«Расщепление» — это больше медитативный арт-хаус, нежели эпическое, сюжетоцентричное произведение. Прочувствование общего трагизма чужих жизней, которые сложились отнюдь не по голливудскому сценарию, для Ульвена важнее любой нарративной фикции. Да и фрагментарные истории, наполняющие роман,  на деле оказываются осколками разбитого зеркала, где безымянные персонажи отражаются частично — в минуты слабости и растерянности.
«Аргонавты» — настоящий magnum opus американской писательницы Мэгги Нельсон. Да, именно так — торжественно, потому что эта сравнительно небольшая книга вместила в себя темы превращения (тела матери — в тело матери и ребенка, тела, считываемого как женское, — в тело, считываемое как мужское), рождения, смерти и любви.
В каком-то смысле русскоязычному читателю повезло больше, чем читателям оригинала. Издательство «Синдбад» выпустило оба романа Руни в обратном порядке: дебютные и пока лучшие «Разговоры с друзьями» попали на полки книжных магазинов на полгода позже «Нормальных людей». За это время издатель поработал над ошибками, и вместо Александры Глебовской, которой переводить Руни «было никак» (очень ее понимаю), за перевод «Разговоров» взялась редактор Анна Бабяшкина — фанат творчества ирландской писательницы.
«Никто не вернется» — пятая книга Кирилла Рябова. По интонации, языку и, что называется, сеттингу, она наследует вышедшему два года назад «Псу»: и пространство всё то же, и художественные условности те же, и схемы отношений. И там и тут важны темы смерти и верности, и краски везде максимально темные, край палитры.
Третье десятилетие XXI века, Япония в кольце врагов: после неядерной мировой войны Страна восходящего солнца осталась одной из немногих благополучных мировых держав со стабильной экономикой и процветающей индустрией. По улицам японских городов толпами бродят антропоморфные андроиды и киборги, искусственный интеллект проник во все сферы жизни, отличить настоящего человека можно только по «призраку» — уникальному цифровому слепку личности, которым не могут похвастаться даже самые продвинутые модели роботов.
Писатель Кевин Барри — еще одно (помимо Салли Руни) открытие этого года родом из Ирландии. Но если про Руни знают, кажется, все, то про Кевина Барри — немногие, хоть он, как и автор «Нормальных людей» и «Разговоров с друзьями», обладатель премии «Коста». А «Ночной паром в Танжер» в прошлом году попал в длинный список Букеровской премии.
Именно в «Фуге» Богословский надевает плащ эпатажного демиурга, нарушающего запреты, и решает, что ему под силу не только менять имена персонажей и их пол, не только вводить в текст любых новых героев — от Стинга до Кончиты Вурст, от Александра Дугина до Михаила Круга — но и устраивать оргии, описания которых с трудом выдержит даже опытный зритель Pornhub, а затем отводить душу в сценах, достойных низкопробного боевика.
0
0
0
1266
Главные герои рассказа Алёны Новиковой — два брата, между которыми не семейная близость, а, скорее, непреодолимая пропасть. Но по мере развития сюжета их маски слетают, и под ними оказывается «изначально тщательно ретушированная потребность слушать и быть услышанным», так знакомая всем нам.
1
3
0
1282
«Аргонавты» — настоящий magnum opus американской писательницы Мэгги Нельсон. Да, именно так — торжественно, потому что эта сравнительно небольшая книга вместила в себя темы превращения (тела матери — в тело матери и ребенка, тела, считываемого как женское, — в тело, считываемое как мужское), рождения, смерти и любви.
0
1
0
1662
В каком-то смысле русскоязычному читателю повезло больше, чем читателям оригинала. Издательство «Синдбад» выпустило оба романа Руни в обратном порядке: дебютные и пока лучшие «Разговоры с друзьями» попали на полки книжных магазинов на полгода позже «Нормальных людей». За это время издатель поработал над ошибками, и вместо Александры Глебовской, которой переводить Руни «было никак» (очень ее понимаю), за перевод «Разговоров» взялась редактор Анна Бабяшкина — фанат творчества ирландской писательницы.
1
2
0
2658
«Никто не вернется» — пятая книга Кирилла Рябова. По интонации, языку и, что называется, сеттингу, она наследует вышедшему два года назад «Псу»: и пространство всё то же, и художественные условности те же, и схемы отношений. И там и тут важны темы смерти и верности, и краски везде максимально темные, край палитры.
0
0
0
2342
В своих стихах Елена Сунцова предлагает «Полетать над южными краями / Над горами весями морями» и обещает, что «Все у кого есть горе / Сегодня забудут горе / Все у кого есть яхты / Выйдут сегодня в море / Все у кого есть ямбы / Выткут сегодня песню». О том, как еще быть в разлуке, – в новых пятничных «Опытах».
0
0
0
1286
Третье десятилетие XXI века, Япония в кольце врагов: после неядерной мировой войны Страна восходящего солнца осталась одной из немногих благополучных мировых держав со стабильной экономикой и процветающей индустрией. По улицам японских городов толпами бродят антропоморфные андроиды и киборги, искусственный интеллект проник во все сферы жизни, отличить настоящего человека можно только по «призраку» — уникальному цифровому слепку личности, которым не могут похвастаться даже самые продвинутые модели роботов.
0
0
0
8418
Писатель Кевин Барри — еще одно (помимо Салли Руни) открытие этого года родом из Ирландии. Но если про Руни знают, кажется, все, то про Кевина Барри — немногие, хоть он, как и автор «Нормальных людей» и «Разговоров с друзьями», обладатель премии «Коста». А «Ночной паром в Танжер» в прошлом году попал в длинный список Букеровской премии.
0
0
0
2058
Рассказ Стефана Хмельницкого — это ритуальная мистерия, «в которой ядовитый сорокинский смех встречает балабановскую депрессию».
0
0
0
2542
В тринадцати небольших главах (не верится, что для автора адски смешной пьесы «Люцифер» число случайное), тематически объединяющих короткие зарисовки, Печейкин описывает собственный опыт, насмешливо каталогизирует страхи, фантазии, сомнения, фобии и неврозы жителя российского мегаполиса и едко комментирует общественные и политические реалии.
0
1
0
2766
В поэтическом мире Светланы Михеевой «Любовь и смерть безотносительны, / Их события непротиворечивы – / Рильке и роза, Лорка и апельсиновый цвет, / Куст шиповника на развалинах чьих-то надежд...» О слове, которое «больше тебя, выше тебя, страшней», – в первом зимнем выпуске рубрики «Опыты».
0
0
0
1970
Роман Дарьи Бобылёвой «Неучтенная планета» посвящен путешествиям — космическим, воображаемым и даже во времени. Он написан в жанре космооперы, который известен даже далеким от фантастики читателям — во многом благодаря таким кинохитам, как «Звездные войны» и «Звездный путь». В центре сюжета — раса неолюдей. Их представители внешне похожи на Homo sapiens, но живут в симбиозе со своими кораблями.
0
1
0
2778