# Азбука-Аттикус

Александр Етоев — писатель, редактор, критик. Начав карьеру как инженер-механик, он пришел к книгоизданию, а от него — к писательству. Действие романа «Я буду всегда с тобой» разворачивается в середине XX века — 1943 году. Зауралье, Полярный круг, Обь и оленьи стойбища, тундра и тишина — и сюда долетает тревога, кого-то корежит и ломает, кого-то — возвышает и делает сильнее. В центре сюжета — художник, который даже во время войны и горя находит силы для созидания и жизни, а не выживания.
223
Роман Шейбона — история об эмиграции, утрате семьи и прошлого, трудности адаптации в новом мире. Эта книга о бесконечных побегах: из Европы в Америку, из реальности в мир воображения, от болезненных воспоминаний и собственной сексуальности. Но этот жизнеутверждающий текст и об искусстве освобождения, о чудесных прыжках с небоскреба, о преодолении одиночества и страха, рамок жанра и двухмерных представлений о реальности и самих себе.
154
Ранние стихи Барсковой, которыми открывается книга, очень личные, часто пересекающиеся с биографией, вбирающие в себя материал грубый и необработанный. По мере чтения эти интимные драмы и персональные катастрофы, присыпанные не всегда убедительными спецэффектами, начинают меркнуть, уступая место более сложным сочинениям.
175
На семистах страницах перед читателем развернутся три истории: Кертиса, Стэнли и Гривано. Каждый из героев находится в своем времени в поисках чего-то или кого-то... Так, первый идет по следам своего неуловимого друга Стэнли — виртуоза карточных игр, а параллельно с этим пытается восстановить цепь событий, которая привела его в Лас-Вегас. Стэнли же становится героем второй сюжетной линии. Он пытается отыскать автора поразившей его книги «Зеркальный вор» (к помощи которой прибегает и Кертис в своих поисках).
185
Для каждого нового произведения Джулиан Барнс переизобретает язык и принципы работы с жанровыми и стилистическими регистрами. Для романа «Одна история» он намеренно выбрал поросший мхом мелодраматический сюжет, однако классическая любовная завязка лишь маскирует до поры до времени основной конфликт — между памятью и литературой.
296
Искусство объединяет. Искушенного эстета — и любителя комиксов. Ребенка — и арт-дилера. Собаку — и зайца. Красоту — и уродство. Журнал «Прочтение» объединил восемь необычных книг, каждая из которых подкупает не только оригинальностью идеи, но и изящностью исполнения.
520
На русском языке выходит «Зеркальный вор» — яркий дебют американца Мартина Сэя, которого сравнивают то с Дэвидом Митчеллом, то с Умберто Эко.
274
К чему бы ни обращался «Мидас словесности» Джулиан Барнс, будь то роман или эссе — он все (или почти все) превращает в золото. Вот, пожалуй, то главное, что делает этого автора предсказуемым.
290
Читателю, ранее не занимавшемуся историей Имеретии, Картли-Кахетии, пробраться сквозь толщу веков будет сложно. Он не получит ни грузинского солнца, ни гор и счастья, зато познакомится с серьезным научным трудом, посвященным прошлому государства, которое обрело свое жизнелюбие на фоне войн, не прекращавшихся три тысячи лет.
59
Каждый из нас помнит, как, будучи ребенком, ощущал близость волшебства, вращая линзу калейдоскопа. Но где искать магию, когда ты уже взрослый? Достаточно взять в руки «Лунный свет»: трогательная история о большой любви к ближнему, а также к жизни, полной темных тайн и светлых чудес.
66
Любовь и верность — то, о чем едва ли задумываешься, когда представляешь ужасы Освенцима. Аффинити Конан в своем романе не ведет счет смертям, она пишет историю о жизни, полной созидания. И пока военная документалистика считает тех, кого не уберегли, «Чужекровка» полна любви, которая не признает потерь.
68
Четыреста страниц загадочного досье, найденного в городке Твин-Пикс, штат Вашингтон, — удивительный подарок для людей, жизнь которых разделилась на «до» и «после», для которых совы навсегда перестали быть просто совами.
92
Роман выдающегося каталонского писателя Жауме Кабре «Тень евнуха» — смешная и грустная история сентиментального и влюбчивого любителя искусства, отпрыска древнего рода Женсана, который в поисках Пути, Истины и Жизни посвятил свои студенческие годы вооруженной борьбе за справедливость.
69
Британский литературовед и историк Дональд Рейфилд, автор биографии «Жизнь Антона Чехова», главный редактор «Полного грузинско-английского словаря», создал уникальный труд — историю Грузии, драгоценный сплав, в котором органично слились исторические хроники, уникальные документальные свидетельства и яркое повествование.
110
В начале следующей недели пройдут несколько мероприятий с участием нобелевского лауреата Орхана Памука. О вечном противостоянии Востока и Запада в его последнем романе «Рыжеволосая женщина» размышляет писатель Оксана Бутузова.
53
Атмосферу по-кинговски мрачную и по-эшеровски парадоксальную, с лестницами, ведущими одновременно вверх и вниз пытается воссоздать «Голодный дом».
57
Романтическая линия Раймундо и Марии-Сары так трогательна, что даже упускаешь тот факт, что причину этой стремительной влюбленности автор решил оставить такой же тайной, как и ту, по какой корректор добавил частицу «не».
57
Титанические аферы, шизофренические проекты, картины ада, а также блестящая лекция о том, куда же за сто лет приплыл пароход современности, – в сатирической дьяволиаде, написанной очень серьезным профессором-филологом.
69
Антония Байетт знает все об английской жизни XIX ‒ XX веков: от политических перипетий до модных узоров на праздничных платьях.
71
Каждый раз, когда открываешь книгу Уильяма Сарояна, представляется, будто вот он, собственной персоной, садится напротив тебя, берет твои руки в свои и с улыбкой говорит: «Давайте поговорим о простом». Его романы – это всегда диалог, поскольку все образы и откровения находят отклик в том, что мы привыкли называть душой.
48
Впервые на русском языке вышел роман крупнейшего писателя современной Португалии, лауреата Нобелевской премии по литературе, Жозе Сарамаго «История осады Лиссабона». Повествование о корректоре, который благодаря одной частице «не» смог поменять мировую и личную истории.
73
Женщины романа прекрасны в споре с судьбой, отстаивании прав на любовь, внимание и уважение. Скрытые от глаз платками и длинными одеждами, они надолго овладевают разумом героев, вдохновляя их на поступки.
52
Из жизней самых обычных персонажей у автора получилось создать целый сериал, как это всегда отлично выходит не только у латиноамериканских писателей, но и у сценаристов. Недаром вместе с двумя историями мы получаем множество маленьких сюжетов и второстепенных образов.
65
На обложке комикса вовсе не просто так стоит маркер «18+». Внутри есть откровенные сцены и сцены насилия на фоне пасторальных картин падающих хлопьев снега. Это история для умных взрослых, взрослых, способных почувствовать эстетику жанра.
89
В это утро кто-то прикнопил на старую деревянную дверь, на высоте бронзового молотка, голубой конверт, на котором большими буквами было четко обозначено имя адресата... Насколько помнил дон Фелисито, ему впервые доставляли письмо подобным образом, словно повестку в суд или квитанцию на штраф.
216
Дряблые подмышки... какие есть упражнения против дряблости подмышек? Что же делать? Пришла расплата, а за что? За тщеславие. Нет, даже не так. За то, что в свое время ты была наделена приятной наружностью, которая говорила вместо тебя...
60
Дома во время рождественских и новогодних каникул у Черчилля опухло горло и разболелась печень. В письме матери, которая опять путешествовала, он жаловался, что лекарства приходится принимать шесть раз в день.
65
Книгопродавцы, критики и простые читатели задолго до открытия делали ставки на своих фаворитов и составляли списки рекомендованной литературы. Оправдались ли их ожидания – об этом журналу «Прочтение» рассказали представители девяти издательств.
81
«Я исповедуюсь» – и детектив, и исторический роман, и философское сочинение. В целом – одно большое, искреннее и невероятно талантливое признание в любви. Дело в том, что все написанное Ардевол адресует своей возлюбленной, с которой ему уже никогда не удастся встретиться.
68
Прошлого не изменишь. Я давно смирился с этим. Трудно только смириться с тем, что снова и снова не понимаешь прошлого. Возможно, и впрямь не бывает худа без добра. А возможно, всякое худо только и бывает что худым.
195