Опыты

Сегодня в рубрике «Опыты» — медитативная проэзия Антона Заньковского, изящный способ забыться пятничным вечером.
292
Когда в середине весны вдруг нестерпимо захочется в деревню, на летний прогретый воздух и щекочущую травку, нет ничего лучше, чем прочесть упоительный рассказ Ирины Жуковой под запись звуков сельской местности.
181
Невесомая, игристая, остроумная проза Маргариты Спиричевой – три минуты чтения, и вы словно съездили в отпуск. Готовьтесь улыбаться, в рубрике «Опыты» – «Два рассказа на букву "П"».
432
Красивый метафоричный текст о свойствах страсти – лучшее чтение для вечера пятницы. Обозреватель «Прочтения» Нонна Музаффарова выступает в качестве прозаика и представляет рассказ «Человек первой категории».
483
В прозе Марии Галиной сплетаются магия и реальность, и герои оказываются в центре этого водоворота. Ирреальное затягивает и навязывает свои правила, а притчевый сюжет держит читателя на поводке интриги. Отрывок из нового романа «Исчезающий вид» — яркий тому пример.
303
В последних классах школы Модест Осипов стал записывать свои выдумки и лет двадцать писал рассказы «в стол». В 2014 году опубликовал в сети свой первый сборник «Сказки для себя», через два года второй — «Долгие сказки». Его тексты — это психологические зарисовки о людях в фантастических декорациях.
148
Для прозы Данишевского напрашивается ярлык «модернистская». фрагментарность — черты именно модернистского текста. Вместе с тем автор холоден и пугающе точен в леденящих кровь описаниях — как хирург или даже маньяк.
410
Переизбыток глубокомысленной литературы рождает в читателе потребность в нехитрых шутливых текстах. Рассказы Виталия Паутова – хороший литературный антидот, поскольку главное в них – оригинальные речевые обороты и вариативность их смысла.
207
Короткие рассказы Евгения Петрова о первобытном обществе составляют своеобразный цикл, и «Мельх» — самый показательный из них. Это дописьменный мир, в котором нет времени и происходящее не имеет фиксации в большой истории. Этот момент забвения великих дел и интересует автора.
182
Увлекательность, жизнеподобие и человечность – три качества прозы Евгении Костинской, которые убеждают в большом потенциале этого автора. Доказательство этому - рассказ «Бабушка».
496
Произведения Андрея Диченко во многом продолжают традиции русского классического рассказа; в них узнается влияние авангардистов 1920 годов и советских прозаиков, в первую очередь, Юрия Казакова. Автор не боится быть сентиментальным в XXI веке.
277
Cемь новых стихотворений в прозе Антона Заньковского, впитавших солнце и дурман Индии.
362
Короткие тексты Марианны Гейде выглядят как осколки большого эпоса, давно забытого и утерянного. Однако звучат они живо, потому что отражают «здесь» и «сейчас». Сказочность вывернута темной стороной: на нее давит холодный реализм.
229
Александра Калачева ежедневно замечает и записывает сюжеты для возможных рассказов. Но именно в этой сверхмалой форме тексты оставляют простор воображению читателя и делают его соавтором истории.
389
Тексты Осокина тихие, как подводные реки, и пронзительно сентиментальные.
328
Проза Ильи Нагорнова — это случай писательского гипноза. Читаешь запойно рассказ за рассказом, а потом не можешь вспомнить, про что это было. Про баронов, например.
176
Сюжеты Алексея Цветкова обыденны, они окружают нас. Главное в текстах — речь героев и их поступки. Ведь абсурдными являются не только детали или элементы фабулы — это все кости. Мясо — в логике персонажей.
228
Рассказы Ольги Аникиной, написанные по заданию, — отнюдь не ученическая работа. Это оригинальный триптих, в каждом фрагменте которого изображена подлинная человеческая судьба.
123
Язык рассказов Бабушкина — это язык его героев. Косноязычие перерастает в народную мудрость, а кое-где узнается язык прозы 20-х годов — Хармса, Платонова и Зощенко. Но самое точную характеристику произведениям дал сам Бабушкин: это сказки, но в современном контексте.
327
Все главное здесь спрятано в незначительных деталях, все страшное – в обыденном.
528
В коротких текстах Аллы Горбуновой мир изображается босхианским. Ее рассказы, по ее словам, представляют собой «что-то пещерное, первобытное, для выживания».
421
Не часто встречаешь рассказы о милосердии. Особенно те, где автору удается обойтись без морали, действуя на противоречии слов и поступков героев. В тексте «Сестра М» Дания Жанси показала мир глазами космополита, который сумел преодолеть географические границы, но споткнулся на пороге сочувствия к другому.
320
Рассказ Татьяны Млынчик «Леонид» – история о поиске друга и превратном воплощении мечты в реальность.
372
Рассказ Наты Корнеевой не имеет отношения к фэнтези. Это история о болезни и отчуждении, о попытке оставаться человеком в отчаянной ситуации и мучительном распоряжении судьбой своего ближнего.
158
Проза Дмитрия Данилова настолько бытописательна, что ее хочется назвать глубоким реализмом. Обстоятельность, с которой Данилов описывает происходящее, обещает как минимум длинный захватывающий сюжет или неожиданный финал, но читатель оказывается обманут. Потому что в жизни обычно не бывает ни того ни другого.
243
Рассказ Евгении Овчинниковой, дважды финалиста премии «Книгу.ру», в самом деле «немного о крокодилах». В большей же степени он о том, как рождается текст и какие смыслы вкладывают в него разные читатели.
143
Каждый из текстов Соколовского озадачивает. Вроде бы перечисление множества деталей не служит никакой цели, а причудливые мотивации известных исторических событий сменяются взгляд малозначительными деталями биографии автора. И после прочтения текста сложно сказать, о чем он. Это свидетельствует о тщете письма, неспособного проложить дорогу среди разнообразия мира, и о невероятном богатстве реальности.
141
«Случай без имени» Даниила Лебедева — рассказ об утрате идентичности в жизни вне дома и родной речи.
66
Рассказ Татьяны Замировской «Номер сто» — рядовая сцена из жизни, вполне себе возможная. Вроде бы ничего не происходит, но то, что могло бы произойти – расширяет границы допустимого, нормального и открывает новые пространства, доселе спрятанные от героя, — страха и, одновременно, чуда.
109
В каждом из нас — история рода. Рассказ Ксении Свининой «Взгляд, брошенный назад» — попытка вжиться в мир своих предков, отмотав прошлое на четыре поколения.
51