Рецензии

Обитель особого назначения

Автор «Обители» нацелился взять серьезный вес да еще и поставил рядом с собой своего читателя: смотри, не удастся — задавит обоих. Но Прилепин взял этот вес и написал большой исторический роман.

Книги Текст: Иван Шипнигов
Искусство слушателя

Вообще говоря, искусство слушания — первое дело для писателя нашего времени. И читать эти интервью приятно уже потому, что вопрошающий умеет слушать и чувствовать не только музыку, но и слова — интонации, эмоции, иронию, печаль.

Книги Текст: Ксения Букша
Кровные отношения

Джармуш переполнил свое кино цитатами и автоцитатами, аллюзиями и намеками, реминисценциями, ребусами и оммажами до того ощутимого предела, за которым всякий наблюдатель не может не испытать либо затянувшийся экстаз узнавания, либо легкое щекочущее раздражение от навязчивости культурных кодов.

Кино Текст: Ксения Друговейко
В пику традициям

Пользуясь гротеском в духе Джонатана Свифта, переходящим почти в абсурд, который внезапно становится жестоким реализмом, Пик превращает взаимодействие героев друг с другом в понятную человеческую драму.

Книги Текст: Юлия Березкина
На золотом крыльце сидели...

Юная «цесаревна Елизавета любила блины и яичницу, но больше всего «конфекты» и «мармелады», поэтому всегда отличалась «крепким сложением тела», а царь Петр обидно дразнил дочку “бочкой”».

Книги Текст: Вера Ерофеева
Абрам Рейтблат. Писать поперек

«Писать поперек» – результат почти тридцатилетнего восприятия и изучения литературы как социального института, основная функция которого «поддержание культурной идентичности общества на основе тиражируемой письменной записи»

Книги Текст: Дмитрий Бреслер
Хор оглашенных

Принцип эквилибристического трюка заложен в большинстве новелл сборника: исполняя в воздухе сложную фигуру (как правило, петлю), автор приземляется точно на колеблющийся канат, удерживаясь от низвержения в бездну пошлости.

Книги Текст: Анна Рябчикова
После нас хоть потомки

«Ной» Аронофски полон вопросов, адресованных, как кажется поначалу, самому Господу Богу. Однако на деле ответить на них предстоит только человеку, поскольку, строго говоря, каждый из нас становится христианином, иудеем, мусульманином во многом на своих собственных условиях.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Вариации на тему жирафов и слонов

У героев «огненной» прозы пальто – всегда одно на двоих, воспоминания – тоже, говорить – не надо (понятно без слов!), жизнь вечная – разумеется. Они спотыкаются и падают из раза в раз, но опираясь на дружеское плечо, идут и идут, отражаясь в зеркальном небе государства Лейн.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Арканар Германа. Всмотреться в темноту

Последний фильм Алексея Германа не история с моралью, не зашифрованное послание и не результат перевода с языка книги на язык кинопленки. Как и в любом истинном произведении искусства, главное в нем – то, что во всех смыслах остается за кадром, то, что чувствуется, но до конца не формулируется.

Кино Текст: Илья Симановский
Совсем другие люди

Любовная линия в романе, кажется, намеренно написана в стиле мечтательного аспиранта, который только-только окунулся в омут вседозволенности.

Книги Текст: Евгения Клейменова
Долгота съемочных дней

Звягинцев не раз говорил, что к критике он относится не только настороженно, но и болезненно. По его словам, «спрашивать у художника о критиках – это все равно, что спрашивать у фонарного столба о собаках».

Книги Текст: Анастасия Житинская
Восхищение Европой

Мастер кукольной эстетики и прирожденный декоратор, сосредоточенный на ювелирной точности деталей, доводит до визуального предела саму идею кинореконструкции всякого минувшего времени, но притом умудряется воспроизвести и сам живой, во многом уникальный дух межвоенного периода.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Народ и воля

Имитация расшифровки, случайности и необязательности сказанного позволили Ксении Букше «наполнить текст лирикой, как воздухом, но людей оставить такими, каковы они на самом деле».

Книги Текст: Анна Рябчикова
Кристине Нестлингер. Новые рассказы про Франца и школу

Откровенность эта на неподготовленных производит такой же ошеломляющий эффект, что и поступок маленького Франца в одном из рассказов. Так, чтобы доказать очередному сомневающемуся, что он мальчик, а не девчонка, герой стягивает с себя штанишки и показывает свою «голую середину».

Книги Текст: Вера Ерофеева
Лекарство от всех недугов

Человек сам творит историю своей болезни; болезни же случаются либо от нервов, либо от удовольствия. Подтверждая эти старые истины, кино Валле рассказывает о гибкости человеческой натуры, безграничной изобретательности перед лицом смерти и темной силе коллективного невежества.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Ода соловью

Урсула вынуждена появляться на свет и умирать, исправляя свои и чужие ошибки. По словам Томаса Элиота, жизнь слишком длинна. Что бы сказал классик, если бы узнал, что умерев в 76 лет, он вновь родится и попадет практически в те же обстоятельства?

Книги Текст: Анастасия Бутина
«Вот вам тиски, вот набор плетей…»

История о том, как один и тот же камень падает с души прямиком за пазуху, оборачивается красочно иллюстрированным исследованием на тему мотивов и поводов обыденной жестокости.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Порох для огня

Зная Шаргунова оппозиционером, редактором портала «Свободная пресса» и отзывчивым комментатором любого инцидента федерального масштаба, можно было предположить, что роман заскрипит на зубах читателя солью памфлета.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Том о Джерри

Впервые презентованный на Международной книжной ярмарке Non/fiction № 15, «Маус» тиражом в 2000 экземпляров разошелся как горячие пирожки в пригородной электричке в морозный день. Комикс был отправлен на допечатку. За это время в сети разгорелся, мягко говоря, скандал.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Письма несчастья, или Инструкция по прочтению романа

Трудно понять, зачем Дмитрию Быкову понадобилась такая форма. Если уж вводить в отечественную литературу роман-квест, то всерьез. В конце концов, эта форма очень сложна, и я, только продравшись к середине, понял, что это не квест, а плач.

Книги Текст: Иван Шипнигов
Недалекие близкие

На российских киноэкранах — «Август» (August: Osage Country) Джона Уэллса, номинированная на множество наград экранизация одноименной пьесы Трэйси Леттса (2007), принесшей драматургу Пулитцеровскую премию.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Цветы жизни

«Мы – звездная пыль» имеет меньшее отношение к экологии и пропаганде, и большее – к философии и даже к поэзии. Вся скромная сотня слов, из которых состоит книжка, выражает простую, но неизменно очаровывающую мысль: все мы одной крови.

Книги Текст: Вера Ерофеева
Удушье

Кокон – удачный образ не только бренной оболочки, что вынашивает вечно живую псюхэ. Метафора строго отвечает отношению Ильи Бояшова к своим героям – безликим гомункулам, вобравшим черты некой касты людей.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Тонино-невидимка

Выход в свет не новой (она была написана в 1970-х) и довольно куцо изданной книжки известного автора все же знаменателен тем, что наконец открывает российскому читателю совсем другого Родари.

Книги Текст: Вера Ерофеева
Страсти по Мэри Поппинс

В российский прокат 23 января выходит комедийная драма Джона Ли Хэнкока «Спасти мистера Бэнкса» — художественная хроника противостояния между Памелой Трэверс, автором повести «Мэри Поппинс», и Уолтом Диснеем, страстно желавшим экранизировать ее знаменитую сказку.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Советско-русский разговорник

Словно написанный на древнегреческом языке, труд во всей красоте откроется лишь тому, кто свободно говорит на языке Аристотеля. Всем остальным придется заглядывать в сноски, комментарии, пользоваться словарем и дополнительной литературой, с трудом складывая незнакомые буквы в слова...

Книги Текст: Анастасия Бутина
Американский мечтатель

Наполненное остроумными рекомендациями для зрителей, которые все меньше ожидают от жизни и все больше от самих себя, это кино готовит также немало сюрпризов всем, кто считает, что уже вступил в такой возраст, когда из двух искушений стоит выбирать то, которое позволит раньше вернуться домой.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Аккорд, еще аккорд!

Рассказ музыканта – череда трудностей и постоянной работы над собой. В детстве десятилетний Рудик впервые услышал «Лунную сонату» Бетховена и упросил отца купить пианино, а тот вместо громоздкого инструмента принес с рынка легкую скрипочку. Это событие стало решающим для Рудольфа Баршая. «Музыка во мне заговорила. Это было как наваждение какое-то. Я бредил музыкой. Мне все время музыка снилась…»

Книги Текст: Евгения Клейменова
Мужское и женское

Семейная история о тонкостях применения традиционного и нетрадиционного оружия в войне полов, а также странностях любви неожиданно оборачивается повестью о том, каких удовольствий лишается жизнь людей среднего возраста из-за необходимости подавать хороший пример собственным детям. В конечном же счете эта комедия оказывается остроумным пособием по сохранению рассудка в «безумном новом мире».

Кино Текст: Ксения Друговейко