Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
Обыкновенный роман года: рассуждение о феномене Салли Руни

Авторы: Полина Бояркина, Елена Васильева, Ольга Аристова, Анастасия Бурмистрова

Роман «Нормальные люди» ирландской писательницы Салли Руни стал преметом бурного обсуждения сначала за рубежом, а потом и в России. Эта книга как будто допускает бесконечное множество интерпретаций и привлекает внимание примерно всех — от знаменитостей и популярных инстаграм-блогеров до литературных критиков. 

В апреле 2019 года Салли Руни посетила Бруклин с презентацией своего нового романа «Нормальные люди». Презентация планировалась в книжном магазине Books Are Magic, однако ее пришлось перенести в ближайшую церковь. Книжный был не в состоянии вместить всех желающих.

Мы решили разобраться, откуда взялся такой ажиотаж, что говорят о романе в России и действительно ли каждому читающему человеку необходимо поставить галочку напротив книг Руни в своем to-read-list?

 
Cалли Руни
  • Родилась в 1991 году в городке Каслбар в Ирландии.
  • В колледже принимала участие в дебатах и даже была признана лучшей на Европейском университетском соревновании по дебатам в 2013 году.
  • Написала об этом эссе Even if you beat me, которое прочла агент Трэйси Боуэн и сразу же заинтересовалась Руни.
  • «Разговоры с друзьями» Салли Руни написала в 2014 году за три месяца, во время учебы в магистратуре, а вышел роман в 2017 в издательстве Faber and Faber.
  • Книгу перевели на 17 языков, а Руни получила за нее престижную британскую премию Sunday Times / Peters Fraser & Dunlop Young Writer of the Year Award. В начале 2020 года Hulu / BBC Three анонсировали выход мини-сериала по роману.
  • «Нормальные люди» — второй роман Руни, он вышел в 2018 году.
  • Отличительная черта стиля Руни — немаркированность прямой речи, и это особенно интересно, учитывая, что ее тексты практически целиком состоят из диалогов.
  • Сейчас писательница работает над романом Beautiful World, Where Are You, в котором исследует феномены эстетики и политического кризиса.
 
О ЧЕМ «Разговоры с друзьями»?
  • О том, что люди говорят, но далеко не всегда друг друга слышат
Содержание книги отвечает названию — по большей части она состоит из разговоров главной героини Фрэнсис с ее подругой (и бывшей девушкой) Бобби, а также непрекращающейся рефлексии Фрэнсис относительно ее самой и мира вокруг. Неотмеченность диалогов как будто бы превращает их в часть внутреннего монолога героини. Возникает странное чувство, что все описываемое происходит лишь в ее голове — и это очень точно схваченное ощущение. Ведь в каком-то смысле вся наша жизнь действительно проходит в нашей голове, учитывая, что наши мысли и внутренние отклики на происходящее часто могут разниться с ощущениями окружающих — даже касательно одних и тех же ситуаций. Эта разность восприятия и возникающая в связи с ней проблема коммуникации становятся важными темами для Руни — ее герои все время говорят, но далеко не все время слышат друг друга.

Фрэнсис практически постоянно ставит под сомнение любое свое действие, осмысляя его на контрасте с поведением подруги — и в этом просвечивает некоторая созависимость, которая оказывается характерна чуть ли не вообще для всех отношений, изображаемых Руни.
 
О чем «Нормальные люди»?
  • О первой любви и о том, как нас меняют другие люди

Сюжет романа — история отношений двух одноклассников, Коннела и Марианны. Синий чулок, девушка из богатой (но, спойлер, абьюзивной) семьи и любимец школы, которого рано родила и воспитала мать-одиночка. Они встречаются и расстаются, меняются социальными ролями, причиняют друг другу боль и друг друга не понимают. В книге точечно высвечены их соприкосновения, напоминающие движение металлических шариков колыбели Ньютона. Каждый раз причиной разрыва становится какая-нибудь глупость, недосказанность, несделанность. И эта, казалось бы, близость к реальной жизни (кто из нас не расставался по глупости) сочетается с подчеркнутой уникальностью их отношений, которую на протяжении всего текста ощущают оба героя.

Сюжет книги вырос из небольшого рассказа «В клинике». Еще в рукописи роман вошел в длинный список Букеровской премии, в 2018 году он был признан романом года по версии Ирландской книжной премии и отмечен премией «Коста». Весной 2019 года Hulu и BBC Three выпустили по нему сериал, состоящий из двенадцати эпизодов. 

 
О сериале

Ясность — то, чего недостает тексту Руни, который даже лояльные критики сравнивают с киносценарием. Казалось бы, при таких исходных данных экранизация должна была стать дословной цитатой − и отчасти это и есть цитата, создатели даже отразили нарочитые пустоты в тексте, отбивая сцены сериала черными экранами-заставками. Однако занимать экранное время сценами из серии «он сказал, она сказала» — значит терять зрителей, поэтому режиссеры добавили в драму Салли Руни драмы. В какой-то момент главная героиня по имени Марианна (Дэйзи Эдгар-Джонс) вдруг жестоко отшивает парня со словами: «Просто я по жизни такая — холодная и бесчувственная», и эта сцена, которой нет в романе, хоть как-то говорит о ее характере. В другой серии режиссер показывает один и тот же диалог глазами обоих главных героев. И Конелл (Пол Мескал) и Марианна ощущают себя жертвами, а любимых — отстраненными тиранами. А в одной из первых серий Конелл рыдает после выпускного, ошеломленный осознанием, что потерял любовь Марианны по глупости. Эта сцена способна разбить сердце, но в романе ее тоже нет. Подобные сцены-комментарии — способ придать персонажам истории субъектность, которой их практически лишила Руни.
Надо сказать, что Пол Мескал идеально справляется с ролью бывшего популярного школьного футболиста, который оказался не в своей тарелке, — на протяжении всех двенадцати серий он богически красив и депрессивен. Дэйзи Эдгар-Джонс внешне немного напоминает саму Руни, отчего происходит интересное закольцовывание со студенческой жизнью писательницы — мы как будто наблюдаем, как детали биографии Руни, которая училась в том же университете и тусила в тех же кафе, проступают сквозь сюжетное полотно. Возможно, это не входило в планы Hulu, но если да — это действительно удачная находка. 
История двух аутичных невротиков тем сильнее кажется сюром благодаря экранизации, где на протяжении примерно пяти лет герои не меняются даже внешне. Изменения происходят на уровне жестов и простых косметических приемов — курит / не курит, есть челка / нет челки. Но в конце сериала это все тот же атлетичный Конелл, который занимается сексом с тонкой и грациозной Марианной по всем правилам порно-фильмов. Кстати, для постановки сцен секса, составляющих значительную часть хронометража первого сезона, создатели пригласили специальных «координаторов интимности», а кадры из сериала даже оказались на известном сайте PornHub.
Критика

Большинство зарубежных изданий сходятся на том, что новый роман Салли Руни — книга, давшая голос поколению миллениалов. По мнению журналистов, Руни осознанно использовала язык сообщений в «Твиттере», любимой соцсети тридцатилетних: здесь принято даже о сложных и депрессивных явлениях писать легко, смешно и остроумно. Из ленты «Твиттера» писательница черпала вдохновение для своих романов.
Однако, когда оба романа получили широкую огласку в СМИ, Салли Руни удалила свой аккаунт. Слишком назойливое внимание журналистов и читателей стало выводить молодую писательницу из себя.

 
 
Редкий случай для ирландского писателя: Руни воспринимают скорее как голос ее поколения, чем голос ее страны. 

The New Yorker

[Салли Руни] подносит нож к взаимоотношениям, разрезает их на части, чтобы исследовать внутреннюю дисфункциональную динамику, и ни разу не отворачивается от обнаруженного внутри хаоса, — и более того, позволяет этим взаимоотношениям быть искренними, значимыми и приятными. 

Vox

Хотя «Нормальных людей» почти физически невозможно перестать читать, если уже начал, книга отчасти ощущается как недостаточно эффектный новый альбом, выпущенный любимой группой. 

The New York Times

Руни пишет про молодых людей, борющихся за смыслы и гарантии в посткризисный период, но это не значит, что она охарактеризовала поколение. Об этом писали во все времена. 

Chicago Tribune

Руни как будто взяла выступающую на передний план женскую дружбу из «Неаполитанской серии» Ферранте и задалась вопросом: «Что если исследовать такие же созависимые отношения, но в гетеросексуальной паре, далекой от конвенциональной романтики?»

The Ringer

Джейн Остин собирала миры на «слоновой кости, не более двух дюймов в ширину», а Салли Руни выстраивает их на кремниевой пластине. Ее герои обитают в пространстве Сети: они общаются с помощью мгновенных сообщений, текстов и электронных писем, — но хотят сказать только одно. 

The Irish Times

В этом кроется магия книг Салли Руни — в том, как они подсовывают троянского коня из политики и левых теорий ничего не подозревающим читателям, и в то же время показывают истинное лицо этих самых читателей. Такие книги редко становятся бестселлерами.

Refinery29

Что делает книги Руни настолько увлекательными, что от них невозможно оторваться? Ее умение создавать героев и диалоги — иногда разговоры в ее книгах кажутся такими реальными — ощущение, как будто подслушиваешь их тайком.

Vanity Fair

Реакция на Роман в России

В России «Нормальных людей» ждали с начала 2019 года, когда издательство «Синдбад» анонсировало выход книги на русском языке. Переводчиком ирландская сторона выбрала Александру Глебовскую, ранее адаптировавшую для российского читателя рассказы Элис Манро и один из романов Андре Асимана. Редактором выступила Анна Бабяшкина, которая, по ее словам, буквально влюбилась в книгу — и выразила желание стать переводчиком «Разговоров с друзьями», которые должны появиться на русском в этом году.

Релиз «Нормальных людей» состоялся в апреле 2020. Незадолго до этого на «Афише» вышел практически программный текст писательницы Евгении Некрасовой «Миллениалы всех стран, соединяйтесь!» Тезисы Некрасовой: Руни пишет просто, но это та простота, которой так сложно достичь; смысл этих текстов — в демонстрации коммуникации, которая стала главной ценностью современных людей; Руни создает универсальный, комфортный, бесконфликтный, толерантный мир — идеальный мир по версии миллениалов со всего света.

Но не все обозреватели трактовали роман Руни как исключительно поколенческую историю. Так, для критика Галины Юзефович история оказалась в первую очередь о том, что любовь заканчивается, и это нормально. Миллениалы стали первым поколением, воспринимающим несчастливую любовь как драму, а не трагедию, но «Нормальных людей» можно отнести и к вневременной традиции романа о чувствах.
После выхода первых рецензий выяснилось, что некоторые российские читатели не разделяют положительный настрой критиков. Соцсети и блоги запестрели комментариями в духе «не улавливаю шедевральности», к армии читателей с неоправдавшимися ожиданиями присоединились и некоторые обозреватели. Наталья Ломыкина назвала «Нормальных людей» «литературным анатомическим театром», а Сергей Лебеденко — «музеем созависимости». В рецензии в журнале «Прочтение» Лебеденко собирает все претензии к книге: недостаточное раскрытие проблемы классового неравенства, заданной изначально; поверхностность в отражении социальных и современных тем; Руни не справляется и с изображением любовной истории, потому что создает крайне пустых персонажей, у которых нет мотивации, и все внутренние конфликты также остаются далеки от читателя. 

 
Александра Глебовская
Переводчик
О ПЕреводе РОмана на русский язык

Если спросить лично меня, какой это роман, честный ответ будет звучать так: никакой. Не плохой, не хороший, довольно серенький, написанный вполне гладко — в рамках не слишком грандиозной задачи, которую поставил перед собой автор — при этом незрелый, непропеченный и совершенно проходной. Дальше эти слова требуют разъяснения.

Прежде всего, я убеждена, что мы имеем дело с текстом «на определенный возраст». Подтверждение тому — популярность «Нормальных людей»: если читают, значит, это нужно кому-то. Значит, автор виртуозно-точным ударом попал в болевую точку то ли поколения, то ли людей определенного возраста (тут можно спорить), но мне в мои пятьдесят с этого уже ну таки совсем никакого гешефта: это очень примитивная психология и очень посредственная литература. Вывод — читать нужно в возрасте автора, лет этак в двадцать пять. Потом скучно. Впрочем, оглядываясь назад, я понимаю, что вряд ли бы стала читать это в свои двадцать пять, потому как оно, конечно, «про чувства», но с литературной точки зрения откровенно неизобретательно, плюс уж больно персонажи картонные и унылые. Я их как пытаюсь себе представить — тоска берет. А я люблю персонажей, с которыми интересно.

Вот ежели моим глазом посмотреть, так роман этот, собственно, про три вещи:
А) Про то, как мальчик и девочка то трахаются, то не трахаются. Причем динамика этих смен положения в пространстве преднамеренно неявная — видимо, это такой авторский прием. Я имею в виду динамику литературную, не психологическую (в ней я ни черта не понимаю, так что не мне судить). Но то, что в рамках текста отношения протагонистов выглядят совершенно неубедительно, — уже большой шмяк по репутации автора, чего бы он там ни задумывал.
Б) Про то, что никто никого не понимает. Вот это уже интереснее. Собственно, если из всех многочисленных рецензий на книгу вычесть «ах, какая тонкая психология» (причем дальше это не аргументируется — видимо, нечем), останется жесткий и важный вывод критики: Салли Руни рассказывает о том, что люди начисто утратили способность высказывать свои мысли, слушать друг друга, договариваться. Вся стилистическая фактура текста направлена на обоснование этих тезисов. Критики еще много рассуждают о том, что это такая особая проблема миллениалов. Я в миллениалах ни бум-бум, да и сами вышеупомянутые тезисы, мягко говоря, второй свежести, однако в таком ракурсе книга хотя бы получает право на существование: нам рассказали, в какой именно форме люди определенного поколения не понимают друг друга, как именно сконструированы в их эпоху общеизвестные грабли и в какую именно точку лба они им прилетают.
В) Про то, сколько у бедной девочки Салли Руни всевозможных комплексов и как ей важно расписать их во всех подробностях, предварительно распределив между двумя персонажами — мужским и женским. Лично мне такая трактовка ближе всего, тем более что она позволяет поворчать над бедолажкой-авторшей по-старчески (и, кстати, крайне продуктивна в смысле работы над переводом). Автору, человеку сильно молодому, явно обремененному кучей внутренних проблем и (см. выше) умеющему слышать только себя, но не других, необходимо выговориться — а тут такая огромная аудитория подвалила, вот сидите теперь и слушайте. Оно, в принципе, и недурно, вот только (см. выше) с высоты пятидесяти лет читать об этом откровенно скучно, потому что шаблонность этих комплексов просто зашкаливает, а кроме того, при том что описаны они крайне любовно, никаких выводов нет. Это прием такой, видимо.

На самом деле, работать над переводом тоже было никак. Там на всю книжку два приема: прямая речь никак не выделена и обозначена одним только словом «говорит» — никак иначе (имеется в виду, что не существует границы между внешним и внутренним монологом — и опять же никто никого не слышит). В чем Салли Руни молодец — она не пытается прыгнуть выше головы. Она ставит себе ту задачу, которую вполне в состоянии решить, и решает ее очень грамотно. За крепко сбитым текстом переводчику идти легко. Правда, в данном случае он крепко сбит из синтетического ламината, но это уж ладно.

 
 
Чтобы узнать, что же думают читатели Салли Руни, мы провели опрос. В нем мы задавали как прямые вопросы — понравился роман или нет, считаете язык уникальным или нет, кажется ли вам эта книга выдающейся? — так и просили определить место романа Руни в литературе. 
Книга понравилась. Считаю ее актуальной историей о том, каково взрослеть в современном мире: здесь и первая любовь, и недопонимание, и подростковая уязвимость, и познание сексуальности, и желание быть любимым, и чувство одиночества, которое настигает даже того, кто влюблен. И отдельно хочу отметить, что для меня это роман о взаимозависимости в мире, где главной ценностью считается независимость.
 

Также, по мнению читателей, роман «Нормальные люди» о: 

• Коммуникации, трудностях взаимопонимания;

• Инфантильной неспособности проговаривать проблемы;

• Том, как паршиво быть подростком;

• Стереотипах и том, как они неизбежно портят жизнь;

• Отношеньках (не отношениях, нет).

Великая массовая мелодрама, так ведь бывает? Хотя вряд ли она такая уж массовая, слишком у многих «нормальных» людей, в жизни которых не было похожего опыта. Поступки героев вызывают раздражение и непонимание. Не великая книга, но я была бы рада, если бы она стала массовой.
 
Мы спросили у читателей, что они думают о языке, которым написан роман «Нормальные люди», так как, по словам многих критиков, именно он выделяет Руни из всего многообразия современной литературы. Вот что нам ответили участники опроса в графе про язык:
Я думаю, что «Нормальные люди» — книга не о Великой Любви или крепкой дружбе, она о близости — том третьем чувстве, когда можешь сказать другому человеку твое важное и быть принятым. Или не сказать, но знать, что вы смотрите на вещи одинаково. Можно иметь много друзей, но близкий друг — всегда лучший, можно влюбляться в других людей, но близкий любовник — тот самый. Поэтому не так важно, друзья они или спят вместе, поэтому им легко возвращаться друг к другу, поэтому между ними всегда искрит — близость интимна по своей сути. С остальными — пропасть и пустота; без близости человек одинок, сколько бы людей вокруг не было.
В этом-то, наверное, и весь секрет популярности «Нормальных людей»: довольно бесцветная, бессюжетная, с зияющими логическими дырами, книга о людях, в которых мы едва ли не узнаем друг друга, — это эталон подразумеваемой и всеми принимаемой «нормальности». Жизнь не скучная, бессмысленная, пустая и оттого перманентно проваливающаяся в депрессию; жизнь — нормальная. Ну и хорошо, отлично, спасибо, Салли, что не обличаешь, бичуешь и колешь портретным несовершенством, спасибо, что констатируешь факт — это норма для всего земного шарика сегодня.
«Нормальные люди» — роман о том, как тотальная все-открытость нашего времени делает принципиально невозможной личностное сближение, как интеллект замещает чувства. На первый взгляд кажется, что Салли Руни как раз и приближает форму своего текста к его настроению, погружая нас в холодные человеческие отношения, где только и остаются крошки из-под тостера и шутки из твиттера. На самом деле, думаю, все немного иначе. Салли Руни уподобляется своим же героям, чураясь всяческих к ним чувств; тут нет ни грусти за героев, ни любви к ним, ни зависти, ни жалости, ни заботы, ни восхищения etc. Руни чрезвычайно наблюдательна и потому знает, из чего состоит жизнь ее героев. Она чрезвычайно проницательна, чтобы понимать, какие подсознательные травмы движут ими. Но она чрезвычайно холодна, чтобы вообще о них говорить. Представьте себе долго практикующего психолога, который приходит домой после целого дня консультаций, заваривает чай и за кухонным столом пересказывает своему супругу / партнеру / соседу все, что он услышал за день, или не все, а лишь самую интересную историю, о паре, за которой он уже давно наблюдает, и так как это лишь его работа, и он не хочет на ней перегореть, он бесстрастно, не проявляя эмоций, рассказывает эту историю, высвечивая лишь самые главные моменты, которые делают ее примечательной с клинической точки зрения. Вот на что похожи «Нормальные люди».
Как итог: довольно средняя книга. Да, в ней поднимается очень много разнообразных проблем, но не все они, к большому сожалению, остались решенными. Я не считаю, что эту книгу можно называть феноменом современной литературы. До феномена ей очень далеко. Но как книга об отношениях двух людей, об их социализации, вполне себе нормальная история, которую можно быстренько прочитать и сразу же забыть.
Вот она, самая захватывающая история года! Без остросюжетных поворотов, все ухабы взяты из жизни. Сколько по ним потаскало и скольким еще предстоит прокатиться — ух, страшно сказать. Если молоды — читайте, может, побережете подвеску, если уже проходили — читайте, чтобы попытаться понять новое поколение.
Я не говорю, что не нужно пиарить и продавать книги, поскольку как еще в этом бескрайнем океане книг что-то найти. Тут дело в том, что когда такие громкие фамилии как Остин и Сэлинджер подкрепленные словами «прорыв» и «новое в написании» видишь в рекламе и читаешь в рецензиях блогеров/критиков, ты ждешь, что в книге все это будет. Но вот ты открываешь книгу, читаешь, и понимаешь, как только не обзовут какашку чтобы тебе ее продать.
Меня и книга, и фильм очень тронули, задели какие-то потаенные струнки в душе, потому что герои и их эмоции казались такими живыми, настоящими, о них хотелось переживать и волноваться, их метания и сомнения мне близки, и казалось, будто я незримой тенью присутствую в комнате, в которой они находятся — настолько сильным был эффект погружения.
Книга, открытая для сравнений

Как всякую вызывающую ажиотаж книгу, «Нормальных людей» сравнивают со всем подряд: от романов Джейн Остин до сериала Sex Education и песен Билли Айлиш. Оказывается, что «Нормальные люди» запросто рифмуются с произведениями как высокой, так и низкой культуры. Это такой медианный роман — на уровне текста вобравший в себя все, что волнует современного молодого европейского интеллектуала левых взглядов. Во-первых, его волнует международная политика и классовое неравенство, так что критики видят в книге «марксистский роман», во-вторых, его волнует секс — тогда это эротика вроде «50 оттенков серого», волнуют детские травмы — значит, это новый великий роман о травме, наследник «Маленькой жизни». Все эти сравнения легитимны лишь отчасти. В первую очередь Салли Руни существует в пространстве классической англоязычной прозы. Ее в равной степени вдохновляли Джейн Остин и Джордж Элиот, «Фрэнни и Зуи» и «Улисс», — и ее книга оказывается глубоко рефлексивным романом, базирующимся на разделенном на двоих конфликте «одиночка против мира». 

Со схожей легкостью «Нормальные люди» вписываются в русский канон. Это книга о хрупких отношениях, балансирующих между любовью и ненавистью, — мы это уже читали в «Анне Карениной» и «Евгении Онегине». Это чувства на кончиках пальцев, предельно интимный текст, как рассказы Юрия Олеши. «Вишни вокруг поблескивают, словно призрачные планеты. Воздух легок от их аромата, зелен, как хлорофилл», — это глава «Июль 2013 года», а могла бы быть новелла «Вишневая косточка». 

 
Книги, с которыми читатели и критики сравнивают «Нормальных людей»
Один из главных исследователей Пушкина писал: «Евгений Онегин писан стихами, прозой и значимой пустотой». И в этом смысле сравнение «Нормальных людей» с «Евгением Онегиным» не так уж и случайно, как кажется. Именно смысловые пустоты, которые Руни специально оставляет в сюжете и в характерах героев, позволяют каждому читателю домысливать текст, исходя из своего опыта, — и видеть в нем практически все что угодно. Этим объясняется и богатейший литературный контекст, в который встраиваются «Нормальные люди». 
Получается, что опыт эмпатии, который мы на самом деле переживаем при чтении любого художественного текста, здесь распространяется уже не только на текст, но и выходит за его пределы, создавая ситуацию, в которой мы можем (или не можем), хотим (или не хотим) принимать точку зрения другого в самом широком смысле. Этот отказ от представления о мире как о заданной системе, пожалуй, оказывается тем самым духом времени, отражением современности, которое наиболее точно удается передать Руни.
Опытный участник дебатов, Руни, кажется, умеет рассказывать о чем-то так, чтобы не диктовать слушателю или читателю свое единственно верное видение, но оставлять простор для интерпретации — и это, безусловно, ее феноменальная способность как автора.
Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Салли РуниНормальные людиРазговоры с друзьями
Подборки: Что почить про young adult,
3
0
23674
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
Матвей в «Том самом» не уверен в своих поступках, а реалистично смотрящая на жизнь мама своей заботой постоянно пытается подорвать его стремление к мечте, говоря, что писатели — «несчастные бедняки». Так что ему приходится столкнуться не только с проблемами в любви, отношениях с друзьями и семьей, но и с проблемами творческих людей — обещаемого всеми и вся отсутствием жизненных перспектив и неверием в собственные силы.
Книга читается быстро, но скорее из-за легкого стиля Руни: за героями следить совершенно неинтересно. При всей зацикленности на своей внешности и саморазвитии Марианна и Коннелл слепы душевно, будто вообще лишены способности к эмпатии. Их образцовая созависимость, словно черная дыра, затягивает в их окружение все больше людей: новых друзей и партнеров — но эти люди описаны плоско, одномерно, они не интересуют ни автора, ни его героев.
Герои романа — одноклассники Коннел и Мэриэнн: сын уборщицы и дочь владелицы шикарного особняка. Наблюдая за взрослением персонажей, автор без лишней рефлексии и прикрас фиксирует связи и разрывы отношений, семейные драмы и кризисы самоопределения, депрессии и финансовые трудности. Объединяет подростков одно — желание понять, как живут «нормальные люди».
Кинематограф и литература уже давно и тесно взаимосвязаны: по книгам снимаются сериалы и фильмы, по фильмам и сериалам пишутся книги, наконец, книги выходят в формате сериала — по главам, заставляя ждать и гадать, а что же будет дальше? Теперь мы можем рассуждать не только о том, каким герой предстает в нашем воображении и каким он оказывается на экране, но и о том, где глубже раскрыт характер персонажа — в сериале или романе, написанном по его мотивам. Книги, вышедшие не так давно и совсем недавно экранизированные, — в новой подборке «Прочтения».
В конце мая было объявлено о новой премии для молодых авторов ФИКШН35, инициатором создания которой стал литературный критик и блогер Владимир Панкратов. В рамках премиального процесса предполагается несколько обсуждений текстов, вошедших в лонг-лист. Мы публикуем расшифровку третьей дискуссии, посвященной женскому голосу в современной русской литературе​​​​​​​.