Рецензии

Извлечение камня глупости

Откуда идет тенденция осовременивать, почти что одомашнивать казематы, тюрьмы, орудия пыток, можно размышлять долго. В сравнении с парком садистских развлечений новый роман Чижовой «Планета грибов» потрясает сильнее. Он основан не на устаревших кодах, а на реальности знакомой, дебелой, удушающей.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Отчаявшаяся домохозяйка

Содержанию книги соответствует выражение «Anarchy in the UK». Приличная британская домохозяйка однажды утром решает отказаться от выполнения своих прямых обязанностей. Героиня, которая носит имя праматери всех людей, решает попробовать запретный плод: попросту не вылезать из кровати.

Книги Текст: Елена Васильева
Волшебные яблоки

Книга построена на простом приеме. Естественные человеческие зрительные возможности, например цветовое зрение или бинокулярность, рассматриваются как сверхспособности. Оказывается, мы умеем многое из того, о чем вроде бы только в сказках говорится.

Книги Текст: Ксения Букша
Красивое и гнется

Искусству классификации и музейному делу и посвящена книга норвежской писательницы и художницы Осхиль Канстад Юнсен «Полеш открывает музей». Она вышла в московском издательстве «Пешком в историю» и стала первой в его новой серии «Идем в музей».

Книги Текст: Вера Ерофеева
Скороговоры за жизнь

К прочтению этого романа нужно готовиться заранее, как к знакомству с «Улиссом» Джеймса Джойса. Претензии из разряда «трудно читать» принимаются и дополняются: «трудно переводить» и «трудно писать». Эти «трудно» – три тигра, на которых и строится проза, способная перевернуть сознание.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Кино прямого действия

«100 писем», по словам автора, поначалу сочинялись из стремления справиться с собственной застывшей болью и преодолеть прошлое; лишь написав половину текста, она решила опубликовать его в виде законченной книги.

Книги Текст: Ксения Друговейко
Тот, чье имя нельзя называть

Повествование ведется от первого лица, поэтому читатель невольно смотрит на современный мир глазами Гитлера. Тот на удивление быстро оценил ситуацию, овладел компьютером и мобильным телефоном и стал придумывать план по созданию нового вермахта.

Книги Текст: Евгения Клейменова
О нейромедиаторах — шутя

В книге строго соблюдены границы научно-популярного жанра: говорить понятно, об интересном и специальным языком, сочетающим увлекательность и точность. О научных проблемах, как правило, пишет человек, который не является специалистом, но умеет их понять и внятно описать.

Книги Текст: Ксения Букша
Основано на реальных событиях

«Заметки…» также не похожи ни на какие иные популярные сборники разрозненных правил, афоризмов и цитат, объединенных лишь темой, поскольку являют собой мастерски сплетенные в единый текст истории. В них есть место и личному опыту, и недоумению, и юмору, но не журению.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Тиккун. Теория Девушки

«Тиккун» – процесс исправления мира, потерявшего свою гармонию. Это понятие связано с еврейским мистицизмом, каббалой, которой увлекался редсовет альманаха (об этом нет ни слова в переведенной «Теории Девушки»).

Книги Текст: Дмитрий Бреслер
На птичьем языке

Следуя методу иносказания именитого баснописца, Андрей Волос, блистательный стилист, изобретает собственный птичий язык, на котором не опасно излагать гражданскую позицию.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Непечатное слово

Имя Марата Басырова не было известно в читательских кругах, пока его роман не попал в номинанты на «Национальный бестселлер». Активно обсуждать, кто он и откуда взялся, начали, когда «Печатная машина» вошла в шорт-лист премии, а ее крестным отцом стал Павел Крусанов.

Книги Текст: Дарья Облинова
Беги, Гоголь, беги!

Разбираться, где в романе истина, а где ложь, какие сообщения – выдумка, а какие – исторические документы, что представляет собой быличку, а что – бывальщину, скорее даже вредно, чем просто бесполезно.

Книги Текст: Елена Васильева
Сквозь кровь и пыль

Погони, бои, испытания, неожиданные повороты конфликта, появление забытых героев – мир романа не позволяет замерзнуть от скуки в выдуманной тайге. Заслуга автора в том, что он не бросает ни одну сюжетную линию. «Ильгет» населяет большое количество персонажей.

Книги Текст: Надежда Сергеева
Летние ленты

У середины лета привычные приметы: грозы и пыль; цветение липы и конец сенокоса; миниатюры братьев Лимбург, Чайковский, Вивальди и Пьяццолла; сосланные на дачу разномастные тома классиков, наконец. А кроме того — и своя сезонная фильмотека, которую хочется пересмотреть в разгар лета.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Объясните, как все было

Эта книга — своего род биография в диалогах. Биография одного из интереснейших людей России — Евгения Ясина, чья судьба совпала с историей экономической мысли последних десятилетий.

Книги Текст: Ксения Букша
Микроурбанизм. Город в деталях

В сборнике «Микроурбанизм» мегаполис предстает хаотичной, беспрерывно меняющейся, избегающей цельного прочтения, но живой, с множеством творческих преображений, разорванной тканью социума.

Книги Текст: Дмитрий Бреслер
С чувством перевыполненного долга

Айван Лок – начальник огромной стройки в Бирмингеме – садится одним промозглым вечером за руль своего BMW и направляется в Лондон. В дороге он позвонит домой и скажет жене, чтобы она и дети не ждали его ни к матчу, который Локи собирались посмотреть всей семьей, ни к ужину, ни даже к утру.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Несчастны по-своему

Из рассказа в рассказ, которые словно связаны между собой, тянется неторопливая сюжетная линия. Все ровное, серое, пыльное, прошловековое. Ожидать потрясений не стоит.

Книги Текст: Евгения Клейменова
Эксгумация души

Тексты Иванова построены до того изощренным образом, что время от времени кажется: «пуля припоминания, заложенная в барабан памяти», вот-вот выстрелит читателю в висок.

Книги Текст: Елена Васильева
Ты так любишь эти фильмы

В Москве ограниченным прокатом был показан фильм Валерии Гай Германики «Да и да», награжденный «Серебряным святым Георгием» на минувшем ММКФ. Дальнейшая судьба картины пока не ясна — 1 июля в силу вступил запрет на нецензурную лексику в кино.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Сосуд греха, источник наслаждений

Второй том посвящен главным образом веку девятнадцатому, переходному. В начале описываемого периода восприятие тела определяется христианством; к концу — начинают преобладать соображения целесообразности, развития и удовольствия.

Книги Текст: Ксения Букша
В пустыне чахлой и скупой

Однако этот роман – нечто большее, чем просто рассказ о гипнозе и введении в транс целой страны. Автор «Перевода с подстрочника» – мастер увлекательнейшего сюжета, незаметно поглощающего читателя, который будто попадает в воронку на поверхности воды, не замечая ее.

Книги Текст: Надежда Сергеева
Хочу в тюрьму

Поиск решения для серьезной, говоря языком художественного реализма, «проклятой» задачи составляет основу рефлексии главного героя Козефа Й., проходящего по кругам коллективного ада – мрачного и равнодушного ко всему мира людей-номеров, людей-автоматов.

Книги Текст: Артем Пудов
С известной долей интимизма

Создатели фильма не задействуют ни одну из перечисленных выше классических схем — в нем нет объединяющего новеллы сюжетного хода, темы, образа или вещественной детали. Формально семь историй связаны лишь участием англоязычных кинозвезд, выступающих в не типичных для себя ролях.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Поворот не туда

Повесть «Непойманный» не содержит размышлений о метафизической боли, но захватывает почти детективным сюжетом. Конфликт, сплетенный из недомолвок и непонимания между героями, требует разрешения и не позволяет отложить книгу надолго.

Книги Текст: Дарья Облинова
Половине человечества

Некоторые думают, что ум не имеет ничего общего с поэзией, творчеством, медитацией; на это Пригов ответил им в одном из своих разговоров так: «Рациональность для меня легка именно потому, что я знаю сферу, где полностью пропадаю».

Книги Текст: Ксения Букша
(У)дар судьбы

Изданный «Бумкнигой» комикс, авторами которого являются итальянцы – художник Лоренцо Маттотти и сценарист Клаудио Пьерсанти, стал объектом внимания не только поклонников обозначенного жанра, но и скептиков, безнадежно погрязших в стереотипах и считающих комиксы подростковым баловством.

Книги Текст: Анастасия Бутина
С пушкинской легкостью

Эта гиньольная сторона дара писательницы прекрасно уравновешивается Толстой более привычной: лирической, строгой, возвышенной, какой она показывает себя в повести «Легкие миры», соединяя там сюжетную напряженность романа и летучую легкость ранних рассказов.

Книги Текст: Иван Шипнигов
Роман в пастельных тонах

Отношения между литературой и кинематографом — пример той самой страстной и неугасающей любви-ненависти, которой мало кто способен долго наслаждаться в реальности, но видеть которую на экранах и книжных страницах жаждет всякая увлекающаяся личность.

Кино Текст: Ксения Друговейко