Елена Васильева

Выпускать книги в России становится все сложнее, но даже в стесненных обстоятельствах издатели строят масштабные планы. «Прочтение» опросило более двадцати издательств, чтобы убедиться — скучать в наступившем году не придется. Фавориты, отобранные литературным обозревателем Еленой Васильевой и главным редактором «Прочтения» Полиной Бояркиной, — в новом материале.
0
0
0
8429
«Лучшие люди города» впитали в себя историю Сахалина — в том числе новейшую — и преобразовали ее. Можно предположить, какой город послужил прототипом Крюкова, обнаружить здесь похожие заводы, даже, скорее всего, найти тех самых «лучших людей города» — чиновников, чьи портреты висят на стенде у городской администрации. И рассуждения героев, жителей острова, о строительстве предприятия, очень правдивы: так могли бы говорить обитатели и других российских регионов.
0
0
0
1622
Сборник «Время вышло» можно считать олицетворением вертикальности литературного процесса, отдаления его от начинающих авторов и от авторов, работающих на стыке нескольких дисциплин, а еще — от читателя. За горизонтальность — и близость к читателю, к личному опыту — в оппозиции двух «времен» отвечает «Время обнимать».
0
0
0
2394
«Попакратия» повествует о том, как дети решили отнять власть у взрослых, — и насколько эта история реалистична, каждому придется решать самому. Где это случилось и кто об этом рассказывает, мы не знаем. Можно предположить, что действие происходит в городе, который похож на среднестатистический российский на несколько сотен тысяч жителей.
0
0
0
2754
Судя по «Убить Ленина», конец света пытался наступить несколько раз, но что-то не задалось. Неудача постигла и Ивана Грозного, и Ленина, и даже пеликана. Апокалипсис — это тоже в какой-то степени авторитет, как религия, коммунизм и отец с матерью. Анастасия Курляндская «нагибает» и эту авторитетную категорию — вместе с остальными.
0
0
0
3378
Как бы кого ни тянуло рассматривать эту книгу как кладезь историй об интимной жизни двоих людей, это лишь побочный сюжет. Центральный же — про зарождение и расцвет сексуальности одной женщины и ее сексуальный опыт, описанный без обиняков.
0
0
0
5814
18 февраля стали известны результаты второго сезона премии для молодых авторов ФИКШН35. Итоги неожиданные: вместо одного победителя — два, и оба неочевидные. Член жюри, обозреватель «Прочтения» Елена Васильева рассказывает, как это было и почему это важно.
0
0
0
3214
В начале каждого года мы традиционно закидываем невод в издательские планы, чтобы вытащить оттуда улов самых интересных новинок. В этот раз мы, кажется, не смогли вовремя остановиться и наловили для вас больше пятидесяти ожидаемых книг. Скромно надеемся, что каждый сможет найти в этом списке чтение себе по душе.
1
3
1
31102
Так «Секция плавания для пьющих в одиночестве» из простого с виду любовного романа или чуть более сложного романа о депрессивных состояниях превращается в роман о поколении без лозунгов и громких слов. И невозможно отделаться от мысли, что одиночество, депрессии и любовь — характерные, как будто навеки застывшие черты рожденных в девяностые.
0
0
0
5242
Именно в «Фуге» Богословский надевает плащ эпатажного демиурга, нарушающего запреты, и решает, что ему под силу не только менять имена персонажей и их пол, не только вводить в текст любых новых героев — от Стинга до Кончиты Вурст, от Александра Дугина до Михаила Круга — но и устраивать оргии, описания которых с трудом выдержит даже опытный зритель Pornhub, а затем отводить душу в сценах, достойных низкопробного боевика.
0
0
0
4910
Писатель Кевин Барри — еще одно (помимо Салли Руни) открытие этого года родом из Ирландии. Но если про Руни знают, кажется, все, то про Кевина Барри — немногие, хоть он, как и автор «Нормальных людей» и «Разговоров с друзьями», обладатель премии «Коста». А «Ночной паром в Танжер» в прошлом году попал в длинный список Букеровской премии.
1
0
0
4770
Обозреватель «Прочтения» Елена Васильева поговорила с молодым писателем Булатом Хановым о характерах и судьбах героев романа «Развлечения для птиц с подрезанными крыльями», о том, выносит ли книга вердикт поколению тридцатилетних и о том, чем современная литература похожа на пиво.
0
1
0
5262
Редакция «Прочтения» уверена: в тяжелые времена хорошие книги нужны как никогда. Поэтому мы собрали свой топ-лист художественной литературы, нон-фикшена, комиксов и переизданий, раз уж ярмарку non/fiction перенесли на март.
0
0
0
7786
Роман Дарьи Бобылёвой «Неучтенная планета» посвящен путешествиям — космическим, воображаемым и даже во времени. Он написан в жанре космооперы, который известен даже далеким от фантастики читателям — во многом благодаря таким кинохитам, как «Звездные войны» и «Звездный путь». В центре сюжета — раса неолюдей. Их представители внешне похожи на Homo sapiens, но живут в симбиозе со своими кораблями.
0
1
0
5586
Ольга Птицева создала еще одну легенду ХЗБ, легенду для несуществующего здания, которое никого уже не может испугать. И это сложнее, чем провести залетного туриста по пустому коридору и рассказать ему очередную страшилку.
0
3
1
5750
«Развлечения для птиц с подрезанными крыльями» — третий роман молодого казанского писателя Булата Ханова; кажется, заглавия его книг становятся все длиннее, а тексты все больше походят на манифесты. Первые два романа, «Гнев» и «Непостоянные величины», вышли в прошлом году, и оба попадали в длинные и короткие списки российских литературных премий.
0
0
0
5606
Десять рассказов «Нашего двора» — это десять текстов, начинающихся нарочито неторопливо, с подробного описания пространства, в котором будет происходить действие: вот дом с мозаикой, а вот дом на углу, а вот кирпичный дом-барак. В центре внимания автора каждый раз новый герой, но все они живут в одном дворе и прочно ассоциируются со своим домом.
0
1
1
5398
Роман Юлии Яковлевой с каждой страницей наращивает не только сюжетные, но и смысловые пласты — тоже «этажи», уходящие вниз. На минус первом — тема балета, как классического, так и современного. Яковлева вшивает в текст и громкие имена Плисецкой и Улановой, и закручивает небольшой внутренний сюжет вокруг фигуры менее известной широкой публике танцовщицы Марии Тальони, жившей в Италии в XIX веке, и интригует рассказами о том, какие балерины не могут танцевать Жизель.
0
0
0
3907
Литературная премия для молодых авторов ФИКШН35 открыла сезон обсуждения номинированных книг. В этот раз речь шла о сборниках рассказов, и, как замечает жюри, темы с каждым годом становятся все более остросоциальными. Как Валерия Крутова перешла от женской прозы к прозе «о женщине», о феномене скрывающего свою личность Л. А. Кафеля и о методах написания сборника Павла Селукова рассказала Елена Васильева.
0
0
0
6706
Поляринов заставляет своих героев копаться в том, что они давно похоронили, — и воспоминания эти крайне неприятны. Роман «Риф» объясняет необходимость как личного, так и общего проговаривания, при этом оставаясь не нравоучительной и скучной, а увлекательной книгой.
0
1
1
5406
Роман строится на противопоставлении высокого и низкого, духовного и телесного, пристойного и вульгарного. Иоганн Якоб Лойс, тот самый обербоссиерер из заголовка, долгое время не решается выпустить на волю свою страсть и признать свое помешательство на молодом человеке. Поэтому он сублимирует, направляя все силы на творчество — на лепку фарфоровых фигурок с узнаваемым стилем.
0
1
0
4286
Герман Канабеев создал текст на стыке реального и фантастического, светского и религиозного, актуального и вневременного, философии и рискованного юмора — но этот текст, увы, не становится откровением, запутывается в неестественных диалогах и повторах. Его разрывает от количества мыслей одновременно обо всем — о смерти, о просветлении, о человечестве вообще и России в частности.
0
0
0
3618
На обложке «Время говорить» — ханукальная игрушка, а в блербе — цитата Дины Рубиной. Тут волей-неволей ждешь сладкого женского с некоторым национальным колоритом, а находишь историю 12-летней, потом 15-летней девочки, переживающей измены отца, развод родителей, смерть лучшей подруги от суицида, а затем и первую любовь с очень неожиданным финалом.
0
1
0
4774
Матвей в «Том самом» не уверен в своих поступках, а реалистично смотрящая на жизнь мама своей заботой постоянно пытается подорвать его стремление к мечте, говоря, что писатели — «несчастные бедняки». Так что ему приходится столкнуться не только с проблемами в любви, отношениях с друзьями и семьей, но и с проблемами творческих людей — обещаемого всеми и вся отсутствием жизненных перспектив и неверием в собственные силы.
0
1
0
6850
Роман «Нормальные люди» ирландской писательницы Салли Руни стал преметом бурного обсуждения сначала за рубежом, а потом и в России. Мы решили разобраться, откуда взялся такой ажиотаж, что говорят о романе в России и действительно ли каждому читающему человеку необходимо поставить галочку напротив книг Руни в своем to-read-list?
1
5
0
30334
За счет фантастически-чудаковатых образов, например, водолазов — давних персонажей творчества Тишкова, полуреальных существ, живущих между водой и землей, соединяющих мир выдуманный и мир реальный, — книга приобретает понятную аллегоричность вроде той, что есть в «Маленьком принце» Сент-Экзюпери. Дом забывать нельзя, к истокам нужно возвращаться, в мелочах можно разглядеть огромное, а именно — течение времени.
0
0
0
5854
Сенчин выходит за рамки простого рассказа «о знакомых» или текста «по следам актуальных событий» — в истории о политических дрязгах, узнаваемых фигурах и заигрывании со смертью проступает история потерянного человека, которому казалось, что он уверен в правильности своих поступков. А жизнь оказалась немного сложнее и неудобнее.
0
0
0
5034
Объединяет получившиеся произведения то, что во всех них можно ощутить неуверенность в сегодняшнем дне и в будущем, обусловленную как с рациональными, так и иррациональными причинами. А написание текстов о карантине, их чтение и чтение вообще — это еще и приемы самообороны в эпоху самоизоляции, попытка обрести хоть какую-то стабильность.
0
0
0
3390
«Все письма — это письма о любви», — такое название художница, арт-критик и знаковая феминистская писательница Крис Краус дала одной из глав своего романа о любовной одержимости I Love Dick. Художница Лив Стрёмквист могла бы сказать Краус в ответ, что все фильмы, сериалы, стихи, песни и философские трактаты — тоже о любви. И именно об этом ее новый графический роман «Расцветает самая красная из роз».
0
0
0
10282
Выписывание авторской боли не всегда становится стопроцентной литературной удачей, но у романа Франко определенно есть потенциал: он ориентирован на очень правильную возрастную категорию; он легко и непринужденно написан; его сюжет достаточно увлекателен; и в нем есть шутки, что, впрочем, не всегда может убить пафос, заложенный в образе положительного, даже несмотря на некоторую агрессивность, персонажа.
0
0
0
6478