# Азбука-Аттикус

«Трансмет» смел не только деконструкцией, но и тем, что не боится задавать по-настоящему важные вопросы, которые могут встать перед нами уже совсем скоро: возможно ли цифровое бессмертие? Как соблюдать права людей, вышедших из криозаморозки — и могут ли они почувствовать себя «своими» в мире, который полностью изменился? Что вообще значит быть человеком и можно ли оставаться им, полностью изменив свое тело?
0
0
0
1662
В книге «Портрет мужчины в красном» Джулиан Барнс обращается к истории Самюэля Поцци — модного парижского доктора конца XIX века, изображенного на знаменитом портрете Сарджента. На примере путешествия Поцци писатель исследует закулисье Прекрасной эпохи и описывает взаимоотношения двух исторически соперничающих держав — Франции и Великобритании.
0
0
0
2826
Дэвид Митчелл — английский прозаик, автор романа «Облачный атлас» (2004), вошедшего в шорт-лист Букеровской премии. Книга «Под знаком черного лебедя» была впервые опубликована в 2006 году, а сейчас выходит в новой редакции русского перевода. В центре сюжета — обычный тринадцатилетний подросток, который борется с заиканием, тайно пишет стихи и ссорится со старшей сестрой. Его жизнь вписана в исторический контекст — и это делает текст подлинным слепком эпохи.
0
0
0
1378
Морфей един в двух лицах. С одной стороны, это антропоморфное воплощение одной из сил, которым подвластна вся живая материя во вселенной — вернее, во многих вселенных, реальных и вымышленных. Сон, мечта, греза, фантазия — им подчиняются демоны и боги, люди и животные, супергерои и фейри. Даже другие Вечные, братья и сестры Сэндмена, не чужды самообману.
0
1
0
3434
«Концертмейстер» — это, конечно, проза поэта, но еще больше — проза музыканта. Максим Замшев закончил, помимо Литинститута, еще и училище Гнесиных, и музыкальное в этом романе идет рука об руку с литературным. Главные герои — Александр Лапшин и Арсений Храповицкий — воспринимают мир сквозь призму музыкальных интонаций и звучащих фраз, что в самом тексте проявляется в виде развернутых метафор, которые нужно воспринимать не иначе, как на слух.
0
2
0
3102
Максим Замшев — московский писатель, поэт, переводчик, главный редактор «Литературной газеты». Его произведения, в числе которых десять книг стихотворений и четыре романа, переведены на пятнадцать языков мира. «Концертмейстер» — хроника послевоенной жизни, связывающая судьбы разных персонажей — от медработницы до майора МГБ и пианиста; история о борьбе с собой и попытке сохранить внутренний свет, когда вокруг лишь тьма.
0
0
0
2902
«Опасные привычки» — далеко не самый сложный и многослойный комикс, изданный «Азбукой» за последние годы. Гарт Эннис — честный трудяга, добросовестный исполнитель, но ни разу не экспериментатор, не новатор, не нарушитель жанровых конвенций. Иными словами, не Нил Гейман, не Фрэнк Миллер и уж тем более не Алан Мур.
0
0
0
4642
Главные герои в основном страдают лишь от чувства вины — кстати, в книге неоднократно возникает еврейская тема, обыгранная, правда, скорее шутливо, чем серьезно. «Католики испытывают чувство вины, когда подводят Бога. А евреи — когда подводят родителей», — говорит один из героев, явно намекая на всю свою семью. Но не стоит беспокоиться: к концу книги Мэгги и Итан исправятся.
0
0
0
3106
«Игра» — еще один пример сторителлинга Барикко, немыслимый без сцены и зрителей, и у книги есть свои достоинства и недостатки. С одной стороны, увлекательность, драматизм, блестящие идеи, а с другой — упрощение, фактические неточности и субъективная интерпретация.
0
0
0
5966
Роман Сарамаго ― это несколько притч в одной. Путь к пещере и обратно, поиск жизненного предназначения. Но и сам гончар-демиург, пока делает своих кукол, вспоминает о сотворении разных рас и в целом — о сотворении человека из глины. А когда покидает свой дом, оставляя почти ожившие человеческие фигурки на волю времени, ветров и дождей, становится подобным божеству, оставившему своих детей.
0
0
0
3382
Главный герой «Резьбы по живому» хорошо знаком любителям Уэлша — это Джим Фрэнсис или Бегби, в прошлых книгах бывший психопатом, помешанном на насилии.
0
0
0
3322
Эта выверенная неправильность — то, что не позволяет называть романы викторианской или готической стилизацией. Осознавая, что являет собой природа таланта, Диана Сеттерфилд не рассчитывает на то, что боги нашепчут ей в уши второй несомненный бестселлер, и пишет новую историю — воспринимать ее следует разумом, не сердцем. «Тринадцатая сказка» обволакивает, тянет за собой, как любой продукт вдохновения; в романе «Пока течет река» атмосфера именно что выстраивается.
0
0
0
3514
«Путь к вершинам, или Джулиус» (в оригинале, кстати, название звучит как «The Progress of Julius») относится к одним из ранних произведений дю Морье и на русском языке издается впервые. История Джулиуса — это биография осиротевшего во время войны французского еврея, эмигрировавшего в Алжир и позже сколотившего состояние в Лондоне благодаря токсичной амбициозности и пугающему карьеризму.
0
0
0
5494
Романы британского прозаика и преподавателя французской литературы Дианы Сеттерфилд «Тринадцатая сказка» и «Беллмэн и Блэк, или Человек в черном» подобны сну: однажды исчезает понимание, где реальность, а где — история, настолько тесно они переплетаются. Трактир на перепутье дорог, куда приходят не только отдохнуть, но и послушать и рассказать историю, — известный хронотоп, и в книге «Пока течет река» писательница обращается к нему. Однажды, в самую длинную ночь в году, в день зимнего солнцестояния на пороге появляется израненный чужак с мертвой девочкой на руках, которая — вот уж неожиданность — оказывается и не совсем мертвой... Приглушите свет, вслушайтесь в голос рассказчика и плывите по течению, пока оно уносит вас вдаль.
0
0
0
3958
Главное отличие нового романа писательницы от прославившей ее «Большой маленькой лжи» — в средствах: там было и насилие, и убийство, и животный страх. Здесь остается страх — без насилия и убийств.
0
0
0
3782
Девять человек приезжают в пансионат на десять дней: кто-то хочет похудеть или избавиться от алкогольной зависимости, кто-то — просто отдохнуть или изменить свою жизнь. Но, разумеется, все оказывается не так просто: десять дней, предвещающие релакс, правильное питание и строгий, но полезный распорядок дня, оборачиваются борьбой за выживание. Книга «Девять совсем незнакомых людей» Лианы Мориарти, известной романами «Большая маленькая ложь», «Три желания», «Верные, безумные, виновные» и другими, напоминает классический триллер, где за приятным фасадом скрывается безумная гонка насмерть, и предсказать, чем же она закончится, трудно.
0
-1
0
5222
Создавая классический нуарный детектив, Шейбон, очевидно, изрядно иронизировал: помимо альтернативной реальности, преувеличенно здесь примерно все. У главного героя очень мрачное прошлое — начинать можно прямо по Фрейду: в детстве Ландсмана заставляли играть в ненавистные шахматы, из-за которых ему постоянно приходилось чувствовать себя идиотом. Отец покончил жизнь самоубийством — и сын вплоть до зрелых лет винил в этом именно себя. Да что там отец — самоубийцей окажется и дед, любимая сестра разбилась на самолете, ребенок умер, еще не родившись, жена бросила, работа дурацкая, жизнь прошла мимо.
0
0
0
5106
Герои у Етоева выглядят архетипично: — у одних фамилии говорящие, другие обязательно хороши, третьи традиционно и беспросветно злы и бессовестны. Набор этих качеств касается только так называемой цивилизованной части Сибири. Как только сюжет ступает на загадочные земли тундры, понятие зла размывается — там царит вечная схватка жизни и смерти, старых обид и мистического колдовства.
0
0
0
4838
Александр Етоев — писатель, редактор, критик. Начав карьеру как инженер-механик, он пришел к книгоизданию, а от него — к писательству. Действие романа «Я буду всегда с тобой» разворачивается в середине XX века — 1943 году. Зауралье, Полярный круг, Обь и оленьи стойбища, тундра и тишина — и сюда долетает тревога, кого-то корежит и ломает, кого-то — возвышает и делает сильнее. В центре сюжета — художник, который даже во время войны и горя находит силы для созидания и жизни, а не выживания.
0
0
0
4718
Роман Шейбона — история об эмиграции, утрате семьи и прошлого, трудности адаптации в новом мире. Эта книга о бесконечных побегах: из Европы в Америку, из реальности в мир воображения, от болезненных воспоминаний и собственной сексуальности. Но этот жизнеутверждающий текст и об искусстве освобождения, о чудесных прыжках с небоскреба, о преодолении одиночества и страха, рамок жанра и двухмерных представлений о реальности и самих себе.
0
0
0
3466
Ранние стихи Барсковой, которыми открывается книга, очень личные, часто пересекающиеся с биографией, вбирающие в себя материал грубый и необработанный. По мере чтения эти интимные драмы и персональные катастрофы, присыпанные не всегда убедительными спецэффектами, начинают меркнуть, уступая место более сложным сочинениям.
0
0
0
2710
На семистах страницах перед читателем развернутся три истории: Кертиса, Стэнли и Гривано. Каждый из героев находится в своем времени в поисках чего-то или кого-то... Так, первый идет по следам своего неуловимого друга Стэнли — виртуоза карточных игр, а параллельно с этим пытается восстановить цепь событий, которая привела его в Лас-Вегас. Стэнли же становится героем второй сюжетной линии. Он пытается отыскать автора поразившей его книги «Зеркальный вор» (к помощи которой прибегает и Кертис в своих поисках).
0
0
0
3718
Для каждого нового произведения Джулиан Барнс переизобретает язык и принципы работы с жанровыми и стилистическими регистрами. Для романа «Одна история» он намеренно выбрал поросший мхом мелодраматический сюжет, однако классическая любовная завязка лишь маскирует до поры до времени основной конфликт — между памятью и литературой.
0
0
0
3794
Искусство объединяет. Искушенного эстета — и любителя комиксов. Ребенка — и арт-дилера. Собаку — и зайца. Красоту — и уродство. Журнал «Прочтение» объединил восемь необычных книг, каждая из которых подкупает не только оригинальностью идеи, но и изящностью исполнения.
0
0
0
4638
На русском языке выходит «Зеркальный вор» — яркий дебют американца Мартина Сэя, которого сравнивают то с Дэвидом Митчеллом, то с Умберто Эко.
0
0
0
3202
К чему бы ни обращался «Мидас словесности» Джулиан Барнс, будь то роман или эссе — он все (или почти все) превращает в золото. Вот, пожалуй, то главное, что делает этого автора предсказуемым.
0
0
0
3390
Читателю, ранее не занимавшемуся историей Имеретии, Картли-Кахетии, пробраться сквозь толщу веков будет сложно. Он не получит ни грузинского солнца, ни гор и счастья, зато познакомится с серьезным научным трудом, посвященным прошлому государства, которое обрело свое жизнелюбие на фоне войн, не прекращавшихся три тысячи лет.
0
0
0
1782
Каждый из нас помнит, как, будучи ребенком, ощущал близость волшебства, вращая линзу калейдоскопа. Но где искать магию, когда ты уже взрослый? Достаточно взять в руки «Лунный свет»: трогательная история о большой любви к ближнему, а также к жизни, полной темных тайн и светлых чудес.
0
0
0
1634
Любовь и верность — то, о чем едва ли задумываешься, когда представляешь ужасы Освенцима. Аффинити Конан в своем романе не ведет счет смертям, она пишет историю о жизни, полной созидания. И пока военная документалистика считает тех, кого не уберегли, «Чужекровка» полна любви, которая не признает потерь.
0
0
0
2062
Четыреста страниц загадочного досье, найденного в городке Твин-Пикс, штат Вашингтон, — удивительный подарок для людей, жизнь которых разделилась на «до» и «после», для которых совы навсегда перестали быть просто совами.
0
0
0
2394