# РИПОЛ Классик

Алессио Форджоне — итальянский прозаик, получивший в 2019 году премию «Пересечения. Россия — Италия» за дебютный роман «Неаполь, любовь моя». Эта книга — про тридцатилетнего писателя, который никак не может повзрослеть и найти свое место в современном мире.
0
0
0
2810
Герои всматриваются во тьму, а тьма, как водится, всматривается в них — из коридоров, из чащобы леса, который когда-то, в прошлой жизни, был безопасным, а теперь скрывает в себе не только диких зверей, но и, вероятно, диких людей. Внутри отельного коллектива неизбежно будет назревать раскол — строить любое общество с нуля без конфликтов невозможно.
0
3
0
5578
Главный герой романа — провинциальный учитель Лелле Густафссон, который вопреки здравому смыслу все еще надеется найти пропавшую дочь Лину. Она исчезла три года назад на автобусной остановке около Серебряной дороги — никаких свидетелей и улик, будто сквозь землю провалилась. И поскольку полиция в бессилии развела руками, отец, как одержимый, сам исследует злополучную автомагистраль с прилегающими к ней лесами, болотами и постройками, подозревая каждого встречного.
0
0
0
5218
Каждый из сюжетов «Найти виноватого» близится к такому уровню шаблонности и стандартизации, что задуманный автором прием начинает работать: читатель верит в комически карикатурных персонажей и обязательно искренне сопереживает каждой истории. Важно, что все герои Евгенидиса живут в одной фиктивной вселенной, и его проза — как романы, так и рассказы - выстраивается как полифонический мир.
0
0
0
3942
Тексты Евгенидиса цепляют не формальной виртуозностью или игривой литературной игрой, а простым и жестким пессимизмом, вскрывающим экзистенциальную опустошенность героев.
0
0
0
4362
Каждая книга подобна путешествию, а путешествовать любят многие. Произведения Тагая Мурада переносят читателя в далекий узбекский кишлак, где люди надеются и созидают, влюбляются и страдают, мужают и старятся, ни на минуту не переставая мечтать.
0
0
0
3514
Проза Тагая Мурада (1948–2003) — россыпь драгоценных каменей, оживший орнамент. Отрывок из повести «Люди, идущие в лунном свете» – на сайте «Прочтения».
0
0
0
2590
 «Книга мертвых философов» — сборник коротких эссе примерно о 200 мыслителях, охватывающий все основные философиские школы, начиная от классических греческих и китайских ученых и заканчивая христианскими святыми и теоретиками нынешних дней. В свойственной ему провокационной и развлекательной манере Кричли делится интересными историями как о том, что думали философы о смерти, так и о том, как именно они умирали.
0
0
0
6498
Юлия Качалкина издает роман одного из лидеров музыкальной «новой волны» восьмидесятых годов, в котором он, ностальгируя по периоду своего детства, показывает через такую небылицу то, что он бы хотел изменить и улучшить сейчас, в наше время. На самом деле, это предупреждение для современных молодых людей, что все плохое можно предотвратить, или хотя бы вовремя почувствовать опасность, которую тебе готовит твоя страна.
0
0
0
2186
Текст Козловой похож не на историю болезни, но на дневник подростка, где хороши все фантазии, кроме реальности. Это странная книга, в которой возраст детей определяется не мыслями, а физиологией и степенью привязанности к домашним животным и молодым людям.
0
0
0
2970
Роман начинающего автора Давида Ланди — о восьмилетнем мальчике, растущем в СССР. Это роман о детстве и не только. В отрывке описан эпизод гибели деда автора на Курской дуге.
0
0
0
2330
Звуковая составляющая текста подчас становится очевидной, воплем вырываясь из открытой книги, иногда звучит чуть тише — странными звуками, которые могут издавать люди и даже предметы, а бывает и такое, что музыкальный ритм книги задается самим словом, а не наоборот. Перед вами три разных и по-своему особенных звуковых приключения.
0
0
0
6130
Часто ни время, ни место действия не имеют особого значения, поскольку художественная стихия Долгопят — это повседневная жизнь тех самых маленьких людей, любовью к которым так славятся русские писатели и которая как будто и протекает в пространстве самой литературы.
0
0
0
2530
Здесь собраны рассказы и две повести, где с равной возможностью можно встретить и воспоминания о дворовых пацанах, и чудные сводки новостей из жизни двух забытых всеми деревушек (написанные столь же чудным языком)
0
0
0
3430
Роман Сергея Самсонова о поистине эпическом противостоянии советского и фашистского летчиков в годы Великой Отечественной войны.
0
0
0
1922
Евгений Абдуллаев, известный под псевдонимом Сухбат Афлатуни, собрал под одной обложкой свои эссе о поэзии, выходившие в литературных журналах.
0
0
0
2362
Те, кому немного за двадцать, вспомнят автора Любовь Мульменко по выдающейся пьесе «Антисекс» и максимально депрессивному фильму «Комбинат “Надежда”». Однако здесь даже намека на уже известные вам произведения не найдется.
0
0
0
1606
Франц Холер — известный швейцарский писатель, драматург и автор песен. Человек, которого критики называют классиком, национальным достоянием и уникальным явлением в мировой литературе. «Платформа № 4» — его новый роман, моментально ставший бестселлером.
0
0
0
4430
Магия этой книги, намеренно написанной без изысков в сюжете, в том, что Данилов решился примерить на себя личину пророка, создателя большой победы «Динамо». Однако команда от этого, как заметил автор, начала проигрывать еще сильнее.
0
0
0
2262
Организаторы литературных увеселений как будто бы взяли перерыв перед майскими праздниками. Программа на неделю стала менее предсказуемой, а от этого – более разнообразной. Нас ждет день рождения петербургского книжного магазина «Все свободны», лекция о том, есть ли жизнь после фонда «Династия», встречи в Москве с лауреатами «Русской премии» этого года, а также две лекции Александра Гаврилова.
0
0
0
2330
Где-то поблизости грохочет война. Пока еще тоже абстрактная, потому что совершенно неясно, кто именно в ней участвует. Особенно загадочна никем не виданная сила под названием «третьяки», она чем-то схожа с дьявольской Кысью из одноименной постапокалиптической антиутопии Татьяны Толстой.
0
0
0
2454
Сейчас происходит то же самое, только рейв-культура или клубная жизнь не для маленьких, а для уже немного подросших детей; им может быть 25, но все равно это дети в культурном смысле, потому что эта музыкально-клубная культура все равно, в общем, детская...
0
0
0
2582
...На пороге темницы появилась дама столь прекрасная, что казалось, темное узилище превратилось в пышный дворец. Сияние ее благородной красоты ослепило Абуну. Он сделал шаг навстречу ей; она заговорила; никогда еще Абуна не слышал звуков столь пленительных и поэтичных.
0
0
0
2298
В этом очень взрослом мужчине проглядывал мальчик, который рос тихим и незаметным отличником. Он хотел быть, как другие. В одиночку учился курить, а потом долго жевал траву и листья, чтобы не заметила мама. Он хотел стать своим человеком, потратил на это всю жизнь — и стал.
0
0
0
2618
Он обожал этого мальчонку. Всего-то семь с половиной лет, как на свет появился, а теперь требует мороженого и отказывается брать отца за руку — он, видите ли, уже вырос из этого возраста. Тонкий детский голосок — «Я уже большой ходить за ручку».
0
0
0
2054
Он обожал этого мальчонку. Всего-то семь с половиной лет, как на свет появился, а теперь требует мороженого и отказывается брать отца за руку — он, видите ли, уже вырос из этого возраста. Тонкий детский голосок — «Я уже большой ходить за ручку».
0
0
0
2134
В спектакле муж играл мужа, жена – жену, а её любовник – любовника. Из вечера в вечер муж убивал любовника, а зал глох от холостого выстрела и крика обезумевшей женщины. Это тянулось годами.
0
0
0
2458
В первой половине февраля наступит раздолье для любителей классики и мечтающих повзрослеть детей. Лекции о Гофмане и Стивенсоне, встреча с автором «Путешествия в Чудетство» пройдут в Москве; в Петербурге же уделят внимание Хармсу и Мандельштаму – но Роальду, а не Осипу.
0
0
0
2646
Получая ордена или премии из рук государства, писатели-патриоты обыкновенно приосаниваются, и грудь что называется вперед: мол, заслужили. А либералы чуть-чуть, или чуть более чем чуть-чуть, стесняются монаршей ласки.
0
0
0
2066
Приманенные взаимной яркостью, депрессоиды слипаются грустью. Впрочем, они хорошо погибают за общие идеи, но, если не погибнут, готовы сами поубивать друг друга. За то, что узнали: яркость не бывает без тоски.
0
0
0
2534