# Редакция Елены Шубиной

Третий, новый, роман Гузель Яхиной близок по накалу страстей к дебютному — «Зулейха открывает глаза», а обращением автора к теме детства в юной советской стране — скорее, ко второму — «Дети мои». Но несмотря на это, в «Эшелоне на Самарканд» — новый виток переживаний, новое путешествие во времени и пространстве, «новая история» — как говорит начальник этого эшелона Деев.
0
0
0
714
Но главный герой здесь — отставной штабс-капитан Григорий Мосцепанов, личность цельная и любопытная. Его деловитость и напор чувствуются с первых строк я романа. Упоминаемый в письмах и докладах и сам пишущий жалобы и письма любимой женщине, он проходит все предназначенные ему испытания, издавна придуманные для балаганного Петрушки: и споры с начальством, и лечение, и сцены с невестами, противостояние полицейскому и самой смерти.
0
0
0
2346
Издательская аннотация не обманывает: дебютный роман Веры Богдановой — в большей степени роман о травме и о ее последствиях, чем рефлексия о мире наступающего киберпанка. Точнее, с антуражем в книге все в порядке: российские дети с начальной школы учат китайский, вместо Пушкина герой цитирует Ло Гуаньчжуна, а с технологической антиутопией борются идеалисты из группировки «Контрас», призывающие к восстанию против репрессивного контроля.
0
0
1
3238
Сборник «Другая материя» — уже третий авторский прозаический опыт, который продолжает традицию создания текстов на стыке реальности и вымысла. Это то ли дневник воспоминаний, то ли приключения лирической героини, а то и все вместе. Однако соотношение частей каждому читателю придется определить самостоятельно.
0
0
0
3206
В начале каждого года мы традиционно закидываем невод в издательские планы, чтобы вытащить оттуда улов самых интересных новинок. В этот раз мы, кажется, не смогли вовремя остановиться и наловили для вас больше пятидесяти ожидаемых книг. Скромно надеемся, что каждый сможет найти в этом списке чтение себе по душе.
1
3
1
19410
В холостяцкую квартиру (и размеренную жизнь) главного героя романа «Недо» — литератора Грошева — вторгается Юна: худая невысокая девочка-сирота из Саратова. А за окном — только начинается первый московский коронавирусный карантин. Вынужденная изоляция, кризис среднего возраста и столкновение поколений — в новой книге серии «Русская современная классика».
0
0
0
1374
Антиутопия Веры Богдановой посвящена травме и ее последствиям, писательница размышляет о нравственном выборе, справедливости и относительности этого понятия. Главный герой — Павел Чжан, в честь которого названа книга, — уезжает из колонизирующейся России в Китай и стремится забыть о прошлом. Но однажды встречает человека, когда-то давно сломавшего ему жизнь, и обнаруживает в себе тьму, о которой не подозревал.
0
0
0
3750
Ксения Букша — петербургская писательница и поэтесса, лауреат премии «Национальный бестселлер». Пока героиня ее нового романа, пятилетнаяя Стеша, открывает окошечки адвент-календаря и достает оттуда шоколадки, ее родители открывают окошечки прошлого и достают оттуда воспоминания, пытаясь понять, что же им делать дальше. А на фоне играет музыка Баха.
0
0
0
2054
В этом году «Редакция Елены Шубиной» переиздает роман, впервые опубликованный в практически родном для писателя Красноярске, где он окончил журфак и трудился корреспондентом и редактором ИД «Коммерсантъ» до переезда в Москву. Именно работа «подкидывала» злободневные темы для написания «офисной антиутопии» с элементами критики власти — так и появилась социальная фантастика, описывающая судьбы нашего общества и открывающая читателю глаза на мир вокруг.
0
0
0
1950
Леонид Юзефович — писатель, историк и сценарист. Авторское определение жанра новой книги «Филэллин» — «роман в дневниках, письмах и мысленных разговорах героев с отсутствующими собеседниками». И хотя в художественном мире произведения действуют реальные лица (например, Александр I), историческая реконструкция, по признанию самого писателя, не была главной задачей: подлинные события — это лишь канва, по которой расшиты узоры воображения. 
0
0
0
3050
В «Последнем времени» — восьмом произведении Шамиля Идиатуллина в крупной форме — рассказывается о мире, в котором не было захватнических войн и переселения народов, великих империй и мировых религий. Здесь «свои» жили благополучно, а «чужие» безжалостно уничножались. Потом же наступило «последнее время».
0
0
0
4558
Хорошей жанровой прозы в России не то чтобы много. Жанр либо воспроизводится в виде готовых формул авторами самиздата (для выхода на бумаге требования все выше), либо эксплуатируется «большой литературой». Однако появление «Сада» показывает, что жанр в России не только возможен, но и может быть актуальным.
0
1
1
8706
На обложке «Время говорить» — ханукальная игрушка, а в блербе — цитата Дины Рубиной. Тут волей-неволей ждешь сладкого женского с некоторым национальным колоритом, а находишь историю 12-летней, потом 15-летней девочки, переживающей измены отца, развод родителей, смерть лучшей подруги от суицида, а затем и первую любовь с очень неожиданным финалом.
0
1
0
3078
«Пьяные птицы, веселые волки» — сборник сказок, притч и пьес о современных чудаках, которые незаметно живут рядом с нами и в нас самих. Мир в книге Бабушкина волшебен и по-детски изменчив: пивная кружка может рассуждать с крышкой для кастрюли о смысле жизни, а гипсовый олень — задаваться главными вопросами бытия. И на каждый день недели есть своя сказка.
0
0
0
2442
Сенчин выходит за рамки простого рассказа «о знакомых» или текста «по следам актуальных событий» — в истории о политических дрязгах, узнаваемых фигурах и заигрывании со смертью проступает история потерянного человека, которому казалось, что он уверен в правильности своих поступков. А жизнь оказалась немного сложнее и неудобнее.
0
0
0
3750
Текст Водолазкина построен по законам абсурдистской пьесы — нарушается привычная зрителю/читателю логика. Едва читатель настроился воспринимать ее в таком ключе — происходит резкий перелом сюжета и из абсурдистской пьеса становится текстом о вечном: о любви, предназначении, жизни и смерти. Ирония же заключается в том, что столь внезапный поворот тоже оказывается своего рода нарушением привычной логики.
0
0
0
4046
Роман Сенчин — прозаик-реалист, автор романов «Елтышевы», «Зона затопления», сборников короткой прозы и публицистики. Лауреат премий «Большая книга», «Ясная Поляна», финалист «Русского Букера» и «Национального бестселлера». Лейтмотивом нового сборника «Петля» стали перемены в жизни, к которым стремятся все герои, в том числе пациенты и сотрудники психбольницы. Об экзистенциальных метаморфозах медсестры-оборотня читайте в рассказе «Функции».
0
0
0
2378
Как и сейчас, растеряны все: медицина, власть, силовики, изолированные и, конечно же, их близкие. Пожалуй, самая надрывная тема «Чумы» — это как раз хрупкие, наполненные тревогой и ужасом человеческие отношения. В страхе смерти люди осознают собственную конечность — и в этом осознании обнажается личная правда, лишенная инертной стабильности и привычных декораций.
0
0
0
7778
Кинематограф и литература уже давно и тесно взаимосвязаны: по книгам снимаются сериалы и фильмы, по фильмам и сериалам пишутся книги, наконец, книги выходят в формате сериала — по главам, заставляя ждать и гадать, а что же будет дальше? Теперь мы можем рассуждать не только о том, каким герой предстает в нашем воображении и каким он оказывается на экране, но и о том, где глубже раскрыт характер персонажа — в сериале или романе, написанном по его мотивам. Книги, вышедшие не так давно и совсем недавно экранизированные, — в новой подборке «Прочтения».
0
1
0
2722
В новом романе подходы Савельева к категории события или развития действия работают главным образом на создание особой картины мира, которая дополняет уже написанное другими авторами серии «Актуальный роман». Но надо признать, что лучше всего суть книги Савельева отражают слова «Актуальный абсурд».
0
2
0
4830
Творческие встречи с Леонидом Юзефовичем, Валерием Шубинским и Людмилой Улицкой, лекция о культурных связях России и Финляндии и презентация собрания сочинений Сергея Довлатова – литературная жизнь в Москве и Петербурге словно предчувствует приближение весны. Подробнее – в новом дайджесте «Прочтения».
0
0
0
3642
Оба романа, о которых пойдет речь, — «Непостоянные величины» Булата Ханова и «В Советском Союзе не было аддерола» Ольги Брейнингер — с определенными оговорками можно назвать романами взросления. Кроме того, они относятся к категории беллетризованного автофикшена, а в их основу положены личные переживания.
0
0
0
4258
Произведения последних лет у Ксении Букши отличались непостоянством формы, в которой слова сопротивлялись линейности и не желали укладываться в единообразный ряд. На «Чурове и Чурбанове» это структурное прозотрясение вдруг остановилось — подозрительная тишь да гладь, никаких экспериментальных выкрутасов.
0
0
1
6538
«Как тебе такое, Iron Mask?» — реалистический роман, сюжет которого связан с неким подобием путча, происходящим в Москве: окружение Путина отстраняет его от власти. И отец Алексея Николаева — чиновник, ранее отправивший своего сына учиться в Кембридж, — как-то в этом замешан. В романе, приправленном сатирой на «новое дворянство», царит атмосфера безумия и непонимания. Сможет ли найти ответ главный герой?
0
0
0
4206
В этом году мы опубликовали около 300 уникальных материалов, из них — более 100 рецензий на книжные новинки и около 40 произведений молодых авторов, провели наш первый мини-фестиваль. Нам есть, чем гордиться, и мы входим в новый год с желанием продолжать свою работу, а также огромным количеством планов.
0
2
0
2950
В новом сборнике Евгения Водолазкина на первый план выходит сам автор. «Маленький личный Рай детства», история семьи, родные Петербург и Киев, Пушкинский Дом и занятия наукой, переход от филолога-медиевиста к писателю, впервые рассказанные подробности создания «Лавра», «Авиатора», «Брисбена».
0
0
0
10058
Сквозь нагромождение символов и предчувствий отчетливо проглядывает все та же российская действительность — только на этот раз постсоветская. Проза Елизарова вообще не лишена сентиментальной пацанской эстетики, какую ожидаешь встретить скорее в романах Захара Прилепина. Хтонь проступает в повествовании сквозь полупьяный шепот и застольные каламбуры.
0
0
0
15490
Впечатляет не столько фактура рассказов — хотя и там много такого, что может шокировать, — сколько время от времени нагоняющая и тюкающая по темечку печаль и предчувствие разных неуютных состояний. Ближе к финалу книги при недозированном ее употреблении может быть даже неприятно. И страшно. Будьте, как говорится, осторожны.
0
0
0
7298
Любой мало-мальски сообразительный читатель в первой половине романа догадается, что политическая и любовная линии должны быть объединены, а во второй без спойлеров поймет, как именно.
0
1
1
8422
Писатель и журналист Дмитрий Захаров родом из закрытого атомного города под Красноярском, сейчас живет в Москве. Его повести и рассказы в разное время публиковались в журналах «День и ночь», «Техника молодежи» и литературных сборниках, а в 2015 году вышел первый роман — антиутопия «Репродуктор». В центре новой книги автора — история уличного художника, «русского Бэнкси», граффити которого всегда носят политический характер, а после их создания нарисованный персонаж погибает.
0
0
0
8286