# Inspiria

Хоть иногда нам и хочется не участвовать в гонке списков и обойти вниманием очередную ярмарку non/fictioN, даром что их теперь две в год, но стоит только заглянуть в издательские планы, как становится понятно: шансов не написать о подготовленных издателями книгах нет. В этот раз мы собрали шопинг-лист из более чем 30 пунктов — надеемся, каждому читателю найдется что-то на его вкус.
0
0
0
8346
Новая книга Алексея Поляринова — это история о конце света. Но не мгновенном, каким его обычно изображают в массовой культуре, а долгом и мучительном. Прошло тридцать лет с момента техногенной катастрофы, из-за которой по всей стране появились кадавры — застывшие фигуры мертвых детей. Матвей и Даша изучают аномалии и наблюдают, как живые научились делить пространство с мертвыми, вписав их в свой быт и повседневность.
0
0
0
6810
Роман, состоящий из трех новелл, писался дольше семи лет, и это может объяснить заметную разницу между его частями. Если новелла «Без сна» (2007) более реалистична, то «Сны Улава» (2012), с ее невероятными совпадениями, мистикой и символическими персонажами, уходит от реализма в сторону метафоричности. «Вечерняя вязь» (2014) объединяет две этих крайности.
0
1
0
11718
Противоречивый характер микенской царицы Клитемнестры и ее отчаянные действия, которых требовали отчаянные времена, уже не единожды описывали античные авторы, но всякий раз оставляли ее на вторых и чаще всего не самых положительных ролях, сосредотачивая внимание то на Электре, то на Кассандре, то и на Троянской войне в целом. Констанца Казати находит в мифах и поэмах Гомера множество сюжетных ниточек, которые сплетает в единое полотно ее жизни, нигде не противореча первоисточникам и одновременно ведя повествования от лица весьма ненадежного рассказчика.
0
0
0
10482
Монументальная дилогия Эдуарда Веркина «снарк снарк» это 1472 страницы вялокипящей на медленном огне совести, запаянной в два пухленьких кирпича.  Многослойный, вязковатый с непривычки, наполненный причудливыми метафорами, ехидными отсылками, меткими наблюдениями, ироническими сценками и дискретными приветами коллегам по писательской ниве, гибрид детективного, мистического и канонического провинциального романа похож на это громоздкое предложение. Но тем не менее читается проза Веркина легко, незаметно втаскивая читателя в сюжет, как бесконечная лента в визуальной соцсети: ничего не понятно, но дико занятно.
0
0
0
10486
Конечная цель такова: увлечь. Благородно, действенно. Раскаляя до невозможного сказку о прошлом — далеком от нас, гетевском, шиллеровском и, безусловно, фаустовском, — Уна Харт говорит о неизбывных человеческих страстях, которые, к счастью или сожалению, у всех народов одинаковые. Вопрос лишь в мере и предпочтениях.
0
0
0
7594
Сборник «Помутнение» — это десять рассказов о проработке травмы и проживании ментального расстройства. Это десять разных голосов, хор которых исполняет общую мелодию. По словам издателей, «в каждой истории герои борются со своими демонами, неизменно обращаясь к свету, стараясь противостоять засасывающей их бездне». Один из рассказов, вошедших в сборник, — автофикциональный текст Саши Степановой. На похоронах отца, страдавшего от алкоголизма, героиня узнает, что у нее есть еще одна сестра, которую зовут так же, как и ее.
0
0
0
3950
Элизабет Вуртцель была известна среди друзей и в литературных кругах как девочка-скандал, и не упускала случая сделать что-нибудь провокационное. Дерзкий дебютный автофикшн «Нация прозака», вышедший в 1995-ом, — еще одна попытка нарушить общественное спокойствие.
0
1
0
12862
Жестокая ирония романа кроется как раз в этом конфликте. Одновременно с тем, как поочередно родственники Марты отказываются участвовать в ее моноспектакле, она, узнав о диагнозе, пытается разобраться, какие решения принимала сама, а какие были продиктованы болезнью. Когда она перестала быть героиней своей жизни и приняла удобную позицию жертвы обстоятельств. Как она допустила, что врачи навсегда зафиксировали ее в том семнадцатилетнем состоянии, когда человек не может полностью полагаться на свои силы. И есть ли надежда, что когда-то она найдет свой голос, чистый и уверенный.
0
0
0
15886
«Нация прозака» Элизабет Вуртцель— культовая книга 1990-х, дошедшая до России только спустя тридцать лет. Это вызов всему миру, доказывающий, что девушка в 27 лет может написать мемуары, открыто рассказать о своей борьбе с депрессией и об остросоциальных проблемах молодежи 1980-х: СПИД, алкоголизм, наркозависимость, ментальные расстройства и нервные срывы. Вуртцель обвиняли в эгоцентризме, самолюбовании, нарциссизме и «эксгибиционизме», но это не отменяет того, что она совершила литературную революцию, она — литературная рок-звезда.
0
1
1
5534
В новой книге Ксении Буржской «Пути сообщения» тесно переплетаются две эпохи: 1936 и 2045 год — «историческая утопия молодого советского государства и жесткая антиутопия будущего». В центре сюжета две героини: Нина из XX века — сотрудница Наркомата Путей сообщения и жена высокопоставленного чиновника и Нина из XXI века — искусственный интеллект, который влюбляется, осознает себя женщиной и хочет завести ребенка. Объединяет их то, что они обе оказываются готовы пойти наперекор закону и собственному предназначению, чтобы спасти другого.
0
2
0
7978
До Нового года осталось всего десять дней — и мы в редакции уже планируем, что будем читать на длинных выходных. Ведь долгие праздники — отличный повод уйти в книги с головой и не обращать внимания на происходящее вокруг. Если вы еще не определились с выбором зимнего чтения — добро пожаловать в нашу подборку: тут и классика постмодерна, и созвучные нашим дням комиксы, и детские детективы, и любовные романы — уверены, что-то точно осядет в вашем книжном списке на 2023 год.
0
1
0
5474
Люба Макаревская — писательница и поэтесса, а также составительница альманаха «След», посвященного теме насилия. Сборник «Третья стадия» объединяет истории о женщинах в состоянии депрессии, меланхолии, любви и вызванной ею боли.
0
0
0
5766
«Апоптоз» — дебютный роман Наташи Гринь. В этой книге автор исследует извечные вопросы жизни и смерти, экспериментируя с повествованием. У молодой преподавательницы французского языка умирает бабушка, после чего каждодневный страх смерти полностью поглощает жизнь девушки. Страх порождает желание отомстить миру и Богу за свою смертность — и это чуть не приводит к трагическим последствиям
0
0
0
9354
В роман «Обещание» Деймона Гэлгута рассказывается о взаимоотношениях белой семьи фермеров и их чернокожей служанки. Действие разворачивается во второй половине XX века, когда в ЮАР процветало доминирование белого меньшинства. Старая хозяйка фермы завещала дом, в котором жила, своей прислуге. Но это обещание все никак не могут исполнить следующие поколения.
0
0
0
6398
Писатель Виктор возвращается в родной городок Чагинск, чтобы создать очередной псевдоисторический текст по заказу местных чиновников. Там он становится свидетелем трагедии — пропажи двух подростков, — до которой, кажется, никому нет дела.
0
0
0
8158
«В краю молочных рек» Сергея Верескова читается практически залпом. Это история секты — простите, семьи — под названием «Пришествие», в которую по разным причинам в условном 2025 году попадают два главных героя. Тридцатилетняя журналистка Лиза приезжает в «Пришествие» в надежде на громкое расследование, восемнадцатилетний Дима — на нормальную жизнь. И каждый из них тащит багаж собственных травм, Димин, правда, будет потяжелее.
0
0
0
14686
Герои книги «В краю молочных рек» оказываются в общине «Пришествие», где помогают изгоям и отверженным, по разным причинам: для Димы это шанс на спасение, а журналистка Лиза пытается понять, что же происходит в секте на самом деле.
0
0
0
4526
Степа Корнеев — полицейский следователь. В чем-то даже реинкарнация михалковского Дяди Степы, хотя на первый взгляд похож на обычного мздоимца. Есть у него один прибабах: он на дух не переносит, когда обижают девочек. А причина такой реакции, конечно, кроется в детстве.
0
0
0
8674
«Шагги Бейн» возведен на почве привычного психологического реализма, но корнями уходит в темную шотландскую прозу, известную пестрыми диалектами, саркастичным злоречием, депрессивным настроением и конфликтным чувством национальной неустроенности.
0
0
0
10074
Вера Богданова, писательница, литературный обозреватель и автор блога «Богданова и Таймс», рассказывает о самых интересных новинках художественной литературы и нон-фикшен в России и США — взгляд на российский книжный рынок в контексте мирового литературного процесса. В этом выпуске: новые романы лауреата Пулитцеровской премии Энтони Дорра и Патриции Локвуд, теории заговора о прокитайском лобби и американская рабыня, которая поменялась кожей с русской крепостной крестьянкой.
0
1
0
9058
«Зверобой» — третья книга Ксении Буржской. Герои романа — дети 90-х: позднее взросление, мучительный поиск себя, выбор между чувством и долгом, попытки соответствовать чужим ожиданиям. Марьяна и Ян пытаются создать семью на обломках собственных иллюзий, ошибок прошлого и случайно вспыхнувшей страсти, которая слишком быстро гаснет.
0
0
1
5694
«Тайная лавка ядов» — история о некогда знаменитой целительнице Нелле, которая держит аптечную лавку и продает яды другим женщинам, готовым на убийство, чтобы освободиться от мужчин. Условий всего два: яд нельзя использовать против женщин и имена убийцы и жертвы должны быть записаны в специальной книге. Однажды холодным февральским вечером 1791 года в лавке появляется двенадцатилетняя покупательница, и дело Неллы оказывается под угрозой, а сама она и ее клиентки — в смертельной опасности.
0
0
0
6442
Текст погружает нас в атмосферу Индии 1950-х годов, в то время формально вышедшей из-под британского влияния. Но вместе с тем это история о женщине, которая решилась сбежать от мужа и начать жизнь с нуля, имея в запасе только природный талант и полученные от бывшей свекрови уроки целительства. Не побоявшись идти собственным путем, героиня обрела независимость и уважение, несмотря на сложное положение в индийском обществе.
0
2
1
5950
Скупые биографические факты жизни Шекспира и окружавших его людей обрастают в романе плотью, мир XVI века оживает, наполняясь запахами, формами, звуками. Однако с первых строк становится понятно, что задачей писательницы была не анимация истории, а погружение в полный цикл проживания огромного горя — потери ребенка. На месте семьи Шекспира, честно говоря, могла быть абсолютно любая семья с подобным опытом.
0
0
0
8206
Роман начинается с того, что Штапич — телевизионный продюсер и сценарист, неудовлетворенный своей работой, — участвует в съемке сюжета про потерявшегося пилота вертолета, которого ищет экстрасенс. Съемочная группа случайно натыкается на пилота в лесной чаще, пока экстрасенс справляет нужду. Итог: человек спасен, сюжет снят, все довольны. Но для Штапича этого мало: он нашел новое занятие, которое его действительно увлекает. 
0
0
0
7318
Главный герой «Жизнеописания Льва» — второго романа — библиотекарь Лев, блаженный тридцати двух лет, который понимает птиц и животных. Его жизнь посвящена написанию монографии о поэте мандельштамовского круга Клименте Сызранцеве. Попасть на другую сторону безумия, взглянуть на мир глазами юродивого — все это возможно в книге Натальи Репиной.
0
0
0
6706
Действие нового романа Мэгги О’Фаррелл «Хамнет» разворачивается в 1590-х годах в Стратфорде-на-Эйвоне, во время эпидемии бубонной чумы. В центре повествования — молодой учитель латыни, его возлюбленная и их дети, а точнее — одиннадцатилетний мальчик, ставший прообразом Гамлета для одноименной пьесы. Ведь главные герои — это Уильям Шекспир и его жена Энн Хатауэй, а точнее — их образы в представлении писательницы.
0
0
0
5322
Антиутопия «Клара и Солнце» написана от лица робота-андроида Клары, Искусственной Подруги одной из героинь книги — Джози. В мире, где разворачиваются события, подростки покупают себе друзей в магазине, а искусственный интеллект оказывается более человечным, чем сами люди.
0
0
0
7382
В центре нового романа — экономист-неудачник, который застрял на маленьком острове Химакадзима в Японии в сезон тайфунов. В книге пугающие легенды местных рыбаков переплетаются с описаниями мелких подробностей восточного быта, а читателю открывается не только японский мир, но и даже — совсем немного — загадочная японская душа.
0
0
1
6126