Дэвид Митчелл. Под знаком черного лебедя

  • Дэвид Митчелл. Под знаком черного лебедя / пер. с англ. Т. Боровиковой. — М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2020. — 512 с.

Дэвид Митчелл — английский прозаик, автор романа «Облачный атлас» (2004), вошедшего в шорт-лист Букеровской премии. По признанию писателя, сильное влияние на его творчество оказала русская классическая литература: он регулярно перечитывает Чехова, и самого Митчелла сравнивают с Толстым. Книга «Под знаком черного лебедя» была впервые опубликована в 2006 году, а сейчас выходит в новой редакции русского перевода. Это роман воспитания, который можно поставить в один ряд с произведениями Сэлинджера, Харпер Ли и Брэдбери. В центре сюжета — обычный тринадцатилетний подросток, который борется с заиканием, тайно пишет стихи и ссорится со старшей сестрой. Его жизнь вписана в исторический контекст — и это делает текст подлинным слепком эпохи.

Упомянутые в наших публикациях книги можно приобрести с доставкой в независимых магазинах (ищите ближайший к вам на карте) или заказать на сайтах издательств, поддержав тем самым переживающий сейчас трудный момент книжный бизнес.

Призраки

И вот я привязывал нитку к дверному молотку мистера Блейка, усираясь от страха. Молоток у мистера Блейка — в виде рычащего льва. «Хулиганишь? Ай-яй-яй! Спать не ляжешь — так и знай: злое чудище придет и головку отгрызет». За спиной у меня, на детской площадке, Росс Уилкокс только и мечтал, чтобы я облажался. Дон Мэдден сидела рядом с ним на шведской стенке. Уличный фонарь подсвечивал ее волосы, окружая голову нимбом. Что думала она — кто ее знает. Гилберт Свинъярд и Пит Редмарли медленно крутились на карусели, наблюдая за мной. Дин Дуран взобрался на верхний конец доски качелей. Нижний конец прижимал Плуто Ноук. Огонек его сигареты светился в сумерках. Из-за Плуто Ноука я сейчас и возился с дверным молотком. Когда Гилберт Свинъярд забил гол в палисадник мистера Блейка и мистер Блейк конфисковал мяч, Ноук сказал:

— По мне, этот козел заслуживает, чтобы ему хорошенько постучали.

Слово «постучать» звучит безобидно, но, как это часто бывает, безобидное название прикрывает неприятную суть. Это значит — постучать в дверь и быстро убежать до того, как жертва откроет. Вроде ничего страшного, но, если с тобой такое случилось, начинаешь думать: «Что это — ветер, или дети хулиганят, или кто-то пришел, чтобы зарезать меня в собственной постели? Почему изо всех домов в деревне выбрали именно мой?»

Очень неприятно.

А может, это из-за Росса Уилкокса я тут. Если бы он не лизался с Дон Мэдден, засовывая ей язык чуть не в самое горло, я свалил бы домой, как только Плуто Ноук упомянул про «постучать». Я бы не начал хвастливо рассказывать, как мой кузен Хьюго привязывает нитку к дверному молотку, а потом сводит жертву с ума, стуча в дверь с безопасного расстояния. Уилкокс попытался высмеять всю затею:

— Нитку же видно.

— Нет, — парировал я, — не видно, если взять черную и потом ослабить ее, чтобы упала на землю.

— А ты-то откуда знаешь? Можно подумать, ты пробовал.

— Еще как пробовал. У моего двоюродного брата, в Ричмонде.

— Ричмонд — это где ваще?

— Практически в Лондоне. Мы тогда классно поржали.

— Да, должно получиться, — вмешался Плуто Ноук. — Но самое сложное — это привязать нитку.

— Это ж какая смелость нужна. — На Дон Мэдден сегодня были джинсы с рисунком под змеиную кожу.

— Не-а, это как два пальца обоссать, — возразил я. Раз уж я сам предложил эту затею...


Привязывать нитку к дверному молотку, когда одно неловкое движение — и ты покойник, — это далеко не как два пальца обоссать. У мистера Блейка работал телевизор — передавали девятичасовые новости. Через открытое окно доносился аромат жареного лука и рассказ о войне в Бейруте. По слухам, у мистера Блейка есть пневматическая винтовка. Он работал в Вустере на фабрике горнодобывающего оборудования, но его сократили, и с тех пор он нигде не работает. Жена его умерла от лейкемии. У него есть сын по имени Мартин, которому сейчас должно быть лет двадцать, но однажды вечером (если верить Келли Дуран) они поссорились, и Мартина с тех пор никто не видел. Кто-то получил от него письмо с нефтяной вышки на Северном море, кто-то еще — с консервной фабрики на Аляске.

Короче, Плуто Ноук, Гилберт Свинъярд и Пит Редмарли зассали, так что очень впечатлились, когда я сказал, что сам привяжу нитку. Но теперь у меня дрожали пальцы, и я никак не мог завязать простой «бабий» узел.

Готово.

У меня пересохло в горле.

Я смертельно осторожно опустил молоток на латунного льва.

Главное теперь — не испортить все в последний момент, не паниковать и не думать, что сделают со мной родители и мистер Блейк, если я попадусь.

Я начал пятиться и постепенно разматывать нитку, стараясь не оставлять следов на мелком гравии дорожки.

Доисторические деревья мистера Блейка отбрасывали саблезубые тени.

Ржавые петли калитки заскрипели, как стекло, которое вот-вот разобьется со звоном.
Окно мистера Блейка распахнулось.

Пневматическая винтовка выстрелила, и пуля ударила меня в шею.


До меня дошло, что телевизор стал тише, и я запоздало сообразил, что окно не открылось, а захлопнулось. А пуля на самом деле была летящим жуком или чем-нибудь вроде.

— Видел бы ты свою рожу! — гоготнул Росс Уилкокс, когда я вернулся на детскую площадку. — Вид был — как будто ты обделался!

Но его никто не поддержал.

Пит Редмарли харкнул на землю.

— Зато он дело сделал.

— Ага, — Гилберт Свинъярд тоже сплюнул, — а у некоторых кишка тонка.

— Круто, Джейс, — сказал Дин Дуран.

Я послал Дон Мэдден телепатическое сообщение: «Твой калека-дружок небось на такое не отважится».

— Пора начинать игру, детки. — Плуто Ноук вскочил с доски, и Дуран грохнулся на землю и с воплем покатился по грязи. — Джейсон, дай-ка нам нитку. — (Впервые в жизни он назвал меня не «Тейлор» и не «эй, ты».) — Нанесем козлу визит.

Мне стало тепло от похвалы. Я протянул ему нитку.

— Пусти-ка меня, Плуто, — сказал Пит Редмарли. — Это моя нитка.

— Ладно врать — твоя, ты ее спер у своей бабки. — Плуто Ноук полез на детскую горку, по дороге стравливая с катушки побольше нитки. — Тут нужно умеючи, поняли? Готовы?

Мы все закивали и приняли позы ни к чему не причастных людей.

Плуто Ноук намотал нитку на катушку и осторожно потянул.

Ему ответил латунный дверной молоток в форме льва. Раз, два, три.

— Мастер, — пробормотал Плуто Ноук. Похвала горячей волной разбилась о мое сердце.

Тупой топор тишины казнил все звуки на детской площадке.

Плуто Ноук, Свинъярд и Редмарли переглянулись.

Потом посмотрели на меня, словно я был одним из них.

— Да? — В прямоугольнике желтого света появился мистер Блейк. — Кто тут?

Мне стало жарко, и кровь словно заплескалась в жилах. «Ой, в какое дерьмо мы можем вляпаться». Мистер Блейк шагнул вперед:

— Кто тут?

Он заметил нас.

— Папан Ника Юэна продает старый «судзуки» Тома Гранту Бёрчу. — Пит Редмарли словно продолжал уже давно завязавшийся интересный разговор.

— Бёрчу? — хрюкнул Уилкокс. — Зачем этому калеке мотоцикл?

— Если у человека сломана рука, это еще не значит, что он калека. По-моему, так, — сказал Гилберт Свинъярд.

Уилкокс не осмелился возразить. К моему восторгу.

Все это время мистер Блейк сверлил нас злобным взглядом. И наконец вернулся в дом.

Когда дверь захлопнулась, Плуто Ноук захлебнулся смехом:
— Круть, а, блин?!

— Круть, — отозвался Дин Дуран.

Дон Мэдден прикусила нижнюю губу и одарила меня откровенной, зовущей улыбкой.

«Я привяжу пятьдесят ниток, — мысленно телеграфировал я ей, — к пятидесяти дверным молоткам».

— Совсем из ума выжил, козел старый, — пробормотал Росс Уилкокс. — Он наверняка слепой как крот, блин. Наверняка наступил на нитку.

— Да он и не искал никакую нитку, — ответил Гилберт Свинъярд.

— Дай-ка теперь нам, Плуто, — сказал Пит Редмарли.

— Обойдешься, Пит. Такую круть я никому не отдам. Пошли на второй раунд?

Молоток на двери мистера Блейка ударил раз-другой...

Дверь немедленно распахнулась, и катушка вылетела из руки у Плуто Ноука. Она стукнулась о гудроновое покрытие под качелями.

— Ах ты... — рявкнул мистер Блейк на несуществующего шутника, который вовсе не стоял, дрожа от страха, на крыльце мистера Блейка или где-либо еще.

У меня возникло странное ощущение, что все происходящее на самом деле происходит не сейчас.

Мистер Блейк обследовал свой палисадник, пытаясь найти затаившегося хулигана.

— Так сколько Юэны хотят со старины Бёрча за мотоцикл? — громко и невинно спросил Гилберт Свинъярд у Пита Редмарли.

— Не знаю, — ответил Пит Редмарли. — Наверно, пару сотен.

— Двести пятьдесят, — влез Дуран. — Келли слышала, как Айзек Пай говорил Барсуку Харрису в «Черном лебеде».

Мистер Блейк дошел до своей калитки. (Я старался держаться так, чтобы лицо было в тени, и надеялся, что он меня не узнает.)

— Джайлс Ноук! Я мог бы и сразу догадаться. Ты что, хочешь еще одну ночь провести в полиции в Аптоне? Если в дело вмешается полиция, Уилкокс точно меня заложит.

— Ах ты, говнюк!

— Вы со мной разговариваете? Я думал, вы ищете того парня, который постучал к вам в дверь и убежал.

— Херня! Это был ты!

— Ага, и перелетел от вашей двери сюда на крылышках.

— Тогда кто это был?

Плуто Ноук засмеялся, и этот смешок словно говорил: «А иди ты...»

— Вы о ком?

— Все ясно! — Мистер Блейк на шаг отступил. — Я звоню в полицию!

И тут Плуто Ноук изобразил мистера Блейка — просто уничтожил его:

— «Алло, полиция? Говорит Роджер Блейк. Да-да, тот самый безработный избиватель детей из Лужка Черного Лебедя. Слушайте, тут один мальчишка все время стучит ко мне в дверь и убегает. Нет, я не знаю, как его зовут. Нет, я его, собственно говоря, и не видел, но вы должны приехать и арестовать его! Хорошенько засадить ему блестящей твердой дубинкой! Я должен сам это сделать, я настаиваю!»

И все это — оттого, что я вздумал привязать нитку. Чудовищно. Ужасно.

— После всего, что случилось с твоим отцом, этим подонком, — голос мистера Блейка сочился ядом, — тебе бы следовало знать, куда в итоге попадает всякое дерьмо.

Дуран чихнул, словно что-то взорвалось.


Вот подлинная история про Джайлса, он же Плуто, Ноука. Прошлой осенью наш учитель рисования мистер Данвуди пригласил Колетту Тюрбо, тогдашнюю подружку Ноука, вступить в Клуб любителей искусства. Клуб любителей искусства собирается после школы, и туда принимают только по приглашениям Данвуди. Колетта Тюрбо пришла на встречу клуба, и оказалось, что там никого нет, кроме нее и Данвуди. Он велел ей позировать без лифчика в фотолаборатории, а он будет ее фотографировать. Она сказала: «Извините, сэр, не думаю, что мне этого хочется». Данвуди сказал, что если она зароет в землю свои таланты, то выйдет замуж за деревенского дурачка и всю жизнь просидит на кассе в супермаркете. Колетта Тюрбо просто ушла. Назавтра Плуто Ноук и его приятель с Аптонской фабрики свиных шкварок в обеденный перерыв явились на учительскую стоянку машин. Собралась небольшая толпа. Плуто Ноук и его приятель взяли «ситроен» Данвуди за четыре угла и перевернули его вверх колесами.

— СКАЖЕШЬ ЛЕГАВЫМ, ЧТО ЭТО СДЕЛАЛ Я, — И Я ИМ РАССКАЖУ, ПОЧЕМУ Я ЭТО СДЕЛАЛ! — проорал Плуто во всю глотку, обращаясь к окну учительской.

Люди все время говорят: «А мне до задницы». Но только для Плуто Ноука жить так, что ему всё до задницы, — заповедь, которую он свято блюдет.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Азбука-АттикусИностранкаДэвид МитчелПод знаком черного лебедя
Подборки:
0
0
1346

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь