Недавно, 17 апреля, вышел эпизод подкаста писателей Артема Сошникова и Татьяны Млынчик «Два авторских» на тему «Великие потрясения: мед или яд для автора? Как писать в эпохальные времена». В попытке сформулировать четкий ответе, ведущие, зарылась так глубоко, что даже слегка запуталась. Тогда мы вместе решили узнать, что об этом думают другие современные писатели и писательницы.
В «Письмах к безымянной» весь окружающий героя мир, наполненный значимыми и известными локациями, героями, событиями — от светских вечеров у барона ван Свитена до французской революции, — становится лишь податливой проекцией внутреннего мира Бетховена, его ощущений и психологических состояний. Это своего рода мираж, где все зыбко, непостоянно: и в одной сцене герою чудится, что ногти его чернеют и он превращается в дракона, а Вена при этом вдруг сереет; в другой же город сверкает — это герой опьянен вниманием к своей персоне.
После окончания школы семнадцатилетняя Катя приезжает из Барнаула в Новосибирск — поступать в консерваторию на вокальное отделение. Но с этим не складывается, и волей случая героиня оказывается в аграрном колледже, где начинается ее новая, самостоятельная жизнь, которая Кате даже нравится — до тех пор, пока однажды не пропадает соседка Леночка. Вернувшись, она ведет себя странно, и Катя решает выяснить, «что же произошло в глухой сибирской деревне в ночь зимнего солнцестояния».
«Комната» Виталия Михайлова — многослойный визионерский роман о самых злачных уголках (под)сознания, о природе зла, творимого руками добра, и о метаморфозах, от которых может спасти только голос сердца. И определить с точностью его жанровую принадлежность практически невозможно: есть в нем элементы и психологического триллера, и хоррора, и городского фэнтези.
Екатерина Звонцова — литературный редактор и автор множества разножанровых романов. В апреле выходит ее новая книга «Письма к Безымянной» — о Людвиге ван Бетховене, с нотками магического реализма, при этом проникнутая глубоким историзмом. Книжный обозреватель и комьюнити-менеджер «Литреса» Денис Лукьянов поговорил с Екатериной Звонцовой об этике в работе с историческим материалом, эмоциональных потребностях читателя, о размывании границы между беллетристикой и «большой литературой» и продвижении интеллектуальной прозы в «ТикТоке».
Мартин Михаэль Дриссен — нидерландский театральный режиссер, переводчик и писатель. «Пеликан» — это история о «невероятной дружбе, зыбких мечтах, упущенных возможностях и удивительных совпадениях». В ничем не примечательном (кроме того, что раз в год сюда прилетают пеликаны) югославском городке на берегу Адриатического моря живут два ничем не примечательных человека — Андрей и Йосип. Их судьбы оказываются переплетены, и когда нечаянно раскрытые секреты друг друга приведут к взаимному шантажу, а напряжение достигнет пика, им предстоит встретиться лицом к лицу.
Стихи Юлии Закаблуковской «произрастают из случайных впечатлений, из набора мимолетных подробностей, „забытой ерунды“ — и казались бы всего лишь их нагромождением, если бы не степень преображения этих случайностей, степень чуда, которая огромна». Редкостно свободная поэзия и склейки луны с дождем — в первых апрельских «Опытах».
0
0
0
1814
Роман «Раз мальчишка, два мальчишка» можно очень легко охарактеризовать с помощью ассоциаций: достаточно поместить «Цельнометаллическую оболочку» Кубрика в контекст волшебных, лучше даже сказать хтонических — о жизни, смерти и границе между ними — сказок. Ася Демишкевич по кусочкам деконструирует фольклорный канон, притом сразу на двух уровнях.
0
0
0
2714
Текст Евгении Захарчук «пытается поймать литературность самой жизни и сделать ее фишкой. Героиня рассказа оказывается в вариации „Уловки-22“: твоя работа может представлять опасность для страны, куда ты приехала, но ты не можешь уехать, потому что это твоя работа». Привычный нам абсурд последних лет и жизнь, которая вновь переиграла литературу, — в последних мартовских «Опытах».
1
0
0
1722
Герои романа вынуждены приспосабливаться к новой данности, где правда и обман перемешались, а доверие к окружающим убывает с каждым днем. Где случайный прохожий, коллега, друг и даже самый родной человек может вдруг оказаться не на твоей стороне. И где все время приходится выбирать эту самую сторону.
0
0
0
3606
Поэзия Сергея Богдасарова — это «психоаналитические письма, отправленные в попытках найти истоки нынешнего положения дел и/или собственной самости», которые «тяготеют к риторическим вопросам, к полифонически неявному центру произнесения». Бесконечный поиск ответов, сами ответы и чувство найденности — в новых «Опытах».
0
0
0
1346
Это книга о том, как вместить в себя весь этот двадцать-с-чем-то опыт, который традиционно, еще по Марине Цветаевой, сплошная грусть. Но со скидкой на невысокую зарплату и квартирную аренду. А так — проклятая работа, проклятый транспорт, проклятые толпы, проклятые созависимые отношения с проклятой работой и проклятыми толпами в проклятом транспорте. И проклятое одиночество, потому что когда со всем этим еще отношения устраивать.
0
0
0
3278
«Можно ли в принципе понять свое тело, а через него — себя?» — такой вопрос вызывает текст Любы Макаревской. Послеоперационный шов на груди героини, который «протягивает ниточку сразу и к теме болезненной, но страстной созависимости, и к теме восприятия своего тела», грядущее одиночество и снег за окном — в новых «Опытах».
0
1
0
2234
В романе Ивана Бевза «Чем мы занимались, пока вы учили нас жить» пересекаются два мира — реальный и метафорический. Жизнь героев лежит между двух этих плоскостей, и подростковые проблемы вроде непонимания родителей и полового созревания смешиваются в ней с недетскими политическими играми, к которым герои оказываются не всегда готовы.
0
0
0
4342
«Тяга Клементины Ширшовой к выраженному в верлибрах прямоговорению» кажется борьбой с «метафорой как с неизбежностью иносказания». Поэтическая подборка, где найден баланс горькой прямой речи и метафорического попадания, где страшный человек, Волга и «собственный след в тебе» — в новых «Опытах».
0
0
0
2018
На создание «Тоннеля» у писательницы ушло пять лет, права на экранизацию были выкуплены на этапе синопсиса, читатели — как любители, так и профессиональные — порядком измучились. Но ничьи надежды, кажется, обмануты не будут: на сегодня герметичный роман «Тоннель» — одна из самых притягательно пугающих книг о современном обществе.
0
0
0
5290
Тихий и одновременно громкий текст Галы Франк собран из отдельных писем — весточек в прошлую жизнь из жизни эмигрантской — как лоскутное одеяло. Реальные образы переплетаются с нереальными так, что одни не отделить от других. Рассказ напоминает одновременно и сон, и поток сознания; это речь, которая хочет быть услышанной. Речь о надежде и мире, и о том, что он когда-нибудь изменится.
0
0
0
2926