Кто скрывается под маской?

  • Анна Старобинец. Лисьи Броды. — М. : РИПОЛ классик, 2022. — 720 с.

Кажется, русская классика, помимо всего прочего, травмировала читателя еще и так, что он перестал признавать развлекательную литературу как класс. Только полифония в сочетании с историософией, только хардкор! Никакой легкости и веселья — только катарсис, поучение и воспитание нравственного облика! Даже если специально подумать о том, сколько в русской литературе смешных текстов, кажется, хватит пальцев одной руки, чтобы посчитать пришедшие на ум — и большинство из них будут с оговорками. Шутки шутками, но я и сама недалеко ушла от описываемого (пусть и утрированного) образа читателя. Убирая квартиру после ремонта, я слушала «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург, попеременно глотая слезы и строительную пыль. А когда подруга, покрутив пальцем у виска, спросила, не хочу ли я послушать что-то попроще, я с удивлением ответила: а что, например?

Безусловно, развлекательные тексты бывают разными: это могут быть произведения смешные, увлекательные или, например, жанровые, построенные на распространенных формулах, которые оправдывают ожидания читателя, и потому не требуют особых усилий в процессе чтения. Именно их — в первую очередь за счет легкости восприятия — относят чаще всего к развлекательной литературе и окружают ореолом некоторого пренебрежения.

Но если я скажу вам, что есть текст объемом больше 700 страниц (да там даже книжку во время чтения тяжеловато в руках держать), в котором теснейшим образом переплетаются и взаимораскрываются сюжетные линии десятков персонажей (и каждый говорит своим особенным голосом), есть элементы китайской мифологии и от которого при этом невозможно оторваться?

Итак, прошу любить и жаловать — «Лисьи Броды». Осень 1945 года. Зек Макс Кронин в компании другого зека Флинта бежит из лагеря. Кронин одержим поисками жены Елены, а Флинт должен ему помочь. Дело осложняется тем, что главный герой ничегошеньки не помнит из своей жизни, кроме жены, а еще обладает явно экстраординарными физическими возможностями и мыслит философемами.

По логике вещей я должен быть сейчас мертв. Просто есть еще логика хаоса — я называю его судьбой.

Поиски приводят Кронина, надевшего личину убитого особиста, в манчжурский поселок Лисьи Броды, недалеко от которого зарыто проклятое золото, охраняемое проклятыми же лисами-оборотнями. Это место постепенно, как воронка, затягивает в себя всю прошлую жизнь героя и все его забытое окружение. Смена личин — это вообще важный мотив романа: Кронин — циркач-солдат-зек-особист, лисы-оборотни и, конечно же, квинтессенция мотива — даос мастер Чжао, которого все ищут и никак не могут найти, ведь никто не знает, какой облик он принял на этот раз.

Маски очень легко надевать перед теми, кто не знает контекста. А с ограниченностью взгляда в книге тоже все в порядке: в какой-то момент читатель понимает, что знает про Макса Кронина больше, чем он сам, а ответ на важную загадку все это время находится прямо под носом у персонажей. Да что уж там — будь ты хоть величайший на свете менталист (каким является главный антагонист романа полковник Глеб Аристов), умеющий залезать людям в голову, если нет в тебе эмпатии, то есть, собственно, человеческого, то никакая маска, даже самая изысканная, тебе не поможет — ты обречен на провал. Тут Старобинец поднимает еще и вопрос о границах нормы, ведь оказывается, что в оборотнях или даже в искалеченных экспериментами полулюдях — то есть отклонений от общепринятой нормы — человеческого оказывается больше, чем в собственно людях.

В каком-то смысле множество личин примеряет и сам роман Старобинец. Его структура полифонична и каждый из персонажей обладает полновесным правом голоса. Аристократичный полковник Глеб Аристов изъясняется метафорически, мужик-старовер — с элементами сказа, а семилетняя девочка — как семилетняя девочка, но только протагонист Кронин при этом получает право говорить от первого лица.

Настя вышла на мост. В Лисьих Бродах ее ненавидят. От нее одни беды. Будет лучше для всех, если она отсюда уйдет. Даже прошке, даже маме и дедушке Бо без нее будет легче. Они, конечно, чуть-чуть поплачут, но потом успокоятся. А она будет одна жить в лесу.

Другой аспект — многожанровость: приключения, триллер, детектив, любовный роман, фэнтези, легенды о проклятом золоте и о мудреце, скрывающемся за личиной простака. А монтажность склейки усиливает сюжетную динамику: за эти 700 страниц читатель успеет побывать в Москве, в Риге и в Харбине, на урановом руднике, в жалкой лачуге, в лаборатории для опытов и в пещере таинственных лис-оборотней. Дай бог, чтобы голова не закружилась.

Но весь этот бахтинский карнавал не в коем случае не обрушивается на читателя, оглушая его, сюжет разворачивается постепенно: вот один герой мягко поманил за собой, а вот уже передал тебя следующему. И каждый из них плавно ведет тебя по тексту, картинка становится все более и более детальной, а вот движение ускоряется и вы уже кружитесь будто в танце, напряжение нарастает и все сильнее ждешь развязку. И она точно не разочарует — а роман «Лисьи броды» станет эталонным образцом развлекательной литературы, задающим высочайшую планку для каждого, кто пойдет по этому пути.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Анна СтаробинецРИПОЛ КлассикПолина БояркинаЛисьи Броды
Подборки:
0
1
13374
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь