Валерия Клименко. Алисе не нравятся котята

Валерия Клименко родилась в Санкт-Петербурге, переехала в Москву и учится в Институте бизнеса и дизайна на профиле «гейм-дизайн». Занимается созданием видео- и настольных игр.

Артем Роганов и Сергей Лебеденко: Влюбленность может увести далеко — у мечты вообще есть неприятное свойство оказаться слишком манящей, чтобы от нее отказываться. Как и в случае героя этого рассказа, за подростковой влюбленностью неспособного разглядеть недостатки другого человека — и поэтому обреченного на разочарование. В итоге получается простой структурно текст, где мы следуем за эмоциональным путем рассказчика и так же внезапно врезаемся с размаху в стену — хотя красные флаги были развешены уже давно.

 

АЛИСЕ НЕ НРАВЯТСЯ КОТЯТА

«Дорогой Я из будущего, надеюсь, что сейчас ты читаешь это, рассматривая лица своих детей, живя с той самой принцессой из нашей истории. Сейчас ты, наверное, смотришь, как они играют. Но после ты, перечитав нашу с тобой историю вновь, будешь смахивать слезинки с уставших от взрослой работы глаз, а потом перескажешь детям, как мы с тобой создали эту историю. Ты же помнишь? Последние деньки теплой осени, тугой от влажности воздух, тяжелый рюкзак, в котором больше места занимает коробка с обедом от мамы и упаковка конфет для классрука. Начало учебного года, которое, казалось бы, не предвещало ничего хорошего. Я решил начать эти памятные записи, которые ты будешь хранить как самое дорогое сокровище жизни. Передавай привет Алисе!»

Неудобный рюкзак сковывал движения, но нужно было нести эту ношу до победного, даже несмотря на то, что лямки явно больше не приспустить. В этом году я мало старался летом и слишком отпирался от ссылки к бабушке, поэтому новый рюкзак мне ждать в лучшем случае на Новый год, а то и на день рождения в конце весны. Мама щедро напихала в контейнер бутерброды, коробки конфет и пару тетрадей, оставшихся со школьной жизни брата. В этом году в школу я тащился один, и это радует.

Пару лестничных пролетов я преодолел с легкой одышкой. Шумно пыхтя, дополз до нужного класса, рассматривая пыльные елочки на полу. В классе была суета и духота сафари, знакомый гул и гомон, мне оставалось только влиться в него. Скинув рюкзак, я занял место в центральном ряду, рядом уже сидел Леша, аккуратно раскладывая ручки и размещая рядом новые шершавые резинки. Он точно этим летом ездил к бабушке.

— Как лето? — Леша среагировал на мое появление моментально, но продолжал заниматься своей рутинной погоней за красотой.

— Здарова, бабушке пришлось искать себе нового внука для рабских утех старшего поколения.

Леша усмехнулся и посмотрел на меня с долей уважения.

— Красава, не прогибайся. Я чувствую себя старым, а мне всего лишь четырнадцать. Спина отваливается, хотя в августе уже вернулся в город. Зато, вот! — он провел пальцем по ручкам, от чего они сбились, и ряд разъехался — Вот черт…

Я оставил Лешу возиться с ручками, а сам залип на мигающую ярко-белым лампу прямо надо мной. Зачем нам вообще этот свет в дневное время?

В мгновение все стихло, сафари погибло, пережив метеоритный дождь. В класс вошел учитель: Михаил Александрович был в новом для учебного года прикиде. К концу этого месяца он, как обычно, бросит выглаживать рубашку и пиджак, и мы снова между собой будем звать его Смятышем.

«…Она вошла в класс, залитый солнцем, под мигание перегорающих ламп, похожих на вспышки фотоаппаратов. Ее взгляд был уставлен куда-то поверх рядов, форма, не отличавшаяся ни от одной из других девчачьих форм, сидела прекрасно, нет, так невероятно, что перехватило дыхание. Ты же помнишь? Она была прекрасна. Тугие темные косы стекали по ее белоснежной рубашке, заправленной в юбку до колен. Ее глаза отливали желтизной, словно светились, я впервые был рад, что за мной закреплено это место за второй партой рядом с Лешей. Я все смог разглядеть, так прекрасна она была в этот первый учебный день. Наверное, тогда мы с тобой и приписали ее имя к нашей фамилии в учебнике по алгебре?»

— Это Алиса Аларьева, она будет учиться с вами с этого года. Алиса, пару слов о себе? — Смятыш явно смутил девочку.

— Мой день рождения в начале ноября, а еще мне нравятся котята, — оттарабанила смущенная ситуацией девочка, продолжая разглядывать что-то у всех за спиной.

— Алиса, ты можешь присесть в правый ряд у окна рядом с Машей, после закрепим за тобой место.

У меня перехватило дыхание. Алиса была самым красивым существом, по крайней мере в этой комнате. В груди пару раз крутанулось что-то очень горячее и камнем упало в живот, оставив там щекочущее ощущение. Оглянувшись, я отметил, что Алису провожает взглядом каждый в классе. Она как магнит. Она дышит, и все мы дышим в такт, она садится на стул, и каждый пододвигается ближе к ее месту инстинктивно.

«…Меня бросило в дрожь. Да как они могут? Я один должен смотреть на это, почему красотой нужно делиться? Но теперь-то ты точно один владеешь этим счастьем, уж я-то знаю. Ты вырос, а взрослые всегда добиваются своего. Сегодня я нацарапал на стуле в столовой наши инициалы. Без всяких плюсиков и сердечек, просто, А и К рядом, так никто не поймет, но я буду знать, что эта сила, которая движет людей царапать такое на камнях, скамейках и других поверхностях — она же сработает, правда?»

После вступительного урока Алису окружила толпа ребят. Алиса привлекала внимание и как-то сама оживилась. Думаю, Смятыш очень ее смутил. Кто вообще заставляет представляться перед стольким количеством глаз, уставившихся на тебя? До начала следующего урока я слушал ее голос, пытаясь улавливать и отделять ее голос от гула других голосов, которые словно говорили на другом языке.

Пока мы шли на перемене в другой класс, я держался поодаль, но как можно ближе, старался соблюдать дистанцию. Леша терся рядом, обхватив руками свой ярко-красный новенький пенал. Мою Алису уводил то один, то другой собеседник, вскоре границы были слишком нарушены. Алису обнимала то одна, то другая девчонка, сминая прикосновениями белоснежно воздушную рубашку.

Весь этот день был мгновением. Придя домой, я взял один из подарочных блокнотов для записей у брата из комнаты. Я хотел увековечить каждый момент нашей с Алисой встречи.

«Дорогой Я из будущего, ты меня прости, но, кажется, если я так и продолжу, то наши с Алисой дети никогда не получат моей фамилии. Однако сдаваться еще рано. Ты вспомнишь этот день. 15 сентября я впервые разговаривал с Алисой. Моей Алисой! Она заговорила со мной сама, ей нужно было знать номер следующего кабинета. Но почему я? Знаю-знаю, это судьба. Ведь она могла спросить любого, но спросила меня. Я не растерялся и даже завел разговор о том, как прошло ее лето, думаю, все идет к отношениям. До нового года мы будем ходить за руку, а в январе, во время каникул, пойдем кататься на каток у залива. Там дорого, но вместо рюкзака на праздники я попрошу денег на наше с Алисой свидание. Прости уж, Я из будущего, за рюкзак. Любовь требует жертв?»

Меня похлопали по плечу.

— Эй, ты не подскажешь номер кабинета? Расписание еще не сфоткала.

Знакомая трель, и знакомое уже мне ощущение чего-то, рухнувшего в низ живота в брызге ярких вспышек. Я обернулся. Я впервые оказался к ней так близко, что мог видеть каждый отблеск рыжины в ее карих глазах.

— Так бы и сказал, что не знаешь… О! Эй, Тема, ты был на первом? Какой там кабинет?

Это был провал. Мой первый и, надеюсь, последний. Я не хотел бы вспоминать этот позор.

Звонок привел меня в чувства. А какой там был кабинет?..

Следующие два урока прошли в отрицании, гневе и принятии. Задача на сегодня — разговор. Я открыл тетрадь и начал записывать варианты, составляя блок-схему.

Спустя какое-то время Леша сильно пихнул меня в живот.

— Слуш, — прошипел он, — ты взял мою ручку.

— Что? — не понял я.

— Ты. Мою ручку. Доступно? — у Леши вспотело лицо и мелкие капли пота начинали собираться на носу.

Вернув ручку, меня словно током ударило. Какие блок-схемы? Я же мужчина, я сделаю этот первый шаг без всяких планов.

На следующей перемене было торжественно решено подойти и завести разговор. Все равно пришлось немного рассмотреть идеи, которые посетили меня при помощи Лешиной ручки и прошлогодних занятий по вырезанию кружек в фотошопе на информатике. Хорошо, что нам рассказали хотя бы о блок-схемах.

Я бродил по этажам, выискивая глазами Алису. Все мы знаем, что девочки гуляют по этажам. И за дни моих наблюдений я понял, что Алиса не исключение. Думаю, пример одноклассниц заразителен. Алиса не такая, это так действует сафари, мы мимикрируем, чтобы быть в группе.

Не добившись результата, было решено спуститься в столовую, и о чудо! Алиса была последней в очереди. Я встал рядом, шаря по карманам в поисках кошелька.

Какие блок-схемы? Вот оно! Это гениально. Я аккуратно похлопал Алису по плечу.

— Слушай, я кошелек оставил в классе, у тебя не будет в долг, как придем сразу верну, — у меня тряслись руки, а с подмышек начали стекать противные горячие капли, — А-а, как твое лето? Нравится в школе? Я не расслышал, откуда ты приехала. Короче, мне пятьдесят рублей нужно, у тебя будет?

Алиса чуть сморщилась и удивленно приподняла бровь.

— У меня только тридцать, и это на меня. А что ты хотел? Могу дать тебе деся…

Громыхнул рев Тамарки, стоявшей сегодня у кассы с булками, а не раздаче.

— А, да, извините. Мне две пиццы, погреть, — Алиса отвернулась и протянула деньги Тамарке, после чего снова повернулась ко мне, — Слушай, давай потом поболтаем.

«Дорогой Я из будущего! Приближается октябрь, мама заставляет меня ходить в школу в старой куртке брата, которая мне явно еще велика, а выгляжу я совсем непрезентабельно. Прости, рюкзак так и не получилось выпросить, зато деньги на наше с Алисой свидание у меня точно будут. Мы с ней постепенно сближаемся, но пока не получается увлечься активной беседой. Я составляю блок-схемы каждый вечер перед сном, но это чувство в животе… Очень меня подводит, вот что. Я теряюсь, но для нашего с Алисой будущего буду стараться еще больше. Сегодня на физкультуре мы стояли в паре на эстафетах, перекидывались шутками и фразочками. Она удивительная! Мне кажется, что ты сейчас очень счастлив, и я верю в это счастье от всего сердца».

Физра проходила в душном разноцветном зале, загоне для бесящейся ребятни. Сегодня будут эстафеты на оценку, к которым мы готовились в сентябре, формируясь в разные пары. Чаще всего мне попадался Леша, который выхватывал меня из общей гурьбы. Но сегодня он слег с гриппом, да и учитель распределяет пары по росту.

— Григорьева и Медников, Калабушев и Никитина, Федоров и Александрова, — выкрикивала физручка по прозвищу Пантера, завернутая в бархатный черный костюм с оранжевыми полосами по бокам.

— Аларьева и Крапивин!

Когда я услышал фамилию Алисы и следом за ней свою, меня передернуло. Свершилось? Это чудо? На деревянных ногах я подошел к уже сформированной колонне и встал напротив Алисы.

— Привет! — я чувствовал, как кисти рук леденеют и превращаются в две липкие сосульки.

— Ага. У тебя какой результат в прошлый раз был?

— Десять секунд и ни одного сбитого кубика. А ты лучше всех пробежала же на прошлой неделе?

— Да, но в этот раз нужно лучше, постараемся, — Алиса подошла ближе, взяв меня за руку и дернулась, — фу, ты как лягушка.

— Прости, я что-то…

Меня прервал визг свистка.

Эстафета началась. Нужно было, держась на вытянутых руках, оббегать расставленные кубики, ногами выполняя упражнение «ножницы».

Пока мы ждали, Алису дергала и отвлекала рядом стоящая Маша, и мне не удавалось встрять в их беседу. Еще и приходилось незаметно вытирать потные руки о штанину.

Настала наша с Алисой очередь.

— Крапивин, бегом! — скомандовала Алиса, снова схватив меня за обе руки и резко потянув вправо.

«…Хочу отдельно напомнить тебе нашу первую близость. Эта дурацкая эстафета! Но как же Алиса была прекрасна. Я не мог оторвать взгляда от ее устремленных вперед глаз, от растрепанных каштановых волос, которые на большой скорости падали ей на лицо и прическа все больше нарушала свою „идеальную аккуратность“. Она была прекрасна. Я слишком часто это говорю? Она была прекрасна! От капелек пота, стекающих со лба по щеке до каждой родинки на шее. Мы были словно в танце, кружа вокруг кубиков и фишек, как если бы это был бальный зал. Мои ноги путались, руки потели (Алиса не обращала на это особого внимания и все понимала), а сердце бешено стучало. Танцуете ли вы с Алисой? Было бы прекрасно, надеюсь, когда мы пойдем на каток, мы будем кружить так же быстро, как на этой дурацкой эстафете. Завидуй! Это был я из прошлого, ха-ха».

Кроссовок предательски взвизгнул, коснувшись разноцветного пола, и мы с Алисой грохнулись на землю, сбивая стоящие рядом кубики и фишки. В голове загудело, стали слышны крики и встревоженные голоса. Шумно-шумно, яркие вспышки в глазах.

«…Вот и наша первая ссора. Разве это не шаг к сближению? Нам часто говорят, что от любви до ненависти один шаг! И в отношениях без ссор никуда. Мама с папой часто ссорились, но это не помешало им сблизиться после нашего переезда в новую квартиру.
Алиса игнорирует меня уже несколько дней после того случая на физре. Я пытался заговорить с ней, но она все еще в обиде. Ну ничего, я не думаю, что в вашей будущей жизни вы ссоритесь из-за какой-то четверки по физкультуре. Она простит меня, а после мы будем вспоминать эту историю с улыбкой и смеяться. Какие мы дураки».

Алиса никогда не ходила по школе в одиночку. То была с подругами, то к ней подходили старшеклассники, то учителя с желанием выдернуть на олимпиады и конкурсы. Выкрасть время наедине было очень сложно. Она была очень занятой, что уж там, лучшая ученица в параллели. Алиса всегда приходила в школу чуть позже восьми утра, чтобы успеть на дежурство, собраться перед уроками и зайти в учительскую, чтобы помочь по какой-нибудь организации. Я старался каждое утро выходить как можно раньше, чтобы определить ее точный график. Но проклятые игры в онлайне с Лешей перед сном мешали моим планам. Конечно, пару раз у меня получилось: так я понял, что в 8:15 Алиса обычно уже в школе.

Этим утром я пришел в 8:10 и ждал в раздевалке, делая вид, что никак не могу найти свободный крючок. В 8:16 Алиса зашла.

— А-алиса! Привет… Ты, слушай. В общем, я хотел сказать. Ты прости меня за физкультуру. Дурацки получилось, — оттарабанил я, стараясь не смотреть в пол.

Я поднял глаза. Алиса неловко поправила прядь у лица, а потом шумно выдохнула.

— Ты тоже прости, Крапивин. Я как маленькая. Мне обидно из-за оценки было, а ты как нарочно… — Алиса посмотрела на меня и улыбнулась, — Проехали. Все уже нормально. Спасибо, что подошел.

— Я только рад бы…

— Ох, ты прости, мне бежать уже надо, завтра олимпиада будет, а я еще не все заучила. Прости!

Алиса быстро повесила куртку на крючок, вытряхнула кроссовки из пакета, затем быстро переоделась.

— Все правда в норме, забыли, ладно?

Не успел я ответить, как она уже захлопнула за собой дверь раздевалки.

«Вот и пошел первый снег, Я из будущего! Сегодня 8 декабря, и нас награждали за хорошие предварительные результаты. А еще награждали Алису! Она победила в нескольких олимпиадах, выходит на район. Я так горжусь ей. Надеюсь, ты до сих пор ей гордишься, уважая все ее успехи и достижения. На следующей неделе будет школьный концерт, после которого я сообщу Алисе о своих чувствах. С родителями четкий договор о деньгах на каникулы. После признания и заключительных контрольных можно будет планировать нашу встречу и каток. Надеюсь, она будет рада, а вы до сих пор вспоминаете это первое свидание. Вот бы под лед не провалиться!»

Школьный концерт был самым большим событием по окончанию года. Его ставили в середине месяца, чтобы не мучать нас перед праздниками и сделать перерыв до отчетных контрольных. Это был конкурс талантов, а Алиса на нем должна была петь гимн школы и сольную песню, как было сказано в брошюре.

Школьный зал был переполнен, я не видел такого ни разу за все годы. Обычно новогодний концерт был отличным шансом для легального прогула. Но в этот раз все сидели и не дыша ожидали выступления главной звезды школы. Алиса была одета в очень красивое голубое платье, а голос ее был таким звонким и брал за душу, что сидящие рядом тянулись к сцене, как завороженные. Директор долго ее обнимала и выражала слова благодарности, расхваливая Алису. Смятыш тоже что-то активно мямлил в микрофон и много улыбался.

Меня потряхивало от восторга и от переживаний, было чувство, что в животе все перевернулось вверх дном, а сердце разрывалось на кусочки. Сегодня тот самый день. Когда все закончится, я выкрою момент, пока будем идти домой. Лишь бы она осталась одна.

Шумной толпой дети спешили к своим курткам и вонючим мокрым мешкам. За окном валил снег крупными рваными хлопьями. Все было идеально для моего плана, но сердце все равно отплясывало жуткие танцы, а с животом, кажется, скоро слягу. Алису задержали учителя, и друзья ждали ее возвращения в раздевалке, обсуждая недавно вышедший фильм, на который сейчас собрались идти. Я тупил в телефон, меня отвлекал от нервов диалог с Лешей. Он снова слег с очередной простудой, и родители заставили его сидеть дома.

У одного из компании зазвонил телефон, после недолгого разговора ребята возмущенно забубнили. Алиса задерживалась, видимо, это срывало планы с кино. Ребята стали собираться.

Я прождал еще минут пятнадцать и решил выйти на улицу, чтобы не пугать Алису. Стоять одному в раздевалке и караулить ее не очень красиво. Я вышел из школы и пошел к дворику с детской площадкой, в котором курили старшаки. Оттуда было видно выход из школы, и когда Алиса будет проходить мимо, то я смогу пойти за ней и выждать момент для признания.

Прошло еще минут десять, дверь открылась, и вот, знакомая синяя куртка, это Алиса. Она двинулась в моем направлении. Живот снова завопил, а сердце стучало так, что звенело в ушах. Руки задрожали, я чувствовал, как они заледенели сквозь перчатки. От разыгравшихся нервов я спрятался за деревом, чтобы успокоиться.

Выглянув через мгновение, я обнаружил, что Алиса уже совсем близко, но вдруг остановилась. Она присела на корточки и смотрела на что-то рядом с обледеневшей водосточной трубой. Когда она приподнялась, я увидел маленького котенка, который ежился у трубы и от холода не мог даже мяукать. Наверное, по этой причине я его не заметил, когда направлялся ко двору.

Алиса долго стояла и смотрела на котенка, а я не мог сдвинуться с места, боясь напугать ее со спины. Лицо мое горело от холода, а зубы стучали то ли от волнения, то ли от мороза. Дурацкая куртка моего брата.

Я с непониманием продолжал наблюдать, это было необычно. Алиса чуть подняла ногу и немного потрогала носком ботинка голову котенка. Во дворе резко стало так тихо, что у меня появилось ощущение звона в ушах. Это холод?

Алиса отошла немного назад. Потом резко подорвалась вперед и занесла ногу. Котенок вздрогнул, а Алиса замерла. И через мгновение ее ботинок несколько раз с силой опустился на голову котенка, издавая гулкие звуки. Котенок хрипло пискнул. Звуки ударов становились все ярче, превращаясь из хруста в невыносимое хлюпанье, отражаясь от стен домов, сугробов и проносясь по двору. У меня перехватило дыхание. Алиса била и била ногой по котенку, все яростнее и яростнее, и звуки отскакивали в разные стороны вместе с непонятными коричневыми клочками и ошметками.

Спустя еще пару ударов Алиса прекратила. Она пнула теперь уже неразборчивый коричневый сгусток вбок от стены на дорогу. После опустилась на корточки и снова начала рассматривать что-то. Приподнявшись, Алиса вновь резко замахнулась, совершив сильный удар и начала растирать всей площадью подошвы что-то, что уже не напоминало ни котенка, ни сгусток.

В носу защипало, к горлу подступила тошнота. Я резко отвернулся и спиной сполз по дереву. Ноги подкосило то ли от холода, то ли от того, что я видел и не мог понять. Этого не может быть.

Опустившись на колени, я выглянул из-за дерева. Звуки прекратились. Алиса смотрела на меня, в очередной раз занося облепленный снегом и кровью ботинок.

«Дорогой Я из будущего, Алисе не нравятся котята».

 

Обложка: Арина Ерешко

 

Дата публикации:
Категория: Опыты
Теги: Валерия КлименкоАлисе не нравятся котята
Подборки:
1
0
14802
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь