# Редакция Елены Шубиной

Текст Водолазкина построен по законам абсурдистской пьесы — нарушается привычная зрителю/читателю логика. Едва читатель настроился воспринимать ее в таком ключе — происходит резкий перелом сюжета и из абсурдистской пьеса становится текстом о вечном: о любви, предназначении, жизни и смерти. Ирония же заключается в том, что столь внезапный поворот тоже оказывается своего рода нарушением привычной логики.
0
0
0
1414
Роман Сенчин — прозаик-реалист, автор романов «Елтышевы», «Зона затопления», сборников короткой прозы и публицистики. Лауреат премий «Большая книга», «Ясная Поляна», финалист «Русского Букера» и «Национального бестселлера». Лейтмотивом нового сборника «Петля» стали перемены в жизни, к которым стремятся все герои, в том числе пациенты и сотрудники психбольницы. Об экзистенциальных метаморфозах медсестры-оборотня читайте в рассказе «Функции».
0
0
0
958
Как и сейчас, растеряны все: медицина, власть, силовики, изолированные и, конечно же, их близкие. Пожалуй, самая надрывная тема «Чумы» — это как раз хрупкие, наполненные тревогой и ужасом человеческие отношения. В страхе смерти люди осознают собственную конечность — и в этом осознании обнажается личная правда, лишенная инертной стабильности и привычных декораций.
0
0
0
4926
Кинематограф и литература уже давно и тесно взаимосвязаны: по книгам снимаются сериалы и фильмы, по фильмам и сериалам пишутся книги, наконец, книги выходят в формате сериала — по главам, заставляя ждать и гадать, а что же будет дальше? Теперь мы можем рассуждать не только о том, каким герой предстает в нашем воображении и каким он оказывается на экране, но и о том, где глубже раскрыт характер персонажа — в сериале или романе, написанном по его мотивам. Книги, вышедшие не так давно и совсем недавно экранизированные, — в новой подборке «Прочтения».
0
1
0
1498
В новом романе подходы Савельева к категории события или развития действия работают главным образом на создание особой картины мира, которая дополняет уже написанное другими авторами серии «Актуальный роман». Но надо признать, что лучше всего суть книги Савельева отражают слова «Актуальный абсурд».
0
2
0
3506
Творческие встречи с Леонидом Юзефовичем, Валерием Шубинским и Людмилой Улицкой, лекция о культурных связях России и Финляндии и презентация собрания сочинений Сергея Довлатова – литературная жизнь в Москве и Петербурге словно предчувствует приближение весны. Подробнее – в новом дайджесте «Прочтения».
0
0
0
2130
Оба романа, о которых пойдет речь, — «Непостоянные величины» Булата Ханова и «В Советском Союзе не было аддерола» Ольги Брейнингер — с определенными оговорками можно назвать романами взросления. Кроме того, они относятся к категории беллетризованного автофикшена, а в их основу положены личные переживания.
0
0
0
3098
Произведения последних лет у Ксении Букши отличались непостоянством формы, в которой слова сопротивлялись линейности и не желали укладываться в единообразный ряд. На «Чурове и Чурбанове» это структурное прозотрясение вдруг остановилось — подозрительная тишь да гладь, никаких экспериментальных выкрутасов.
0
0
0
3834
«Как тебе такое, Iron Mask?» — реалистический роман, сюжет которого связан с неким подобием путча, происходящим в Москве: окружение Путина отстраняет его от власти. И отец Алексея Николаева — чиновник, ранее отправивший своего сына учиться в Кембридж, — как-то в этом замешан. В романе, приправленном сатирой на «новое дворянство», царит атмосфера безумия и непонимания. Сможет ли найти ответ главный герой?
0
0
0
3042
В этом году мы опубликовали около 300 уникальных материалов, из них — более 100 рецензий на книжные новинки и около 40 произведений молодых авторов, провели наш первый мини-фестиваль. Нам есть, чем гордиться, и мы входим в новый год с желанием продолжать свою работу, а также огромным количеством планов.
0
1
0
2162
В новом сборнике Евгения Водолазкина на первый план выходит сам автор. «Маленький личный Рай детства», история семьи, родные Петербург и Киев, Пушкинский Дом и занятия наукой, переход от филолога-медиевиста к писателю, впервые рассказанные подробности создания «Лавра», «Авиатора», «Брисбена».
0
0
0
8038
Сквозь нагромождение символов и предчувствий отчетливо проглядывает все та же российская действительность — только на этот раз постсоветская. Проза Елизарова вообще не лишена сентиментальной пацанской эстетики, какую ожидаешь встретить скорее в романах Захара Прилепина. Хтонь проступает в повествовании сквозь полупьяный шепот и застольные каламбуры.
0
0
0
12146
Впечатляет не столько фактура рассказов — хотя и там много такого, что может шокировать, — сколько время от времени нагоняющая и тюкающая по темечку печаль и предчувствие разных неуютных состояний. Ближе к финалу книги при недозированном ее употреблении может быть даже неприятно. И страшно. Будьте, как говорится, осторожны.
0
0
0
5258
Любой мало-мальски сообразительный читатель в первой половине романа догадается, что политическая и любовная линии должны быть объединены, а во второй без спойлеров поймет, как именно.
0
1
1
6382
Писатель и журналист Дмитрий Захаров родом из закрытого атомного города под Красноярском, сейчас живет в Москве. Его повести и рассказы в разное время публиковались в журналах «День и ночь», «Техника молодежи» и литературных сборниках, а в 2015 году вышел первый роман — антиутопия «Репродуктор». В центре новой книги автора — история уличного художника, «русского Бэнкси», граффити которого всегда носят политический характер, а после их создания нарисованный персонаж погибает.
0
0
0
6746
Тема войны, очевидно, не на шутку волнует писателя — причем в разных ее пониманиях — и обычной, и информационной, и, в конце концов, внутренней. Куприянов в одном из интервью говорил, что «желание исчезнуть» — это собственно то, как он понимает войну, она — «форма выразить желание самоуничтожиться». Именно она в первую очередь и становится объединяющей темой для обоих текстов сборника (даже имя Кузьма во сне одного из героев превращается в слово «война»), другое дело, что она в них — минус-прием и остается за рамками повествования и еще большой вопрос — идет ли там на самом деле.
0
3
1
4086
Здесь о каждую страницу читатель вынужден спотыкаться в приступе испанского стыда, пока наконец не приземлится лицом в несуразную реплику: «И статус поменяй на „в свободном поиске“, раз так». «В активном поиске», уважаемый Шамиль Шаукатович, в активном!
0
0
0
5882
Книга рассказов «Сестромам» полна людей, животных и мифических существ. Четыре кольца охраняют Москву, да не всегда спасают; старуха превращается в молодую женщину, да не надолго. В повседневность здесь неизменно вмешивается сказ, а заговоры и прибаутки соседствуют с лондонскими диалектами.
0
0
0
7238
Чижову удается использовать время не только как тематический стержень, но и как композиционный и стилистический инструмент: фактически, весь роман — от идеи до формы — строится с помощью дат, воспоминаний и секундных стрелок.
0
0
0
7134
Роман задумывался как завершающая часть трилогии, в которую вошли книги «Капут» и «Шкура», но не был окончен, поэтому текст пронизан ощущением недовоплощенности. Очевидно, что он только начинает осознавать себя и обретать форму. Малапарте любуется своим величественным замыслом изобразить советских грандов, обреченных сгинуть в эпоху Большого террора, как первертов и декадентов, но не успевает его воплотить.
0
0
0
5038
Первый российский фестиваль креативных индустрий пройдет в Москве на площадках дизайн-квартала Флакон. G8 — это фестиваль, предназначенный для специалистов самых разных творческих сфер: новые медиа, архитектура и дизайн, театр и музыка, книгоиздание и реклама и многие другие.
0
0
0
3530
Евгений Чижов — писатель, журналист и переводчик, несколько лет проживший в Германии, но вернувшийся в Россию. Его новый роман «Собиратель рая» — о ностальгии. Не о том светлом и сентиментальном чувстве, которое, бывает, нахлынет при виде березок и бескрайних просторов — о нет. Совсем наоборот — о той безысходной и безжалостной, неодолимой тяге к корням, когда ничего больше не осталось, ничто над человеком не властно и ничто не удерживает. Это книга о людях, чья молодость пришлась на девяностые; о тех, кто разошелся со своим временем и заблудился в чужом; о сыне, ищущем мать, ушедшую от него в прошлое.
0
0
0
7146
Анна Козлова — писательница, сценаристка сериалов для федеральных каналов, лауреат премии «Национальный бестеллер» в 2017 году за роман «F20». Ее новая книга «Рюрик» вышла в «Фантом-прессе», который специализируется на переводной литературе. Несмотря на название, сюжет нового произведения не связан с историей, Рюриком зовут попугая главной героини. О работе над книгой, отличии сценарной работы от писательской, обретении нового издателя и многом другом писательница рассказала в интервью «Прочтению».​​​​​​​
0
0
0
4358
Повесть Константина Куприянова «Новая реальность» — необходимое напоминание об Оруэлле для нашего времени, приближающегося к реальности «1984». Отрывок из повести — на «Прочтении». ​​​​​​​
0
0
0
4018
Пересказывать сюжет аствацатуровских романов — дело тщетное. Точно так же нелепо будет выглядеть переложенная своими словами лирика или вчерашняя шутка. Условно новый роман дробится на две части. В первой, лондонской, герой погружен в личные проблемы. Он выясняет отношения с любовницей Катей, той самой с «вывороченными» губами, скрывается от преследующих ее бандосов из криминального шоу-бизнеса, посещает наркопритон, занимается любовью и, в конце концов, покидает город, чтобы вернуться в Петербург. В этот момент в романе отчетливо начинает проступать так называемый петербургский текст, в тисках которого современный человек ощущает себя особенно жалким и потерянным.
0
0
0
7506
Новая книга Михаила Шишкина, русского прозаика и лауреата премий «Русский Букер» («Взятие Измаила», 2000), «Национальный бестселлер» («Венерин волос», 2005) и «Большая книга» («Венерин волос», 2006), «Буква на снегу» — это три эссе, объединенные общей темой: писатели, непонятые при жизни, но признанные после смерти. Его герои — Роберт Вальзер, Джеймс Джойс и Владимир Шаров — «становятся буквами, а буквы не знают смерти».
0
0
0
3722
Генеалогическое древо, описанное в книге, широко раскинуло свои ветви как по географии, так и по истории; до Тверской губернии, до благородных графов, сунуло мизинчик на Урал, но история семьи постоянно возвращалась обратно, в Ленинград-Петербург.
0
0
0
4442
Роман Андрея Рубанова «Финист — Ясный сокол» потихоньку становится национальным бестселлером — и в прямом смысле, и как претедент на премию с таким названием. Воображаемая дискуссия критиков о жанре, героях и актуальном посыле книги — на сайте «Прочтения».
0
0
0
2838
Нам говорят: никогда не читайте аннотации — но куда ж без этого, особенно когда издательское описание уже есть, а сама книга еще не вышла. И в случае с Рубановым от восхищения захватывает дух: главный герой нового романа мастера изображения сверхчеловеков — женщина! Впрочем, уже на странице с оглавлением понимаешь, что ожидания твои были обмануты, а во время чтения осознаешь, что еще и ого-го как.
0
0
0
4006
Диктатор отправляется на «гастроли» — страну посмотреть и себя показать, но, разумеется, понятно — это не классический травелог, где важнее сам принцип путешествия, а странствие в личные глубины, о которых нельзя было и подозревать, испытание сердца, взлом тайников души, ментальное самоубийство и последующее, едва ли не магическое, оживление. Иными словами, все круги ада, которые необходимо пройти, чтобы что-то узнать о себе и о мире, в котором ему приходится играть диаметрально противоположные роли.
0
0
0
6166