Благими намерениями вымощена дорога в ад

  • Сергей Вересков. В краю молочных рек. — М.: Эксмо : Inspiria, 2022. — 256 с.

«У этой книги есть сюжет!» — за последнее время я уже несколько раз слышала такие хвалебно-удивленные отзывы о книгах от коллег. Очевидно, у современной литературы есть некоторая проблема с категорией сюжета в беллетристическом его изводе (не говорит ли тоска по сюжету о том, что мы стали воспринимать литературу скорее как развлекательный формат досуга?). Но проблемы этой точно нет у нового романа журналиста Сергея Верескова.

«В краю молочных рек» читается практически залпом. Это история секты — простите, семьи — под названием «Пришествие», в которую по разным причинам в условном 2025 году попадают два главных героя. Тридцатилетняя журналистка Лиза приезжает в «Пришествие» в надежде на громкое расследование, восемнадцатилетний Дима — на нормальную жизнь. И каждый из них тащит багаж собственных травм, Димин, правда, будет потяжелее. Есть в романе еще одна важная героиня — Екатерина Макарова — пресс-секретарь «Пришествия», выполняющая в книге роль, чем-то похожую на резонерскую. Параллели с «Рифом» Алексея Поляринова во избежание кривотолков обозначены прямо на обложке. Впрочем, на изображении секты и расследования ее деятельности они и заканчиваются.

Члены «Пришествия» не объединены сомнительной идеологией, не одурманены диковинными наркотиками, не отдали все свое имущество во благо общего дела, не повязаны кровью и сатанинским обрядами. Более того, их ценности и деятельность выглядят более чем разумно для современного мира.

«Мы выступаем против унижения человеческого достоинства по любому признаку, будь то пол, состояние здоровья, цвет кожи или сексуальная ориентация. Мы не приемлем ненависти».

Симпатию вызывает и лидер семьи — Яков, который, судя по всему, действительно может исцелять людей (еще одно небольшое фантдопущение наряду с временем действия) — что подтверждается в том числе тем, что спасти он может не всех. 

Все было бы слишком хорошо, но нам известно крылатое выражение «Благими намерениями вымощена дорога в ад». Оно, конечно, о том, что даже хорошие люди подчас совершают плохие поступки — как случайно, так и намеренно. Проблема морального выбора и неполярность мира (то, что он не черно-белый), — пожалуй, основные темы романа Верескова. Мы можем быть уязвимы ко злу из-за влияющих на нас внешних обстоятельств, мы можем думать, что нормально творить необходимое зло во имя чего-то большего, мы можем шажок за шажком годами выбираться из тьмы и так до конца и не выйти к свету, мы можем сомневаться в решениях близких людей, но оставаться с ними рядом — неоднозначные проявления выведены Вересковым в разных персонажах.

Этот психологизм оформлен по всем канонам сторителлинга и выражен минималистичным, близким скорее к публицистике стилем. Тайны из прошлого раскрываются постепенно, повествователи и точки зрения чередуются, а финал уже первого эпизода подцепляет читателя на крючок.

Вернувшись к себе, он завернулся в одеяло и включил плеер. Прислонился к окну. Под музыку он считал пролетающие за окном фонари. Голова была пустая, совершенно пустая. Из темноты выплывали однотипные станции.

Интересно, полиция уже начала поиски?

Все описанное выше вполне можно было бы записать в вечные темы, но важно, что роман Верескова все же описывает актуальную реальность — пусть действие и происходит в условном ближайшем будущем (ну, точнее, его версии до 24 февраля нынешнего года). Открытый разговор о распространенности насилия и непринятии ЛГБТ в российском обществе, критика власти и ее методов решения проблем в духе «разрушим все до основанья». И последняя тема, кажется, зазвучала в свете последних месяцев только еще актуальнее.

 

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: ЭксмоПолина БояркинаInspiriaСергей ВересковВ краю молочных рек
Подборки:
0
0
6906

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь