в канонической версии попросту не существует. С точки зрения поклонников классической тетралогии — несомненный минус. Однако тот факт, что в основу комикса положен текст Уильяма Гибсона, отца-основателя киберпанка, компенсирует расхождения с основной повествовательной линией франшизы.
0
0
0
1746
За счет фантастически-чудаковатых образов, например, водолазов — давних персонажей творчества Тишкова, полуреальных существ, живущих между водой и землей, соединяющих мир выдуманный и мир реальный, — книга приобретает понятную аллегоричность вроде той, что есть в «Маленьком принце» Сент-Экзюпери. Дом забывать нельзя, к истокам нужно возвращаться, в мелочах можно разглядеть огромное, а именно — течение времени.
0
0
0
1882
«Инверсия Господа моего» еще в рукописи попала в длинный список премии «Национальный бестселлер» и получила ряд положительных откликов — ситуация для начинающего автора, мягко говоря, неожиданная. В сборник вошло восемь рассказов, казалось бы, автономных, но в то же время объединенных исследованием трансгуманизма и изображением постепенного распада мироздания.
0
0
0
2086
Лаконичное повествование старательно избегает прямой этической оценки, стараясь прежде всего дать возможность читателю самому оказаться на поле боя и почувствовать, что война без разбора лишает всех ее участников зрения, слуха, ума или жизни. На войне идеи исчезают в тот момент, когда их носитель попадает под артобстрел. Каждый из двадцати четырех комиксов дает возможность ощутить, что жизнь имеет значение ровно до того момента, пока не закончится.
0
0
0
1242
Собственно, этот очерк, написанный много лет спустя после смерти Леклезио-старшего, продиктован желанием разобраться в сложной фигуре «неузнанного и непонятого» человека, принимавшего участие в воспитании писателя. Значимость полученных уроков и обретенного опыта открылась Жану-Мари во взрослой жизни: автор понимает, от кого именно перенял уважение к другим культурам, космополитизм и неприязнь к империалистической экспансии.
0
0
0
1474
В книге повторяется слово «отвращение»: Леде неприятно все то, что напоминает о животной природе (и она начинает сомневаться в идеализированных отношениях Нины и Элены, когда обращает внимание на изъяны их внешности). Ей противны подгнившие фрукты на столе и цикада на подушке, обнаруженные героиней в ее первый день на море, и червяк, застрявший во рту у куклы. Такую же реакцию у нее вызывает Неаполь, ее родной город, откуда она с юности мечтала сбежать.
0
0
0
1742
Главными героями стали великие русские писатели, которые несправедливо рано отошли в мир иной: Пушкин, Лермонтов, Гоголь и Чехов. На самом деле они не умерли, а сформировали русскую Лигу выдающихся джентльменов (здесь Яковлева отсылает к комиксу Алана Мура, в котором действуют персонажи известных книг).
0
0
0
1454
Сенчин выходит за рамки простого рассказа «о знакомых» или текста «по следам актуальных событий» — в истории о политических дрязгах, узнаваемых фигурах и заигрывании со смертью проступает история потерянного человека, которому казалось, что он уверен в правильности своих поступков. А жизнь оказалась немного сложнее и неудобнее.
0
0
0
1934
«Все письма — это письма о любви», — такое название художница, арт-критик и знаковая феминистская писательница Крис Краус дала одной из глав своего романа о любовной одержимости I Love Dick. Художница Лив Стрёмквист могла бы сказать Краус в ответ, что все фильмы, сериалы, стихи, песни и философские трактаты — тоже о любви. И именно об этом ее новый графический роман «Расцветает самая красная из роз».
0
0
0
2178
В романе Романа Шмаракова раскрывается глобальная концепция когнитивной поэтики: удовольствия от разгадки литературного шифра. Маленький Джек Хорнер в английском детском стихотворении, выковыряв сливу из рождественского пирога, восторгается: «До чего же хороший я мальчик!». Аналогичное ощущение испытывает читатель при знакомстве с текстом.
0
0
0
2098
Синопсис романа обманчиво прост: находясь в медицинском центре «Замок Иммендорф» для душевнобольных, протагонист рассказывает о себе, раздает пощечины общественному вкусу и замышляет новую вылазку в музей, имитируя адекватность перед врачами. Однако изображение внешнего плана постоянно размыто, подернуто рябью, как при плохой видеотрансляции. И внимание Денеля сосредоточено именно на источнике этих помех — сознании Кривоклята.
0
0
0
3142
Текст Водолазкина построен по законам абсурдистской пьесы — нарушается привычная зрителю/читателю логика. Едва читатель настроился воспринимать ее в таком ключе — происходит резкий перелом сюжета и из абсурдистской пьеса становится текстом о вечном: о любви, предназначении, жизни и смерти. Ирония же заключается в том, что столь внезапный поворот тоже оказывается своего рода нарушением привычной логики.
0
0
0
2054
Попытки осмыслить роман Булгакова продолжаются, и вот в издательстве «Бумкнига» выходит комикс-адаптация «Мастера и Маргариты», которую сценарист Миша Заславский и художник Аскольд Акишин завершили тогда же, когда шел монтаж фильма Кары, — в 1993 году. В нулевые последовала публикация на французском языке, и только теперь — на русском.
0
0
0
3758
Выписывание авторской боли не всегда становится стопроцентной литературной удачей, но у романа Франко определенно есть потенциал: он ориентирован на очень правильную возрастную категорию; он легко и непринужденно написан; его сюжет достаточно увлекателен; и в нем есть шутки, что, впрочем, не всегда может убить пафос, заложенный в образе положительного, даже несмотря на некоторую агрессивность, персонажа.
0
0
0
2358
События «Заветов» происходят спустя семнадцать лет после описанного в «Рассказе Служанки». Главными героинями на этот раз стали знакомая по книге и сериалу Тетка Лидия и две молодые девушки, одна из которых выросла в Галааде, а другая ребенком была вывезена оттуда в Канаду. Читатель, как и в случае с «Рассказом» Служанки», знакомится с записками героинь.
0
0
0
5690
Оказалось, что вдохновение можно найти в Конституции и поправкам к ней, несмотря на то, что написаны они чудовищным юридическим языком. Поэтому авторы стараются очеловечить бюрократические формулировки через истории реальных людей.
0
0
0
1922
Живописное изображение дна и будней разрушающего свою жизнь двадцатилетнего бродяги напоминает фильм Даррена Аронофски «Реквием по мечте» — но только с более позитивным итогом. Сам Джонсон к началу работы над сборником бросил употреблять абсолютно все — пусть и, по его словам, потерял скорость и просел в продуктивности, но зато сохранил ясность рассудка.
0
1
0
2486
«Представление о двадцатом веке» — текст со множеством смысловых наслоений, в котором обнаруживается и сюрреалистичная сага, и культурологическое сочинение с чертами постколониального романа, и литературный ребус с отсылками к известным датским авторам.
0
0
0
3354
Это удивительное повествование: лапидарное, с мизантропическими нотками, но обаятельное и с описаниями примечательных мест. От Елисейских полей до Люксембургского сада, от отелей в Ялте до привалов в Нагорном Карабахе, от Колизея до холма Джаниколо, от дацана под Улан-Удэ до юрт и небоскребов Улан-Батора звучит лимоновский голос, подмечающий неочевидное.
0
1
0
2382
Саша Степанова — одна из ведущих подкаста «Ковен Дур», участницы которого не боятся мрачных текстов с малоприятными деталями, да сама Степанова не скрывает своей тяги к подобным сюжетам, городским легендам и едва ли не криминальным сводкам, составленным при участии Центра «Э» — Главного управления по противодействию экстремизму МВД России.
0
0
0
2358
Каждая буква существует в конкретную секунду, отображает одно мгновение и с новым словом перескакивает на следующую ступень. В результате структура всякого эпизода напоминает бешеное течение, и читательское сознание зачастую с трудом успевает за авторским: вот речь идет о станции метро «Владимирская», а уже через полминуты — о «Солярисе», где нечто порождает странных кукол.
0
0
0
2986
Верят или не верят — вот главный конфликт этой книги. По мнению общины, которая эксплицирована в тексте всезнающим и всевидящим «мы», человек, посмевший отойти от известных с детства установок, верит не истинно. В этой интерпретации вера сводится в первую очередь к соблюдению определенного порядка действий, но не помогает приблизиться к духу заповеди.
0
0
0
3306
Прежде всего этот роман — плач по Кванчжу, по всем убитым, пропавшим без вести и оставшимся в живых с надломленной психикой. Отсюда семь голосов и семь частей в книге, охватывающей временной период с 1980 года до наших дней, чтобы показать, как массовое убийство, организованное властями, изуродовало человеческие судьбы. После Кванчжу буквально началась иная жизнь — многолетний траур.
0
0
0
3250
Морфей един в двух лицах. С одной стороны, это антропоморфное воплощение одной из сил, которым подвластна вся живая материя во вселенной — вернее, во многих вселенных, реальных и вымышленных. Сон, мечта, греза, фантазия — им подчиняются демоны и боги, люди и животные, супергерои и фейри. Даже другие Вечные, братья и сестры Сэндмена, не чужды самообману.
0
1
0
3350
Как и сейчас, растеряны все: медицина, власть, силовики, изолированные и, конечно же, их близкие. Пожалуй, самая надрывная тема «Чумы» — это как раз хрупкие, наполненные тревогой и ужасом человеческие отношения. В страхе смерти люди осознают собственную конечность — и в этом осознании обнажается личная правда, лишенная инертной стабильности и привычных декораций.
0
0
0
5422
Если вы когда-либо рассматривали юридическую школу онлайн, изучите Университет Авраама Линкольна