Картинка Полина Бояркина

Описанная в «Райском саде первой любви» история многолетнего насилия репетитора в отношении его ученицы автобиографична, но китайская полиция отказалась возбуждать уголовное дело. Эта травма стала причиной самоубийства Линь Ихань. В своем последнем интервью на телевидении она сказала, что «насилие над Фан Сыци — это главное преступление в истории человечества, и сотни таких эпизодов насилия продолжают происходить по сей день».
0
0
0
1242
Структура романа, с одной стороны, напоминает ромкомы из серии «Город N, я люблю тебя!»: ряд романтических новелл, персонажи которых так или иначе пересекаются друг с другом, а действие разворачивается в узнаваемых декорациях крупных городов. С другой же — ситком вроде «Друзей» или «Как я встретил вашу маму». Почти каждый из героев «Стрима», как и должно в таких жанрах, в финале оказывается в отношениях. Внезапно выясняется, что даже пенсионер Владимир Григорьевич и владелица обувных бутиков Элеонора Владленовна — это перфект мэтч — ну так же бывает на свете, да?
0
0
0
2410
В основе романа лежит очень сложный вопрос: что такое жизнь — дар или проклятие? В иудаизме реинкарнация называется гилгуль и является одним из способов очищения души — путем, которым Господь ведет мир к окончательному исправлению. Герои Хена пытаются выстроить отношения с Богом, который дает им свободу воли, но они не умеют распорядиться ей. Может ли статься так, что главная цель жизни — не искупление прошлых грехов, а проживание ее, собственно сама жизнь?
1
0
0
4462
«Ты никогда не ставишь задачу так: а вот сейчас я поеду к себе», — говорит поэтесса и феминистка Оксана Васякина в интервью. Тогда как именно в это метафорическое путешествие — с прахом умершей от рака матери в рюкзаке — отправляется героиня ее первого, прозаического, романа «Рана».
0
3
0
5694
В ближайшее время в издательстве НЛО выходит роман Васякиной «Рана», который строится вокруг смерти матери и захоронения ее праха. Главный редактор «Прочтения» Полина Бояркина поговорила с авторкой о том, к какому жанру относится ее новая книга и почему важно публично говорить о разном опыте, а также о том, какую революцию в литературе совершает феминистское письмо и почему к нему можно отнести романы о Каменской.
0
2
0
10706
В начале каждого года мы традиционно закидываем невод в издательские планы, чтобы вытащить оттуда улов самых интересных новинок. В этот раз мы, кажется, не смогли вовремя остановиться и наловили для вас больше пятидесяти ожидаемых книг. Скромно надеемся, что каждый сможет найти в этом списке чтение себе по душе.
1
3
1
28638
Роман Ольги Токарчук, как любое выдающееся произведение, уклоняется от однозначных жанровых определений: экологический триллер, политическая сатира, феминистская проза или даже комедия. «Веди свой плуг по костям мертвецов» контрастирует в сознании читателя с автофикциональными, нарочито бессюжетными «Бегунами», воплощающими саму идею движения.
0
4
1
4362
В преддверии окончания набора на курс «Литературный канон. Новая оптика» ведущая Лаборатории критического письма — поэт, критик, социолог литературы, преподаватель РГГУ Евгения Вежлян — специально для журнала «Прочтение» ответила на вопросы о том, как изменились сейчас литературная критика и литература вообще, а также рассказала, чем планирует заниматься на курсе и почему не боится, что книги перестанут читать.
0
1
0
3110
Роман «Нормальные люди» ирландской писательницы Салли Руни стал преметом бурного обсуждения сначала за рубежом, а потом и в России. Мы решили разобраться, откуда взялся такой ажиотаж, что говорят о романе в России и действительно ли каждому читающему человеку необходимо поставить галочку напротив книг Руни в своем to-read-list?
1
5
0
29342
«Инверсия Господа моего» еще в рукописи попала в длинный список премии «Национальный бестселлер» и получила ряд положительных откликов — ситуация для начинающего автора, мягко говоря, неожиданная. В сборник вошло восемь рассказов, казалось бы, автономных, но в то же время объединенных исследованием трансгуманизма и изображением постепенного распада мироздания.
0
0
1
7378
Главными героями стали великие русские писатели, которые несправедливо рано отошли в мир иной: Пушкин, Лермонтов, Гоголь и Чехов. На самом деле они не умерли, а сформировали русскую Лигу выдающихся джентльменов (здесь Яковлева отсылает к комиксу Алана Мура, в котором действуют персонажи известных книг).
0
0
0
3798
События «Заветов» происходят спустя семнадцать лет после описанного в «Рассказе Служанки». Главными героинями на этот раз стали знакомая по книге и сериалу Тетка Лидия и две молодые девушки, одна из которых выросла в Галааде, а другая ребенком была вывезена оттуда в Канаду. Читатель, как и в случае с «Рассказом» Служанки», знакомится с записками героинь.
0
0
0
8278
Одна из характерных черт прозы Гаврилова — ее пограничность и многомерность, многостоставность; она, если говорить просто, представляет собой мешанину из абсолютно реалистического, мистического, мифического, философского, разных стилей и разных языков, разных сюжетов, которые могут подчас казаться и не связанными между собой. «Опыты» и написаны на стыке автобиографии и вымысла – в жанре автофикшена.
0
1
0
4154
«Меланхолия сопротивления» — текст скорее не для рецензии, но подробного анализа. Его хочется перечитывать еще и еще, смакуя языковые обороты; о нем хочется долго размышлять: разбирать использованные в тексте многочисленные приемы, отыскивать появившихся и исчезнувших со страниц персонажей.
1
1
1
7334
В этом году мы опубликовали около 300 уникальных материалов, из них — более 100 рецензий на книжные новинки и около 40 произведений молодых авторов, провели наш первый мини-фестиваль. Нам есть, чем гордиться, и мы входим в новый год с желанием продолжать свою работу, а также огромным количеством планов.
0
2
0
3330
В книге Григорян будто нет начала и конца, нет в ней и сюжета в классическом понимании: сюжет здесь — само течение жизни по кругу. «Поселок» — это не роман о настоящем времени, не манифест, не крик, не эксплуатация больной темы, но хладнокровная фиксация происходящего.
0
0
0
6314
В конце мая было объявлено о создании новой литературной премии для молодых авторов ФИКШН35. Член жюри и главный редактор «Прочтения» Полина Бояркина параллельно обсуждениям ведет колонку о книгах длинного списка. В очередном выпуске — размышления о том, как современность осмысляется в литературе.
0
1
0
6646
Тема войны, очевидно, не на шутку волнует писателя — причем в разных ее пониманиях — и обычной, и информационной, и, в конце концов, внутренней. Куприянов в одном из интервью говорил, что «желание исчезнуть» — это собственно то, как он понимает войну, она — «форма выразить желание самоуничтожиться». Именно она в первую очередь и становится объединяющей темой для обоих текстов сборника (даже имя Кузьма во сне одного из героев превращается в слово «война»), другое дело, что она в них — минус-прием и остается за рамками повествования и еще большой вопрос — идет ли там на самом деле.
0
3
1
6550
Евгения @knigagid Власенко — книжный Instagram-блогер с многотысячной аудиторией, автор собственной передачи PitStop на YouTube-канале, куда она приглашает различных литературных деятелей, финалист премий «_Литблог» и «Блог-пост». В интервью «Прочтению» Евгения рассказала, как профессии финансиста и маркетолога помогают ей в продвижении, чем могут быть плохи литературные премии и почему никакой войны между критиками и блогерами на самом деле нет.
0
0
0
11822
Во второй части большого интервью «Прочтению», начало которого мы опубликовали вчера, писатель, переводчик и критик Алексей Поляринов рассказывает о работе дизайнера аквариумов, своих творческих планах и о том, чем современная русская литература похожа на фудкорт.
0
0
0
9282
За последний год имя Алексея Поляринова стало звучать все чаще — и как одного из переводчиков «Бесконечной шутки», и как талантливого критика (сборник эссеистики «Почти два килограмма слов» вышел в начале этого года) и, собственно, как писателя — его дебютный роман «Центр тяжести» появился в печати в конце года прошлого. Его книги сразу же стали популярными и попали в длинные списки различных премий (в случае с ФИКШН35 даже обе). В первой части большого интервью «Прочтению» Поляринов рассказывает об истории создания первой книги, связи второй с игрой на плейстейшн и о том, что идея смерти автора сильно преувеличена.
0
0
0
13978
В конце мая было объявлено о новой премии для молодых авторов ФИКШН35, инициатором создания которой стал литературный критик и блогер Владимир Панкратов. В рамках премиального процесса предполагается несколько обсуждений текстов, вошедших в лонг-лист  — так, например, следующая встреча состоится 12 июля в петербургском «Порядке слов». Одним из членов жюри премии стала главный редактор «Прочтения» Полина Бояркина, которая параллельно с дискуссиями будет вести колонку о книгах длинного списка. В первом выпуске — разговор о размывании жанровых границ.
0
0
0
6550
Вся русская литература так или иначе пронизана отсылками к Пушкину, а весь русский роман вышел из «Евгения Онегина». Пожалуй, главное доказательство величия и бессмертия в веках — то, что тексты, наследующие «Онегину», начали выходить уже после первой публикации и продолжают выходить по сей день, причем не только на русском языке. В день рождения поэта рассказываем о трех современных переложениях его главного произведения.
0
0
0
5162
Стилистически роман написан достаточно просто, каждое слово точно выверено. Но такая простота подчас грозится обернуться безжизненной, тогда как перед автором, очевидно, стояла задача максимально приблизить изображенное в романе к реальности, имитируя в том числе напичканную сленгом речь обычного израильтянина.
0
0
0
6674
На прошлых выходных в Петербурге, в третий раз на Новой сцене Александринского театра, состоялась церемония вручения литературной премии «Национальный бестселлер». Как это было, рассказывает главный редактор «Прочтения» Полина Бояркина.
0
0
0
4798
В эти выходные в Новосибирске пройдет третий фестиваль новой детской литературы «Другие книги». Его организатор — книжный магазин «Перемен». Тема фестиваля 2019 года — визуальное чтение в литературе, театре и медиа. Другими словами — «Как картинки рассказывают истории». Журнал «Прочтение» поговорил с сотрудницей магазина и автором Telegram-канала «Монологи книготорговки» Анной Яковлевой об истории фестиваля и о том, почему детская литература нравится взрослым.
0
0
0
4182
Нам говорят: никогда не читайте аннотации — но куда ж без этого, особенно когда издательское описание уже есть, а сама книга еще не вышла. И в случае с Рубановым от восхищения захватывает дух: главный герой нового романа мастера изображения сверхчеловеков — женщина! Впрочем, уже на странице с оглавлением понимаешь, что ожидания твои были обмануты, а во время чтения осознаешь, что еще и ого-го как.
0
0
0
6394
Спорить о том, заняли ли блогеры прочное место на литературной арене, довольно бессмысленно, ибо это факт уже свершившийся. Скорее стоит переходить к следующему этапу — осмыслению блогерства как феномена (чем занимаются в основном зарубежные коллеги и с некоторых пор писатель и критик Ольга Брейнингер на страницах журнала «Дружба народов») и, чем черт не шутит, попыткам пойти на контакт с инопланетянами. И в России уже появилась премия (даже не одна!) для блогеров, а дискуссии об этом постепенно переходят из интернет-пространства в реальную жизнь. Так, в прошлые выходные издательство «Лимбус-пресс» организовало дискуссию, в которой приняли участие блогеры, критики, редакторы и даже переводчики. Почти три часа не умолкало живое обсуждение, по следам которого и родился этот текст.
0
0
0
8578
Поначалу кажется, что перед нами хороший задел для феминистской антиутопии — с пугающими перемотками в прошлое, в которых объясняется, как так вышло, что в XXI веке американским женщинам можно только заниматься домом, смотреть телевизор (в основном, программы по домоводству) и почти нельзя говорить, а уж тем более читать и писать — вплоть до элементарного списка продуктов, без которого, грозят нам лайфкоучи, рискуешь скупить полмагазина. Однако с какого-то момента все эти тщательно завязанные узлами ниточки сплетаются в какой-то беспорядочный комок, который еще и приходит в движение, все набирая и набирая обороты.
0
0
0
4962
«Все, способные дышать дыхание» в жанровом и стилистическом отношении, если воспользоваться метафорой из самого романа, — будто стекло, которое разлетелось во время асона на мелкие кусочки, а потом вновь собралось воедино — но с трещинами, страшным напоминанием о случившемся.
0
0
0
6082