Какой разврат!

 

  • Эстер Перель. Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен / Пер. с англ. З. Мамедьярова. — М.: Бомбора, 2018. — 352 с.

Краткие ответы на вопросы, вынесенные в заглавие книги Эстер Перель, звучат так: изменяют люди по ряду причин; избежать измен невозможно. Эстер Перель более пяти лет собирала материал для исследования и теоретизировала крайне расплывчатое понятие ― запутанность человеческих отношений.

Это не аналитическая научная работа и не социологическое исследование, основанное на данных с различных сайтов, где люди ищут партнеров. Мой подход скорее близок антропологам или путешественникам-исследователям. Я говорю с людьми и слушаю. Сырой материал для этой книги дали мои сеансы психотерапии, семинары и лекции по всему миру, неформальные разговоры и сотни присланных писем. Люди оставляли комментарии на моем сайте, в блоге, под видео с моими выступлениями на TED и на моей странице в Фейсбуке.

В первую очередь Эстер Перель рассматривает путь, который общество и западная культура проделали, чтобы прийти к тому понятию брака, которое мы имеем сейчас. Она высказывает мысль о том, что сегодняшний брак становится едва ли не заменой религии, а супруг — божества. Поэтому оба этих понятия оказываются носителями весьма противоречивых характеристик. От союза двух сердец люди ждут и стабильности, и сюрпризов, и безопасности, и риска, и постоянства, и новизны. Сложность современной европейской модели брака еще и в том, что он перестал быть гарантом благополучия экономического, а стал, главным образом, обителью благополучия эмоционального. Поэтому измены столь болезненны, считает Эстер Перель.

Стремление к объективности ― главное достоинство этой книги. Стоит только начать возмущаться, что Перель перетягивает одеяло на одну их сторон воображаемой «кровати», как автор исправляет эту ошибку. Она встает на четыре различных точки зрения — того, кому изменили; того, кто изменил; того, с кем изменили, и того, кто об этом знает. А заканчивается эта книга, так долго рассказывавшая о моногамии, вполне логично ― автор раскрывает понятия полиамории и консенсуальной немоногамии и объясняет, почему они более сложные, чем все привыкли думать. В конце концов, Оксфордский словарь зафиксировал слово «полиамория» еще в 2006 году.

Возможно, вскоре нас не будет удивлять и ситуация Нилы, девушка которой Ханна помогает ее мужу с тремя детьми, пока Нила в командировке. Или ситуация Оливье, парень которого Андреc приезжает к нему на выходные, в то время как его жена уходит спать в соседнюю спальню. Узнав об этом, их сын-студент первым делом воскликнул: «О, так у папы есть парень? Мам, может, и ты себе девушку заведешь?» Или ситуация Келли и Бентли, которые съезжаются с другой парой, чтобы стать тетрадой и растить детей вместе. Все эти формы отношений наглядно демонстрируют происходящий сдвиг от унаследованных социальных структур к оригинальным импровизациям.

Какой разврат, куда катится мир, не правда ли?

Перель постаралась учесть все, до чего дошло общество к 2017 году, когда эта книга вышла в США. Обычные пары; гомосексуальные пары; пары, где детьми занимается мать; пары, где ответственность за детей и уход в декрет лежат на отце; вообще даже не пары. Увлечения порнографией, проституцией, сексом по видеосвязи, приложениями типа Tinder и Grindr. Слежка за аккаунтом супруга и супруги в Facebook и Skype, слежка за перемещениями предполагаемого изменника по GPS. Технологии оказывают огромное влияние на поиск сексуальных партнеров или на их общение. Перель шутит: «У меня складывается впечатление, что благодаря социальным сетям за последние десять лет романов с бывшими стало гораздо больше».

Тем удивительнее, что при всем ее стремлении учесть такое развитие, она полностью игнорирует и совсем не упоминает появившуюся в последние несколько лет индустрию секс-кукол, популяризацию секс-игрушек (а ведь их обсуждали даже в сериале «Секс в большом городе», которому в этом году исполнилось 20 лет!), а также виртуальный секс.

Перель является сторонницей самодостаточного брака, такого союза двух и более людей, который подразумевает и создание семьи, и удовлетворение всех потребностей ― как сексуальных, так и эмоциональных ― внутри брака:

В прошлом моногамия даже не обсуждалась в кабинете психотерапевта, но сегодня я в обязательном порядке спрашиваю у партнеров, каково их соглашение о моногамии. Некогда брак без девственности казался немыслимым. Немыслимым был и секс вне брака. Мы достигли новой границы, где нужно признать, что секс на стороне может существовать и внутри брака. Готова ли наша культура принять еретическое представление о том, что гибкие границы могут укрепить отношения, вместо того чтобы их разрушать? Пришел ли конец моногамии? Или же мы просто сделали еще один шаг в долгой истории ее пересмотров?

При этом она не говорит о тех, кто считает, что в будущем брак вообще не будет подразумевать обязательность сексуальных отношений. Велика вероятность, что к ней не попадали пациенты с подобными убеждениями; однако еще выше вероятность того, что самой Перель невыгодно об этом писать. Она неоднократно повторяет, что пары приходят к ней, чтобы сохранить брак. Если же психотерапевт откажется от этого базового условия, то она, с большой долей вероятности, останется без работы.

Кое-что в «Право на „лево“» является совершенно излишним. Например, любовь автора к отдающим пошлостью метафорам: «Они пригласили друг друга в собственные кварталы красных фонарей», «Что же делать женщине, которая узнала, что у ее, казалось бы, ванильного мужа припрятан целый шкафчик острых специй?», «Она была в разводе и по-прежнему хороша. Он же был счастливо женат, но любопытство вскоре взяло свое — и вместо друга на Фейсбуке у него появилась тайная подруга». Исследование, изобилующее интимными и нескромными подробностями чужих жизней, не нуждается в и без того дополнительных подробностях.

Равно как раздражающим кажется и пристальное внимание Перель к самой себе, к той роли, которую она играет в жизни людей ― в некоторых случаях ей вообще неизвестно будущее пары. Время от времени она использует формулировки «Она осталась благодарна мне» или «Моя прямота застала его врасплох». Не останутся в стороне и стандартные штампы, характеризующие работу психотерапевтов и ставшие уже поводом для шуток, ― так, часть проблем Перель обнаруживает, покопавшись в детстве пациента, а выходом из многих ситуаций для ее клиентов становится написание писем. Как и большинство авторов научно-популярных книг, Перель не удается избежать неоднократных повторов одного и того же тезиса в течение главы, которые вызывают ощущение, будто бы ту или иную мысль читателю «вдалбливают».

Однако эта же настойчивость и четкость логики Перель, а также ее любовь к кейсам позволяет посмотреть на «Право на „лево“» как на книгу с возможным практическим применением. Вместо того чтобы читать 350 страниц, можно, например, пролистать только последнюю главу ― «После бури. Наследие измены», и дополнить ее чтением того раздела, который посвящен подходящей читателю роли в отношениях (для тех, кому изменили ―глава «Последствия»; для тех, кто изменил ― глава «Причины».

«Право на „лево“», судя по всему, написана не для любителей теории и не для искателей острых ощущений, не для знатоков слова и стиля и не для ценителей тонкого юмора. И вряд ли чтение этой книги позволит предотвратить что-то, как обещает обложка. «Право на „лево“» заточена под людей, которые пытаются справиться с травмой. В общем, хороший психотерапевт, и кейсы интересные.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Эстер ПерельПраво на «лево»Бомбора
193