Рецензии

Мощнейший крыс

Эдуард Кочергин вошёл в русскую литературу на рубеже веков, начав публиковать в журнальной периодике небольшие рассказики о встречавшихся ему на жизненному пути странных питерских людях — всевозможных блаженных и юродивых, которых так много было в послевоенном, только недавно пережившем блокаду городе, куда сам юный Кочергин попал после нескольких лет пребывания в детских спецприемниках для «врагов народа», после того как его разыскала вышедшая из лагерей мать.

Книги Текст: Павел Матвеев
Белая дорожка богемы

Английский писатель и журналист Барри Майлз следил за передвижениями битников, будто свечку держал, и рассказал нам историю Уильяма Берроуза, Аллена Гинзберга и Джека Керуака. В новой книге «Бит Отель» судьбы писателей соединились в эпоху, обладающую специфическими правилами жизни. Согласно им, в Лувр надо ходить, выкурив перед этим косяк; роман не должен иметь определенного сюжета, а бесценный писательский опыт можно получить, пропустив пять-шесть стаканчиков в ближайшем пабе.

Книги Текст: Евгения Клейменова
Сексуальная эволюция

Прощание с летом ознаменовалось в российском кинопрокате выходом сразу двух фильмов на подлинно жаркую тему продажной любви. «Лавлэйс» Роба Эпштейна и Джеффри Фридмана повествует о превращении Линды Лавлэйс, звезды культового порнофильма «Глубокая глотка», в икону американской сексуальной революции. «Молода и прекрасна» Франсуа Озона рассказывает историю современной юной француженки, которая испытывает по отношению к окружающему миру те же чувства, что, должно быть, питала в том же возрасте ее бабушка – возможная участница студенческой революции 1960-х – однако справляется с ними совсем иным способом.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Загадки совершенномудрого

Неторопливое течение повествования напоминает то личные записи, то путевые заметки — по всей видимости, они носят автобиографический характер, и автору есть что вспомнить. Это и первый юношеский мистический опыт, и дальние странствия — индейское поселение в Канаде, Ладак, Гонконг. Но, пожалуй, самое интересное — это опыт духовных путешествий, или психонавтика.

Книги Текст: Элла Белкина
Я тебя (л)убью

Роман доказывает, что формула «от любви до ненависти один шаг» работает, причем в обе стороны. Составленная Флинн инструкция по сохранению брака приводит к фиаско, словно написана для китайской подделки этого таинства, которая рано или поздно сломается. Осознание того, что люди забывают о всех клятвах, произнесенных перед лицом Господа, рождает желание провести ближайшую сотню лет в одиночестве.

Книги Текст: Анастасия Бутина
История, поэзия и миф

Работа автора с текстом напоминает работу скульптора: из бесформенной глыбы первичного материала он неторопливо, методично высекает свою историю, сначала лишь намечая её контуры, затем всё чётче прорабатывая детали. «Эвмесвиль» можно прочитать по крайней мере двумя способами: медленно, как историко-философский трактат, стараясь вникнуть в каждое слово, разгадать каждый туманный афоризм, проследить за своеобычной, склонной к пространным отвлечениям мыслью писателя, и быстро, подчинившись его словесной магии, сохранённой в русском переводе.

Книги Текст: Анаит Григорян
Всё тайное становится явным

Самиздатская книга Виктора Леонидовича Топорова «Обогнавшая лето» составлена автором из стихов, написанных в 1966–1968 гг., сопровождается иллюстрациями Евгения Вензеля и существует, по-видимому, в единственном машинописном экземпляре. «Прочтение» публикует несколько стихотворений из этой книги с разрешения владелицы оригинала Н. Ю. Лукиной и с ее предисловием.

Книги Текст: Виктор Топоров
О благодетельности цензуры

Всё пиар, что не реклама. Об этом, а также о том, как СМИ морочат голову несчастным потребителям медиа-продуктов, мы догадывались ещё с тех пор, как был опубликован пелевинский Generation «П», но всё ж фикшн есть фикшн, а тут нас балуют чистосердечным признанием информационных злодеев из первых уст.

Книги Текст: Сергей Князев
Разбить окно

Задолго до того, как этот фильм вышел в прокат, мнения о нём разделились на диаметрально противоположные — от полнейшего заведомого восхищения до столь же полного и безоговорочного неприятия. А это верный признак того, что зрелище обещало быть неординарным, и весьма. Начиная с 8 августа каждый может составить об этом фильме представление из собственных ощущений, возникающих во время просмотра. Что я и сделал двумя днями раньше — на премьерном показе «Майора» в Санкт-Петербурге.

Кино Текст: Павел Матвеев
Сага о людях северных

Если вы разгорячены танцем, не подходите к окну и не стойте на сквозняке, а лучше накиньте что-то сверху, особенно если платье с вырезом...» Дальше — еще интереснее, ведь выясняется, что танцы таят в себе и опасность: «...чем дольше за полночь вы танцуете, тем больше портите удовольствие. Запомните: есть граница, роковая черта, после которой танец превращается в свою полнейшую противоположность и ничего, кроме вреда, не приносит».

Книги Текст: Анастасия Бутина
Неутомимый исследователь

Двадцать три статьи, находящиеся под одной обложкой, сведены в три больших раздела: «Георгий Адамович», «...и другие», «...и прочее». Если относительно содержания первого из них всё ясно при первом же взгляде на его название — все они касаются личности и творчества упомянутого литератора, то два другие достойны того, чтобы пробежаться по ним, хотя бы и перескакивая через пару ступенек.

Книги Текст: Павел Матвеев
Страдания юного Раздолбая

История начинается традиционно: Раздолбай швыряет коротенькие штаны за шкаф и отправится на поезде в «свою жизнь». В ней нет родителей с вечным вопросом «Что из тебя получится?», а денег всегда хватает на блок заграничных сигарет. Стать «взрослым» Раздолбаю помогают номенклатурные товарищи Мартин и Валера, скрипач-богослов Миша и рижская красавица Диана.

Книги Текст: Евгения Клейменова
Хобби и Конек

«Мы хобби финансировать не будем» ― это угроза министра культуры (!) не оставила равнодушным никого: одни позавидовали тем, чьи хобби якобы финансируются, другие возмутились, что их ученые занятия были названы чем-то вроде вышивания крестиком по заданному узору. Хотя, строго говоря, все, кто работают не в приемном покое, МЧС или, скажем, на Скорой помощи, ― могут быть обвинены в необязательности собственной деятельности. В краткосрочной перспективе уж точно.

Книги Текст: Полина Ермакова
Памяти воображаемых

То, что Карлсон на самом деле не живет на крыше одного из домов Стокгольма, мне стало известно в 24 года. День, когда я узнала, что «в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил» — вымышленный друг Малыша, отмечен в календаре черным цветом. Открытием было и то, что у 65 % процентов детей есть воображаемые друзья, которые существуют очень недолго. Когда дети попадают в сад, их друзья исчезают. Редко кому из воображаемых удается дотянуть до школы.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Мария Галина. Куриный Бог

Тюлени — они, вообще, люди как люди. Живут чисто. Девы тюленьи, говорят, красивы, а парни — ну, они и есть парни. Словом, не хуже наших. Только глаза у них уж больно круглые, как будто всё время они чему-то удивляются. Столько веков бок о бок с людьми живут, а всё удивляются, всё им кажется странно: и быт наш странен, и наука им наша странна, и культура, и политика — политика в особенности. У них даже присказка есть, у тюленей: «когда политика выступает против древних сил, древние силы остаются в дураках».

Книги Текст: Анаит Григорян
Елена Алексеева: Почему-то думают, что я всё ещё люблю театр

Сейчас можно говорить что угодно, а ведь культура, согласно одному из определений — это система запретов. Когда перед тобой нет никаких запретов, тебя несёт, и ты перестаешь выстраивать шкалу ценностей. Ты не знаешь, что хорошо, что плохо. В ту эпоху бывало трудно, бывало отвратительно. Но когда ты знал, что сверху цензура, снизу цензура, было интересно: ты искал лазейки, работал над собой, над языком. Надо было стараться, а сейчас можно не стараться. Это большой минус, хотя нынешнюю свободу жизни на те творческие вызовы я не променяю.

Книги Текст: Сергей Князев, Екатерина Пешкова
«Страстное томление по жизни»

«Нас интересовали истоки, — сказано в одном из авторских отступлений, — то, как рождалось у тех или иных людей сознание необходимости терпеть любое лишение во имя победы, как возникал, формировался дух стойкости, сопротивления, сохранявший непреклонность и человеческое достоинство в самых отчаянных обстоятельствах». Разделение книги на две главы позволило в первой части обратиться к лейтмотивам блокадных воспоминаний. Обстрелы, введение карточек, сокращение продовольствия, голод, высокая смертность, лютый мороз... И при этом — свобода, благородство, неутомимая борьба, участие, помощь, бескорыстная любовь!

Книги Текст: Анна Рябчикова
Игорь Сухих. Проза советского века: три судьбы. Бабель. Булгаков. Зощенко

В книге профессора СПбГУ Игоря Сухих серьёзное литературоведение приобретает обаяние художественной прозы; писатели становятся персонажами, идущими об руку с героями собственных произведений: их судьбы переплетаются, отражаются друг в друге, приобретая черты то комического, то трагического сходства.

Книги Текст: Анаит Григорян
Игорь Кузьмичев: редактор необходим при всех режимах

Превосходный редактор, выпустивший в жизнь произведения Даниила Гранина, Веры Пановой, Валерия Попова, Виктора Конецкого, Александра Житинского и других замечательных писателей, он известен также как публикатор гуманитарного наследия выдающегося физиолога Алексея Ухтомского, исследователь творчества Вадима Шефнера, биограф Юрия Казакова, составитель сборника публицистических статей Андрея Сахарова...

Книги Текст: Сергей Князев
Хочу верить

«Обращение в слух», как добротная деревенская баня с березовыми веничками, дарует очищение плоти и духа каждому вдохнувшему полной грудью горячий пряный воздух. Надолго хотелось сохранить это ощущение, да и невозможно было его потерять.Спустя некоторое время, вновь перечитывая полюбившиеся места в романе, красоту мысли автора начинаешь воспринимать как должное и даже жалеешь немного, что уже обращен.

Книги Текст: Анастасия Бутина
На родине слонов

Желание взглянуть на Бога хотя бы одним глазком, почувствовать, что он вездесущий, и понять, чем закончится земная жизнь, огромно, как слон. Оно присуще не только отцу-священнику и матери — церковной органистке, но и тем, кто отчаянно пытается ни во что не верить.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Читать и видеть

Границы между искусством и жизнью размываются: окруженный колоннами зал античной скульптуры представляется автору лесом, населенным волшебными существами, а рыба, затаившаяся в глубине лесной заводи — картиной, созданной неизвестным автором.

Книги Текст: Василий Успенский
Виталий Мельников: ни от одной своей картины не откажусь

Циклом материалов, посвященных Виталию Вячеславовичу Мельникову «Прочтение» открывает рубрику «Ленинградская правда». Ее составят публикации о тех, чей вклад в формирование культурной и интеллектуальной атмосферы Ленинграда-Петербурга трудно переоценить. По большей части эти люди, в отличие от некоторых своих коллег, мало известны широкой публике, их лица не мелькают на первых полосах газет, в top-news информационных агентств и телевизионных сюжетах центральных телеканалов, притом что с их произведениями мы, как правило, очень хорошо знакомы.

Кино Текст: Сергей Князев
Л. Парфёнов и всё-всё-всё

Парфёнов неоднократно объяснял засилие откровенного трэша на нынешнем ТВ отсутствием свободы журналистов выборе тем: «В условиях „черный, белый не берите“ приходится брать желтое... Всем понятно, что спорить о детях Кристины Орбакайте на телевидении можно, а на общественно-политическую проблематику — нельзя».

Книги Текст: Сергей Князев
Просто Мария

Кажется, что чертового эпигонства не избежать. Однако не написать рецензию на роман «Маша Регина» Вадима Левенталя — молодого петербургского писателя, широко известного в литературной, прошу прощения, тусовке, редактора издательства «Лимбус Пресс», которого так легко узнать в толпе по курчавым волосам, очкам и громадному Павлу Крусанову рядом, — еще более странно.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Кормак Маккарти. За чертой

Каждая из четырех глав, объединенных героем и «пограничностью», была бы отличным рассказом, но автору не нравится малая форма. «Если работа не отнимает годы жизни и не доводит тебя до самоубийства, это несерьезно», — говорит Маккарти, подшивая истории в единый роман.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Евгений Водолазкин. Лавр

Современный роман о Средневековье, да и о любой другой минувшей эпохе, не мог бы быть иным — современный рассказчик неизбежно прочитывает древний контекст через более поздние.

Книги Текст: Анаит Григорян
Письма водяных девочек

История мира возникает из реликтового болота текста; Мария Галина работает со знаком, как добросовестный исследователь — со своими живыми и ископаемыми объектами, то ли формулируя альтернативную теорию эволюции нашего мира, то ли описывая зарождение новой жизни в его пост-апокалипсическом будущем, то ли рассказывая о параллельной реальности, где действует непостижимая логика.

Книги Текст: Анаит Григорян
Настоящий Чапаев

Уже скоро! Скоро грянет буря: все критики нашей необъятной Родины, посчитавшись на белых и красных, обрушат свой гнев на многосерийный фильм «Страсти по Чапаю», премьера которого, состоялась 13 февраля на Первом канале. Его будут отчаянно ругать. Хоть бы и за одно название и за шаблонные характеры, клишированные диалоги и, конечно, за образ неутомимого героя любовника, коммуниста во Христе, которым представлен Чапаев. Тем временем, Илья Симановский решил не тратить времени на современные поделки и пересмотреть классику — легендарного «Чапаева» братьев Васильевых 1934 года.

Кино Текст: Илья Симановский