Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
Прозреть не удалось

Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о романе британского писателя Джеффа Дайера «Влюбиться в Венеции, умереть в Варанаси», в 2009 году награжденном премией Вудхауза как лучшее юмористическое произведение. 

  • Джефф Дайер. Влюбиться в Венеции, умереть в Варанаси / пер. с англ. А. Осипова. — М.: РИПОЛ Классик, 2011. — 432 с.

Номинирован переводчиком, редактором и критиком Михаилом Визелем.

Слово эксперта-номинатора:

Двусложная книга, первая часть которой откровенным языком рассказывает о страстном, но краткосрочном романе британского арт-критика посреди «суеты сует» венецианского биеннале, а вторая часть — о его же (или все-таки не его? прямо об этом не говорится) как бы случайной поездке в индийский город, обернувшейся неспешным погружением — в прямом и переносном смысле — в священные воды Ганга.

Если не знать заранее, что эта книга получила премию Вудхауза как лучшее юмористическое произведение 2009 года, догадаться об этом довольно сложно. По крайней мере — российскому читателю, знакомому с английским юмором по его лучшим образцам — но столетней или в лучшем случае тридцатилетней давности. Тем не менее это так.

 
Виктория Горбенко
Телеграм-канал 
«КнигиВикия»

Оценка книги: 5/10

А помните, была такая Элизабет Гилберт, написавшая роман «Есть. Молиться. Любить»? Так вот, Джефф Дайер — явно ее поклонник. С поправкой на последовательность действий и исключение из пути познания еды. Просто в Венеции слишком жарко, а в Варанаси героя начинает мучить диарея. Ну и сам герой — белый цисгендерный мужчина, тот привилегированный угнетатель, которого самого сейчас так угнетают, что его становится жалко. Впрочем, жалеешь его до тех пор, пока не приходится читать что-то вроде романа Дайера. Если Мишель Уэльбек, тиражирующий тот же типаж, остроумен и остросоциален, то его британский коллега, извините, просто нытик.

Роман состоит из двух не связанных друг с другом новелл. В первой герой, средней руки журналист, отправляется на биеналле в Венецию и там влюбляется. Эта часть состоит из длинного перечня сносок с именами современных художников, литров беллини, липкой жары, городских лабиринтов и любования женским анусом. Во второй новелле герой отправляется в командировку в Индию, в Варанаси. Туда, где на берегу священной реки сжигают умерших. Эта часть полна тлеющей плоти, орущих клаксонов, прокаженных попрошаек и поноса. Словесного в том числе. Самое обидное во всем этом (не сочтите за спойлер) то, что герой даже не умер. Он просто поменял штаны на дхоти, искупался в Ганге и решил, что слился с окружающим миром.

Быть может, решись Дайер поменять местами сюжеты двух глав своего туристического буклета, могло бы получиться занятно. Лавстори на фоне погребальных костров и полный отказ от своего эго на светской тусовке. Споры о Дюшане с водителем тук-тука и купание без штанов в Гранд-канале. В имеющемся виде — слишком предсказуемо.

Оценка книги: 1/10

Начну без предисловий: что этот роман делает в списке премии «Ясная Поляна», я, откровенно говоря, не могу даже догадаться. Читал ли его сам номинатор или это просто первое, на что он посмотрел, когда ему, скажем, позвонили с просьбой: «Срочно скажи, кого нам номинировать, сроки горят»? Ну и так вышло, что человек стоял в зале ожидания на вокзале, готовясь сесть на поезд до Сочи, а тут в киоске лежала она. Эта книжка.

«Влюбиться в Венеции» очень похоже на любое сочинение (может быть, кто-то примерно так же стар и помнит) серии «Любовный роман», которая когда-то выходила в ныне почившем издательстве «Радуга» — там еще на обложке страшно красивые он и она целуются, а внутри скрывается кошмарно написанная и не менее кошмарно переведенная история с каким-нибудь затейливым множественным сексом в разных местах, заканчивающаяся свадьбой.

В общем, я об этом говорю потому, что тут все то же самое: книга эта кошмарно написана, кошмарно переведена, сюжета здесь нет, но есть что-то на него похожее — просто потому, что писатель Джефф Дайер, вполне вероятно, учился в школе. Впрочем, даже это не факт: откуда тогда в тексте появляются фразы, например, такие: «пока она будет скользить вагиной ему по лицу» или «да вы мочу из вагины своей матери украсть не сможете» — то есть вам наверняка тоже понятно, что Дайер (либо его переводчик) прогуливал какие-то конкретные уроки. Текст здесь вообще замечательный: что, например, значила фраза «Ганеша рождала ощущение не эрозии или деградации, а отстраненности», я не могу понять до сих пор.

Немного про содержание: в книге представлены две не связанные между собой повести, почему-то названные романом. Сюжет первой: один мужик приезжает в Венецию по работе, встречает там одну женщину, они много раз занимаются сексом, потом она уезжает, мужику грустно, конец. Сюжет второй можно пересказать как-то так: дело было в Индии. При этом вторая часть заметно выигрывает у первой: разумеется, идея противопоставления наивного любовного романчика в такой романтичной Венеции и душевных метаний в городке Варанаси с поиском себя и осмыслением всего на свете — ну там, знаете, времени, души и материи, — очевидна, но в голове читателя еще не отгремела сцена секса с мечтами героев о «золотом дожде», а уже жгут трупы на Маникарника-гхате. А можно ЕЩЕ больше контраста, Джефф?

Итак, перед нами книга — оммаж какому-то великому писателю — а про смерть и Венецию писал кое-кто вполне великий. Здесь изрядно напихано дешевой философии «в лоб», отчего даже Паоло Коэльо — мой любимый пример — кажется хорошим писателем, за героев которого реально переживаешь (господи, найдет ли он эти чертовы пирамиды или нет???). Варанаси — это священнейшее место, один из старейших городов мира, вот же новости, что герой здесь вдруг что-то подумал про жизнь и чуть не помер от удивления. В Венеции — все ненастоящее, подделка, инсталляция, а тут — тру лайф, смерть, «окунись в реку Ганг и прозрей» и прочий шантарам. Герой в Варанаси безымянный, и хоть как-то интереснее читать эту часть, воображая, что это тот же герой из части первой, все такой же не определившийся по жизни дядька, которому очень хочется найти ее смысл. В страшно комплиментарной рецензии в The New Yorker критик Джеймс Вуд писал об этой книжке так: «метафизика скуки естественным образом ведет к метафизике шанти» — и подводил читателя к мысли, что роман на самом деле о заполнении пустот души. Тут-то невольно и задумываешься: а не занимаются ли некоторые критики заполнением смысловых пустот своей фантазией?

Анастасия Петрич
Инстаграм-блог 
drinkcoffee.readbooks

Оценка книги: 3/10

До момента чтения я никогда не слышала про автора, даже где-то случайно. А между тем Джефф Дайер — писатель, журналист и критик, который получил огромное множество наград за свои труды. За что? Я не знаю.

Его роман «Влюбиться в Венеции, умереть в Варанаси» делится на две части: Венеция и Варанаси. В Венеции главный герой Джефф (!) оказывается в качестве журналиста, освещающего Венецианскую биеннале. Со смешанными чувствами он летит туда, где быть ему не особенно хочется, и делает то, что ему уже порядком поднадоело. Там он знакомится с прекрасной молодой женщиной, чудесно проводит время с ней, а потом ему пора уезжать. Курортный роман заканчивается, герой в ступоре. До этого бросал он сам, а теперь вот такая приключилась оказия.

Действие в Варанаси происходит спустя неизвестное количество времени. Все тот же Джефф, имени которого мы больше не встретим в тексте, теперь уже сам рассказывает о своей жизни журналиста, которого отправили в Индию, а он задержался на неопределенный срок. В толчее людей и событий Джефф теряет и свое имя, и цель своего приезда. В отличие от красот Венеции, тут смрад, болезни, смерть…

Мне было очень сложно читать эту книгу по целому ряду причин. Во-первых, из-за стилистики текста, которая напоминает, скорее, статью в «Космополитене», нежели художественную литературу. Во-вторых, меня утомили нескончаемые и совершенно ничем не оправданные сцены секса во всех анатомических подробностях. Не потому что я ханжа и сноб, а потому что здесь они не несут никакой смысловой нагрузки. Текст без них ничего бы не потерял. В-третьих, замусоленная тема дауншифтинга в Индии тоже уже порядком поднадоела — даже тогда, когда этот роман был написан, в 2009 году. В-четвертых, попытка противопоставить Венецию и Варанаси на языковом уровне провалилась, потому что после первой части начинается чернуха вроде доедания трупа собаками… В общем, выглядит это все неестественно и не вызывает никаких эмоций.

Я всегда стараюсь найти в книгах, которые читаю, хоть что-то хорошее. Что-то, что оправдывает их существование, даже если мне не нравятся автор, стиль, тема, проблематика и прочее. Здесь я не смогла найти ровным счетом ничего, за что можно было бы зацепиться и сказать, что, да, мне, мол, в целом не очень, но не оценить то и это невозможно. Я зря потратила три вечера своей жизни, не вынеся из этого романа совершенно ничего, кроме порции нытья мужчины в кризисе.

Евгения Лисицына
Телеграм-канал 
greenlampbooks

Оценка книги: 4/10

Кто-то очень жестоко обманул Джеффа Дайера, сказав ему, что чем тоньше пародия, тем лучше. Дайер решил создать совершенную идеальную пародию, поэтому написал произведение, неотличимое от образчиков второсортного чтива, которые он и пытался высмеять. В нем нет преувеличений, гротеска, нюансов, неожиданностей, интереса — и юмора. Что у Дайера не отнять, так это убедительности. Иначе я не могу объяснить, как он смог уверить целый ряд литературных критиков, заведующих премией, что это вот такая тончайшая постирония. Наверное, привел какой-нибудь аргумент из разряда: «Кто не понял, тот не критик, а дурачок и посредственность» — вот все и повелись. В самом деле, если ты, например, хочешь высмеять любовный роман, написав еще один неотличимый от среднестатистического любовный роман без юмористических деталей или других литературных средств выражения иронии, значит, каждое произведение — блестящая пародия на свой собственный жанр. Срочно всем по премии.

Конечно, отдельной радости добавил переводчик, и тут я дважды не понимаю, зачем номинировать книгу на «Ясную Поляну», где как раз переводчик плюшки получает. Так издеваться над русским языком еще надо уметь. Во многих моментах совершенно непонятно, что происходит. Например, мне пришлось трижды прочитать эротическую сцену (не потому, что я дикая эротоманка, — я была в недоумении и не получала от чтения никакого удовольствия), прежде чем я поняла, что вагина на лице главного героя не выросла там по какой-то загадочной фантастической причине, не является метафорой, а принадлежит девушке. Мало нам посредственного рассказа об эросе и танатосе, так еще и в конкретных деталях постоянно идут дождь и два студента, один в пальто, другой в университет.

О плохих книгах распространяться не хочется, так что просто помните, что если мой краткий отзыв вам не понравился, то это не я виновата, а вы слишком неизящная натура, которая не понимает всей глубины моей ироничности. Шах и мат, хейтеры. Спасибо, Джефф Дайер, за беспроигрышный прием «я в домике».

Общая оценка: 3,25/10

 

Чтобы разнообразить мнения, в этом году мы приняли решение в каждый выпуск приглашать в качестве гостя нового литературного эксперта (критика, блогера, обозревателя). С нами загадочно улыбается мирозданию книжный обозреватель CoffeeT

Волею судеб второй раз в своей жизни (но уже точно последний) столкнулся с британским писателем Джеффом Дайером, а именно — с его знаменитым произведением «Влюбиться в Венеции, умереть в Варанаси». Я уже читал эту книгу в далеком и радостном 2014 году — потом несколько дней загадочно улыбался мирозданию, ночным звездам и соседскому коту, параллельно планируя сбежать из дома и поместить свое бренное и незначительное тело в воды реки Ганг. Да нет, конечно же, нет. Было невероятно скучно, но главное, чем книга запомнилась, — своей обложкой, особенно короткой аннотацией на оной: «Великолепная, но странная книга, с великолепным, но странным названием». Ни до, ни после я такого великолепного, но странного заявления на обложках не встречал. И понятное дело, я не просто так вспомнил обложку того издания (то было «РИПОЛ Классик», если что). Новое издание решило сразиться на поле великолепия, но странности. И, конечно, безоговорочно победить.

Я бы не прошел мимо этой обложки в любом случае. В ней скрыта великая и ужасная загадка современного книгопечатания: зачем самому себе вешать на спину надпись «ПНИ МЕНЯ» (к слову, это же относится и к оформлению нового романа Уильяма Гибсона)? Какую цель преследовали издатели, оформляя книгу в таком ключе? У риполовской редакции 2011 года была хотя бы нейтральная обложка (исключая великолепную надпись), но десять лет спустя какой-то сумрачный гений понял, как приумножить продажи и лучше передать суть произведения. Ну, а правда — как еще, как не надев на книгу колпак дурака. Посмотрите сами: на этой обложке цветами выложено слово LOVE. Почему? Зачем? За что? Подсказка, собственно, находится выше: не знаю кому так Дайер насолил, но его роман отправился в один из самых игриво булькающих литературных котлов преисподней — серию «Есть. Молиться. Любить». Тут, конечно, есть железный аргумент: в своей одноименной и уже — прости меня, Господи — культовой автобиографии Элизабет Гилберт тоже «искала» себя в Индии и Италии после расставания с возлюбленным (я погуглил, чего вы так смотрите). По этой же логике следующее переиздание «Американского психопата» Брета Истона Эллиса попадет в серию «Преступление и наказание». Ну, а что, оба топором орудовали — СХОДСТВО НАЛИЦО. В общем, обложку я рекомендую заклеить изолентой или завернуть в газету — так вы сможете избежать удивленных и не очень одобрительных взглядов на заводе, где вы работаете. Проверено личным опытом.

Но давайте перейдем к содержанию. Чтобы вы лучше понимали суть происходящего — на самом деле книга называется Jeff in Venice, Death in Varanasi, то есть дословно: «Джефф в Венеции, карачун в Варанаси», где происходит непонятная в русском переводе ИГРА СЛОВ «Джефф (имя героя) — деф (смерть)». Это, по идее, чуть лучше коррелирует с происходящим в книге (хотя и с натяжкой). А натягивается оригинальное название с той же легкостью, что и костюм игрушечного тигра на настоящего тигра. Так что это просто наблюдение, переводное название не сильно противоречит замыслу автора.

Так, а что там с замыслом? «Влюбиться в Венеции, умереть в Варанаси» состоит из двух не связанных друг с другом новелл. Венецианский блок очень предсказуем: мы видим легендарную биеннале (один из самых знаменитых форумов современного искусства, проводимых с 1895 года), красивых и богатых людей, огромное количество дорогого алкоголя, где преобладает главный коктейль богемы беллини — смесь персиковой мякотки и просекко (к слову, отгадайте, где этот коктейль придумали, — правильно, в Венеции). В общем-то, ничего больше и не происходит. Вроде как намечается романтическая линия между главным героем Джеффом и девушкой Лорой, однако ее развитие резко заканчивается по прозаичной причине: кончается сама новелла. Можно, конечно, предположить, что первая часть книги — это оммаж жене автора Ребекке Уилсон, которая, вот совпадение, уже много лет является топ-менеджером империи Чарльза Саатчи Saatchi Art и, разумеется, во время Венецианской биеннале находится там. Похожа ли первая новелла на знакомство будущей супружеской пары? Вполне, да. Но, кроме инсинуаций и догадок, я ничего предложить не могу.

Вторая новелла сразу же бьет контрастом. Вы перелистываете несколько страниц — и герой уже в легендарном Варанаси, городе на северо-востоке Индии, средоточии религии и духовности (грубо говоря, Варанаси — это все равно что Ватикан для католиков). Также Варанаси знаменит своими ритуалами на реке Ганг (хотя, в общем-то, это не то чтобы ритуалы — просто смешных белых человечков почему-то шокирует, что можно одновременно сплавлять по реке труп, купать в ней собаку и стирать белье). И именно здесь главному герою предстоит пережить нешуточный катарсис — в каком-то смысле переродиться и познать себя заново (если мы все-таки разумеем, что новеллы хоть как-то связаны). Однако никакого катарсиса не происходит. Что у героя происходит, так только диарея. Он постоянно ворчит и ведет себя исключительно как турист из метрополии: жалуется на полное отсутствие гигиены и категорически не понимает, как так можно жить. Ну и правда, пить беллини на берегу Ганга наверняка гораздо приятнее — там совершенно точно не так сильно пахнет канализацией, как в Венеции. В общем, душевные метания писателя-миллионера приводят его все-таки к какому-никакому принятию страны, культуры и себя самого. Происходит небольшой шантарам, и он уже хочет здесь остаться жить (а в реальной жизни — побыстрее дописать свой травелог, получить за него чек и полететь к жене пить коктейли).

Ладно. На самом деле все не настолько плохо (хотя плохо, да). Какие-то заметки Дайера правда любопытны, в конце концов он правда достаточно известный и признанный специалист по всякому разному нон-фикшену. Однако зачем конкретно появилась эта книга — большой вопрос. Для серьезного исследования двух культур она слишком легкомысленная (а у автора диарея), для развлекательного нон-фика а-ля «нескладный остроумный британец в чужой стране» (как Джереми Кларксон из Top Gear) — слишком душная и скучная (а у автора диарея). Получается ни себе ни людям. И я могу в теории поверить, что Дайер умеет хорошо и интересно писать на какие-то темы, глубоко погружаться в предмет, но в данном случае очень хочется процитировать Константина Сергеевича Станиславского: «Мужчина, право же, возьмите себя в руки и примите лекарство, если вас так постоянно несет».

Ешьте. Молитесь. Любите гусей.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Михаил ВизельРИПОЛ КлассикЯсная ПолянаЕвгения ЛисицынаВиктория ГорбенкоВера КотенкоАнастасия ПетричБлогеры читают Ясную ПолянуДжефф ДайерВлюбиться в Венеции, умереть в ВаранасиCoffeeT
Подборки:
1
0
1426
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
Книжные блогеры Телеграма и Инстаграма второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о романе японской писательницы Нацуо Кирино «Хроники богини». В консервативной Японии этот явно профеминистский роман премиями не отмечен, но сама Нацуо Кирино пользуется большой популярностью в основном как автор остросюжетной литературы.
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о романе британской писательницы Али Смит «Осень», который начинает условную квадрологию о временах года. В 2017 году он был награжден британским «Букером» и премией Гордона Бёрна. 
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. Сегодня речь пойдет о произведении аргентино-канадского писателя Альберто Мангеля «История чтения».
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о романе в новеллах американской писательницы Элизабет Страут «И снова Оливия».
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. Сегодня речь пойдет о подростковом романе шведского писателя Фредрика Бакмана «Медвежий угол». Несмотря на то что это произведение — первая часть трилогии, его можно без проблем читать и само по себе.