Филипп Хорват. Моя борьба

Филипп Хорват — писатель, книжный блогер, литературный обозреватель. Родился в 1983 году в Ташкенте Узбекской ССР, сейчас живёт в Израиле. Публиковался в журналах «Новый мир», «Знамя», «Дружба Народов», «Сибирские огни», Textura.

Сергей Лебеденко и Артём Роганов: Есть известная шутка: если бы у литературных героев были психотерапевты, литературы бы не существовало. Не знаем насчет всей литературы, но герои*ню этого текста точно хочется записать на прием. В сатирическом ключе автор описывает, как травма прошлого в реальности накладывающихся друг на друга медийных и социальных нарративов порождает бунт против само*й себя, который можно закончить только исчезновением — хотя бы частичным. Получился сеанс (само)разоблачения, после которого и правда хочется пойти к психологу — от греха подальше.

 

 

МОЯ БОРЬБА

 

 

И тогда я понял(о), что раньше было со мной не так, а, точнее, и со мной, и с миром вокруг.

С миром в первую очередь, потому что до какого-то времени мир тебя создает, собирает, так уж принято. Окружающие лепят твою личность без твоего на то согласия: даже имя с рождения, по сути, не-выбор. Имя тебя тоже формирует, конструирует, нередко травмируя, ведь оно может ассоциироваться с чем-то нелепым и смешным для детей. Знаете же: андрей-воробей или сашка-мелкая-какашка и т. д. А уж если вдобавок к имени и фамилия дурацкая, так вообще — что с этим делать? Приходится жить, преодолевая, жить в боли и в легкой, пока еще фоном преследующей депрессии (тут замечу, что меня в детстве травили тоже через имя с фамилией, дразнили так: колька-буев-лошпед-хуев; вот как я рос).

Поэтому я сменил(о) имя-фамилию — это еще, когда только начал(о) задумываться, что вообще происходит и как надо меняться. Был я колька-буев, а стал роберт-оз. Имя в честь любимого поэта, фамилия по названию любимой с детства книги — красиво, да? В ЗАГСе, правда, тетка, ох уж эта совкового типа, слепленная по расхожему шаблону тетка, смотрела не просто иронично или насмешливо, она откровенно внутри себя хохотала над моим выбором- я видел(о) это в задорном пламени, пожиравшем зрачки ее глаз. Роберт Карлович Оз? Вас ведь так будут называть теперь? От отчества не отрекаются, да и хорошее отчество, отличное, хоть отца я и ненавидел(о). И я прямо чувствовал(о) направление этой злобной, совковой мысли, ничуть не перешагнувшей зассанную, вонючую песочницу хрущобного микрорайона: роберт-карлович-оз пасет овец и коз; роберт-карлович-оз скушал на обед навоз — что-то такое наверняка крутилось у тетки в голове, пока она оформляла все документы.

Я вышл(о) из ЗАГСа в тот день (окрыленное). Ведь я стал(о) другим, поменялось: вот в паспорте наглядное свидетельство изменения. Но я очень быстро понял(о), что, на самом деле, ни фига подобного. Смена имени-фамилии ничуть не помогла: мир вокруг оставался прежним, и я — таким же, хоть и формально переИменился.

Я думал(о), возможно, все дело в том, что мне неуютно быть мужчиной. Мужчина — это ведь грязное, вонючее животное по своей природе. Мужчина физиологичен донельзя: он вечно потеет, сморкается, рыгает, пердит, вычесывает катышки в пальцах ног, харкает, курит и пьет всякую дрянь. Это ты, размышлял(о) я тогда, роберт-карлович-оз, и хотя лично ты ничего подобного не делаешь, но ты же мужчина, а значит, носишь в себе отпечаток всего грязного и уродливого — мужского.

Поэтому я решил(о) сменить пол и стать женщиной. Я много думал(о) над этим, и в какой-то момент понял(о), что нет, к черту, и это не выход. Ведь кто такая женщина? Это тоже, по сути, грязь, хоть и опосредованная, несознательная. К примеру, раз в месяц из женщины течет кровь — это омерзительно. Кроме того, ты живешь в вечном коконе мужских сальных взглядов: тебя лапают глазами ежедневно, ежечасно, и от этого точно никуда не деться, не убежать, эта зараза прилипает намертво и не смывается ничем. Как отвратительно!

Придя к такому выводу, я понял(о), что стану существом среднего пола, благо, медицинские биотехнологии уже позволяют сделать с телом все, что угодно. Для того чтобы начать меняться, правда, пришлось все же уехать из России, которая к этому времени совсем вразнос пошла (в президенты страны как раз прокрался Абдулмалик Димаев). Да, я обосновалось в Германии и сделал(о) операцию по изменению гениталий: вместо члена, вместо огромного моего уродливого писяндрия, у меня в паху расцвела неувядающая лилия — натурально. И даже по запаху это был цветок.

И вот я стоял(о) перед зеркалом (отныне я определял(о) себя исключительно в среднем роде), приспустив юбку, любовалось на замечательное приобретение, как вдруг… Не скажу, что эта мысль оформилась сразу: густая волна депрессии накрыла чуть позже, через пару месяцев, когда пришло осознание: я по-прежнему грязное, мерзкое животное. Потому что лилия лилией, но ведь из этой лилии все равно струится моча. А из анального отверстия, вы уж простите меня великодушно, но на свет появляются фекалии. Боже, это же невыносимо — человеческая физиология просто ужасна! И как я раньше жил(о) с этим…

В итоге я решилось на «усушку» организма — медицина только-только пришла к окончательному выводу о том, что это абсолютно безопасно для здоровья. Здравствуй свобода от тысячелетнего биологического насилия: отныне не нужно есть, не нужно пить, а, значит, и справлять надобности тоже не нужно. Теперь достаточно дважды в день смазывать область грудной клетки мазью биоэнергетика, и все: все необходимые питательные вещества, витамины внутри тебя. Спасибо, медицина, ты богиня.

Однако радовалось я, конечно, недолго. Очередная волна густой, тягучей депрессии, лечить которую я принципиально отказывалось (ведь депрессия — это ключ к познанию того, что тебе, на самом деле, мешает), настигла неожиданно. Тщательно проанализировав себя, я понял(о): дело не только в человеческой физиологии, проблема, прежде всего, в мыслях. Да-да, самых обыкновенных мыслях, в этом невидимом, но безостановочном продукте мусорного раздражения нервных окончаний в коре головного мозга.

Перечитав доступную литературу, я понял(о): эффективное решение по избавлению от мыслей давно уже предложила восточная религиозная практика — я говорю про буддизм. Тогда я приступил(о) к сбору своих рассеянных повсюду мыслей. Я поднималось вслед за радостью по ступеням дхьяны — все выше и выше, опускаясь в благотворную бездну прекращения себя. Что и говорить: это было великолепно, хотя пробовать объяснить природу великолепия словами невозможно.

Плохо же в нирване только то, что она скучна. Впрочем, нет, это слово опять ничего не объясняет. Не скука наполняет сущность, распрощавшуюся с бесполезным «я», а нечто мягкое, резиново-серое, отдающее легчайшим, едва отмечаемым во внутреннем космосе отсветом тоски по растаявшему человеческому. Эхо тоски накатывало на меня, грубо волоча обратно по всей лестнице дхьяны, рычало, и выдернуло, наконец, в реальность, где я вновь сидел(о) перед зеркалом жалким и несчастным колькой-буевым-лошпедом-хуевым.

Тогда мне стало дико и остро больно. От невозможности вырваться из себя, распрощаться с внутренней грязью навсегда, да просто сделать хоть что-то. О суициде, понятное дело, речи не шло, потому что это не выход, да и вообще — я труслив(о) и нерешительн(о) даже для лайтовой эвтаназии. Оставалось единственное: синтезировать мозг. То есть попросту поменять живую часть организма на искусственную — стать андроидом.

Здесь я тоже долго думал(о), размышлял(о) — стоит ли оно того? Ведь это вынужденный шаг, компромисс, признание, что себя, свою природу не одолеешь. В чем-то — тот же самый суицид, если совсем уж откровенно смотреть на вещи. С одним только «но»: это все же попытка заглянуть за предел человеческого, стать кем-то, кто живет и чувствует (но чувствует ли вообще?) мир совсем иначе. Признаться, это манило, уж чем-чем, а любопытством я не был(о) обделен(о).

Синтез мозга… В то время только открытая и разрешенная правительствами ряда передовых стран процедура, на которую готовы были решиться единицы. И я стал(о) одним из первых, той доброволицей, чей канал в TicTakTo за пару месяцев набрал десятки миллионов подписчиков. Вы и сами, наверное, прекрасно помните это золотое время моей подготовки к майндсинтезу.

Давным-давно я читал книгу про физические и моральные тренировки Гагарина к полету в космос, и вот в чем-то эти полгода были похожи на ту подготовку. А я действительно собрался в космос, в космос неизведанного, туда, куда еще не ступала ни одна человеческая мысль. Впрочем, останется ли в ней хоть тень человеческого после синтеза? Вопрос, ответ на который мы узнаем совсем скоро, буквально через пару недель после выписки из клиники.

И вы, наверное, читая эту запись в моем аккаунте, а это первый настолько длинный пост тут — мы ведь совсем разучились общаться буквами, друзья, — понимаете: я пишу неслучайно. Да, это послание в будущее, напоминание самому себе о себе, об истории своей жизни, о своей борьбе за себя. Вот только андроид, которым я стану… поймет ли, вспомнит ли, почувствует хоть что-нибудь?

Ответ на вопрос вы получите уже в новом посте, сделанном им, не мной. Так что подписывайтесь на канал, ставьте лайки, ребятушки, до следующей записи, всем пока!

***

Привет.

Меня зовут Роберт Оз.

Я изучил всю информацию в биочипе. Просмотрел все записи во всех существующих аккаунтах. Прочитал личную записку, оставленную человеческим Робертом для меня. И должен исполнить его последнюю волю — написать, что происходит сейчас.

Ничего не происходит. Я живу. Я вижу. Я слышу. Я чувствую полифонию запахов. Вкуса я не знаю, потому что человеческая еда мне по-прежнему не нужна. Но для поддержания тела необходимо вмазывать дважды в сутки крем биоэнергетика.

Я ничего не ощущаю эмоционально. Но это хорошо. Проявления чувств вредят и мешают жить, достигать цели. Моя цель сейчас научиться быть человеком полностью. Это базовая цель. Есть еще сверхцель, но я про нее ничего не напишу.

Вчера я долго смотрел на себя в зеркало. Изучал. Пытался понять, что я или кто. Я понял: это просто Роберт Оз. Потом случилось непонятное. В один момент изображение в зеркале стало мутным, расплывчатым. Затем появился образ маленького плачущего мальчика.

Я не знаю почему, но пришла мысль в виде словоформы старого имени Роберта Оза — «колька-буев-лошпед-хуев». Это странная мысль, она не должна была появиться в моей голове, наверное, баг. Поэтому я закупорил ее и стер из базы осмысленного, сейчас для меня это просто ничего не значащие слова. Образ мальчика в зеркале я оставил в памяти. Любопытным человеческим экземпляром был в детстве Роберт. Возник вопрос: зачем он решил синтезировать биологический мозг? Я подумаю над этим в ближайшее время. Возможно, найду ответ.

А сейчас я заканчиваю эту запись. Следующий пост будет о технических аспектах взаимодействия моего мозга с биологической головой — это интересно.

Сделанная запись в блоге пользователя #robertozz17 оказалось последней.

Как писали СМИ в заметках от 31.04.2045 года, один из первых объектов-носителей синтезированного андроид-мозга был найден сидящим у себя в квартире перед зеркалом в состоянии супер-кататонического ступора.

Вывести андроида из этого состояния врачам так и не удалось. Вскоре он был похоронен на специальном кладбище гибридных андроидов — могила Роберта стала первой могилой на этой территории. Эпитафия на могильном камне была короткой и непонятной для всех непосвященных: «колька-буев-лошпед-хуев». Именно эту фразу усопший желал видеть на своей могиле, и ничего больше.

 

Обложка: Арина Ерешко

Дата публикации:
Категория: Опыты
Теги: Моя борьбаФилипп Хорват
Подборки:
0
0
4302
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь