Опыты

Бытовой хоррор, где за фасадом уюта скрывается настоящий ад, — вот что такое рассказ Надежды Лидваль «Сахар». И он же — текст, посвященный «инерции жизни, в которой современному человеку легко поддаться чьей-то опеке, инфантилизироваться, забыть о мечте и о любви, покорившись приятному автоматизму».
0
0
0
10458
Тексты Алисы Вересовой «сближают поэзию с этикой, исторгая почти физический свет неназываемого», и заставляют поверить в «способность поэзии менять реальность». Подборка, стихи которой складываются в историю, — в новом выпуске «Опытов».
0
0
0
10894
Заходит как-то Зевс в троллейбус, а попадает... в загробный мир. Так, во всяком случае, может показаться читателю, наблюдающему за приключениями героя с поистине божественной фамилией. По мнению кураторов рубрики, дело здесь «не в литературной игре, а в состоянии реальности на сегодняшний день: язык мифа работает лучше, чем язык сухого конспекта, а значит, и боги оживают вместе с ним».
0
3
1
10778
«Короткая, рубленая строка; энергетика, лишенная сентиментальности, малейшего эмоционального пережима», — вот что такое стихи Ксении Ковшовой. В последних октябрьских «Опытах» — пляски костей, ночь на хвосте, фантомы беспечного смеха.
0
0
0
8830
«Социальный триллер с элементами магического реализма, где повествование умело обманывает читательские ожидания, погружает во тьму, но и дает в конце надежду» — вот что такое рассказ «Антон пропал» Анны Кавалли. История о матери, которая пытается понять, что на самом деле случилось с ее сыном, — в новом выпуске «Опытов».
0
4
0
13338
В поэзии Даниила Артёменко важны не только слова, но и «графика, никогда не вырождающаяся в пустые эксперименты, но служащая молчаливым визуальным подтверждением речи; иллюстративность и даже структурная функция пробела». Поэтические «Опыты», в которых ветер протяжён, лисы усеяли поле, а камень кровоточит, — на нашем сайте.
0
0
0
5886
По мнению кураторов рубрики, текст Аски Торклер — хроника одного взросления с рэп-баттлами, случайными разборками и первой любовью, — не мрачный, совсем наоборот: «несмотря на жесткость сюжета, у писательницы ироничный и нежный стиль». Рассказ, в котором свет если не побеждает, то хотя бы пробивается, — в первых «Опытах» нового сезона.
1
0
0
7230
Слегка сомнамбулическая, сновидческая поэтика Полины Лубниной — лирическая героиня которой, словно Алиса, находится в состоянии падения, — атрибутирует процессуальность речи, происходящее здесь и сейчас. Поэтика внутренних пересечений сна и реальности, где, согласно теории мандельштамовского черновика, различные варианты сосуществуют на равных, — переходит в жизнь: становится разговором об инвариантности сущего, а значит, постоянной новой возможности.
0
0
0
6714
Рассказ Александры Сорокиной одновременно продолжает традицию прозы писателей-эмигрантов и нарушает её. Здесь много иронии и самоиронии, местами чуть ли не довлавтовской язвительности. Есть и тема одиночества, которое из глобального самоощущения будто бы психологически вытеснено в беспрерывный поиск партнера, в тоску из-за кажущейся невозможности личного счастья.
0
1
1
9322
Трудная, человечески порой бессильная, но эстетически небесплодная попытка возрождения дорогого — с привлечением элементов личной мифологии и фольклора, с трансформацией личного переживания в акт космогонии, — дает поэзии Гариной абсолютную власть над реальностью.
1
0
0
8538
Два сапога запускают внутреннее путешествие героини, которая вспоминает о неприятных отношениях и пытается найти деньги на жилье. Это комичный текст, в котором бытовая жизнь показана хаосом, граничащим с хармсовским абсурдом, — и все это в современном мире сайтов с объявлениями и супермаркетов здоровой еды. Но хаос вечен, особенно в России.
0
0
0
6278
Стихи Дмитрия Гвоздецкого находят редкий и удачный баланс между художественностью — и злободневностью; между веществом поэзии — и тем социальным высказыванием, которое делает их прочтение кровно необходимым. При помощи этой полифонии Гвоздецкий с чеховской медицинской проницательностью вынимает со дна сознания то спрятанное от себя, личностное, что кроется в природе социального катаклизма. И весело вертит перед нашим носом — никогда не угнетая читателя, всегда оставляя просвет надежды.
0
1
0
5370
Рассказ Олега Ушакова — настоящий хоррор в малой прозе. Здесь есть затягивающий сюжет, атмосфера внезапно прорывающегося в современный мир мистического безумия и аллюзия на гофмановскую сказку. О механизмах фабулы остаётся скорее догадываться.
0
0
0
5170
Зарисовки Пальха, апеллирующие одновременно и к «необязательности» концептуалистов, и к восторженной интонации Леонида Мартынова, и к юродивой — Венечки Ерофеева, — отказываясь от претензий на Большой Стиль, в каждом финальном жесте дают уверенную формулу пересборки рассыпающегося мира.
0
0
0
4154
Есть известная шутка: если бы у литературных героев были психотерапевты, литературы бы не существовало. Не знаем насчет всей литературы, но герои*ню этого текста точно хочется записать на прием. В сатирическом ключе Филипп Хорват описывает, как травма прошлого в реальности накладывающихся друг на друга медийных и социальных нарративов порождает бунт против само*й себя, который можно закончить только исчезновением — хотя бы частичным.
1
0
0
4350
Поэзия Натальи Явлюхиной — это «столкновение образных парадоксов, видимых только в пределах авторского мира». А топография ее текстов — «Большое Дно с его пустырями, страшными промзонами, лодейниковским приоткрытием тайного мира».
0
0
0
4466
Главный герой рассказа Глеба Океанова — «герой-отрицала», погрязший в апатии и московских реалиях. На основе этого образа автор возводит «жанровый фантастический сюжет с, как ни странно, гуманистическим посылом».
0
0
0
4034
Лирика Анастасии Трифоновой «обращается ни к кому и ко всем, отсылая при этом к широкому тематическому спектру разговора о насилии и боли. И остается незабываемой на уровне не столько подробностей и реалий, сколько внутреннего заостренного вопроса о травме — который после чтения этих стихов теперь в каждом из нас».
0
0
0
6318
Рассказ Ксении Макаровой — это воспоминание о море, расцепляющееся на «историю школьного буллинга, отношений с бабушкой и ощущение долгого лета, которое никогда не закончится». Портал в память героини и читателя, а также ответ на вопрос «Какого цвета море?» — в новом выпуске «Опытов».
1
1
0
8390
Лирический герой Михаила Вистгофа «не просто проявляет внимание к мирозданию», но ощущает себя его благодарным учеником. По мнению куратора «Опытов», Бориса Кутенкова, с помощью этого «создается проекция будущего, открытого в своей потенциальности». Оно остается неопределенным, а финалы — открытыми, но при этом каждый шаг вперед ярок и интересен. О непредсказуемости и удивительности грядущего — в новой поэтической подборке.
0
0
0
10946
Главный герой рассказа Ольги Олесиной — само слово. И это, по мнению кураторов «Опытов», — задача со звездочкой. «Сначала трудно разобраться, о чем вообще речь и здоровы ли герои, но если дойти до конца, выбор формы станет абсолютно ясен, а содержание, отсылающее к традиции киберпанка, окажется более чем актуальным».
0
2
0
9588
По мнению куратора поэтических «Опытов» Бориса Кутенкова, поэзия Валентины Фехнер – это актуальное свидетельство нынешней эпохи, которое не скатывается в публицистическое прямоговорение, но и не обманывает ни единым звуком.
0
0
0
10018
Влюбленность способна ослепить и заставить игнорировать даже самые явные тревожные звоночки. Текст Валерии Клименко, в котором мы «пройдем эмоциональный путь рассказчика и внезапно врежемся в стенку», — в новых «Опытах» на сайте «Прочтения».
0
1
0
15022
Так: «ангел видел нас даже в супермаркете, в придорожном кафе и в бургер кинге, в который мы случайно зашли, чтобы перекусить», «я тебя люблю / сказал он мне / и больше ничего» — говорит лирический герой Стаса Мокина.
0
2
1
13614
Несмотря на то, что действие рассказа Алёны Леденёвой начинается в летнем лагере, это не история о взрослении или поиске себя. Она о людях и о том, как отсутствие базового взаимоуважения может повлиять — трагически — на всю жизнь. Текст, в котором «каждая мелочь задает тон, вскрывает очередной нерв», а затем превращается в «кричащий диалог человека с самим собой», — в новых «Опытах».
0
4
0
10262
Птичья пропаганда за окном, степи, не молчащие холодом, и праздник, «который всегда не с тобой», — таков поэтический мир Сергея Толстова. Новые «Опыты» — на сайте «Прочтения».
0
0
0
8398
Как писать о катастрофе? По мнению кураторов, текст Марины Вырской «оказывается одновременно и ответом на этот вопрос, и медитацией на эту тему». Рассказ, в котором на фоне трагедии «меняется сам язык, и вот уже разговоры, которые казались обыденными в мирное время, становятся пустыми», — в новых «Опытах».
0
1
0
9038
В художественном мире Кирилла Шубина «у плоских теней поворачивается ключ» и «даже снег не скрипит по ломаной дорожке в два шага». В первых весенних «Опытах» — новая поэтическая подборка.
0
0
0
8130
«Сон о неизбежном» Полины Апрелевой, встраиваясь в традицию петербургского текста, и вправду напоминает то ли сон, то ли анекдот, рассказанный человеком на грани нервного срыва. «Причем эффект достигается не столько за счет сюжета или супер-открытого финала, сколько за счет многочисленных синтаксических повторов, сбивчивой интонации повествователя, который то оговаривается, то вдруг резко меняет ритм».
0
1
1
6682
В поэтическом мире Наталии Черных «дружбы не было, а вот была любовь, на ништяки от пирога законов». Новые «Опыты» — на сайте «Прочтения».
0
0
0
5866