# Издательство Ивана Лимбаха

Чеслав Милош — поэт и прозаик, переводчик эссеист. Гражданин трех государств, лауреат Нобелевской премии (1980) и «праведник мира» — и это лишь малая часть его титулов. «Земля Ульро» — книга, которую Милош писал для себя, как и для всех людей вокруг, составляющих мир, знакомый и близкий каждому из нас. Произведение, в котором основным мотивом остается человек — наедине с собой и со всем миром.
200
Нужно отметить, что это специфическая особенность стиля Дубина — брать блестящий высокий старт, смело разгоняться и как-то... зачастую обрывать на самом интересном месте. Нет, это даже не плохо, это именно что особенность — но такая, с которой редактору и составителю нужно хорошо поработать. Потому что после третьего подряд падения на задницу хочется бросить общение даже с самым тонким и образованным собеседником.
74
В своем исследовании общества Нового времени Антуан Лилти говорит о неизменных вещах: механизмах популярности и том, что из этого следует – массовом распространении нежелательных образов знаменитостей, отождествлении частной персоны с ее образом, размытии границ между публичным и личным.
133
В книге Бориса Дубина впервые собраны вместе его рецензии, статьи, эссе, некрологи, расшифровки и тезисы устных выступлений  1990–2010 гг., а также высказывания о нем самом. Книга представляет собой размышления Дубина о Пауле Целане, Вальтере Беньямине, Эмиле Чоране, Чеславе Милоше, Юрии Леваде, Григории Дашевском, Елене Фанайловой, Марии Степановой, Михаиле Айзенберге, Олеге Юрьеве и многих других его многолетних собеседниках.
353
Адольф Гитлер рассматривается в книге Себастьяна Хафнера не как пациент или любопытная личность, он прежде всего руководитель государства, не справившийся со своей работой (и разрушившей всю подчиненную организацию). Хафнер не боится признаться в том, что Гитлер добился определенных успехов, но и не менее пристально анализирует, какой ценой их удалось достичь.
268
«Некто Гитлер» немецкого историка Себастьяна Хафнера (1907–1999) — аналитический комментарий к его художественному бестселлеру «История одного немца» (1939), написанный спустя сорок лет (1978). И сегодня — еще через сорок лет — это ясное и глубокое исследование феномена политического чудовища обладает всеми качествами безусловного «мастрида». Недаром историк и политолог Голо Манн (сын Томаса Манна) призывал изучать эту книгу в старших классах школы. Понимание того, как и почему «некто», плоть от плоти толпы, может стать популярным политиком и повести толпу на преступление, обретает особую ценность в наше время, дающее безграничные технологические возможности превращения личного психоза в массовый.
3617
Когда на улицах города веселятся нетрезвые болельщики, а погода все чаще приглашает посидеть с бутылочкой того-другого на берегу реки или залива, самое время укрепить свой алкогольный бэкграунд. Ведь осенью в бар бежишь, чтобы заглушить меланхолию; зимой ― чтобы согреться; весной ― чтобы подпитать радость от жизни. А летом алкоголь пьется ни для чего. В одном из немногих материалов «Прочтения» с возрастным ограничением 18+ всего пять книг, и для каждой из них найдется место ― отнюдь не в сердце.
184
Олег Юрьев — известный эссеист, поэт и драматург, лауреат премий журналов «Звезда» и «Новый мир». В «Неспособности к искажению» собраны его статьи о русских писателях, литературная и кинокритика, интервью. Его тексты выходят за рамки простой публицистики — это настоящая интеллектуальная проза.
305
Торжества по случаю Дня Победы год от года становятся все пышней, а подготовка к ним все длинней, нарушая привычный ход жизни горожан. За всей праздничной атрибутикой из памяти стирается тот кромешный ужас, которым была и остается любая война. В подборке журнала «Прочтение» — книги о войне, главная идея которых — ценность мира.
185
В условиях кризиса книжного рынка убежищем для некоммерческих литературных проектов становятся краудфандинговые платформы. Сегодня мы запускаем сбор средств на развитие журнала «Прочтение». Подробности, а также другие наиболее заметные литературные крауд-проекты — в нашем обзоре.
232
Алексий, человек Божий — святой, загадка которого привлекала многих авторов житий, мыслителей и поэтов. Александр Ярин раскрывает его образ через диалоги с окружающими, наследуя таким образом еще более древней традиции.
265
Роман литовца Саулюса Томаса Кондротаса был написан в конце семидесятых, когда жанр уже успел утвердиться, но еще не был пущен в оборот дельцами бестселлеров от Бразилии до Сербии.
272
Роман Натали Азуле, удостоенный в 2015 году престижной Премии Медичи, заключает историю жизни великого трагика Жана Расина в рамку современной истории любовного разрыва, превращая «школьного классика» в исповедника рассказчицы, ее «брата по несчастью».
428
Гедройц не возвращал великую Польшу, а строил новую Европу, чего ему не могли простить ни эмигранты, ни социалисты, ни даже польские инакомыслящие — для них «Культура» была журналом далеким и слабо отображающим повестку дня.
117
 Non/fictio№ 19, предъюбилейная главная ярмарка страны, пройдет с 29 ноября по 3 декабря в Центральном доме художника в Москве. О том, что стоит искать на ярмарке в первую очередь, — в кратком гиде «Прочтения».
487
Вряд ли существует много людей, способных понять Арно Шмидта без подсказок и объяснений. Тем ценнее вышедшее издание трилогии Nobodaddy’s Kinder, «Ничейного отца дети», где почти половину текста составляют комментарии и едва ли не комментарии к комментариям, путеводная нить в нагромождении слов.
240
С первых же строк автор показывает: тут главным будет не архитектура, каналы и лодочники, а мой город, пусть мой он — лишь временно.
154
В романе "Взгляд змия" литовский прозаик и сценарист Томас Кондротас воссоздает мироощущение литовцев XiX века, восприятие ими христианства. Книга переведена на пятнадцать языков, экранизирована в Литве и Венгрии.
282
у романа получается говорить о серьезных вещах в несерьезной манере таким образом, что, балансируя на грани пошлости и вызова, история приобретает абсурдный, однако ламповый оттенок. На фоне человеческих пороков перед читателями разворачивается чистая и светлая история о вере.
50
Трилогия Арно Шмидта — рассказ очевидца о жизни в Люнебургской пустоши в военные и первые послевоенные годы. Клочок немецкой земли предстает как часть большого пространства мировой истории и культуры, как место, где на равных правах с людьми действуют персонажи античной, германской и кельтской мифологии.
229
Название романа мнимо акцентирует внимание на том, что вся книга посвящена взаимоотношениям между мужчиной и женщиной. Любопытно — для чего, ведь персонажи рассказов не только «он» и «она», но и «она и она», «мы», «я», «вы». Все границы между лицами, полами стираются, остаются только говорящие души.
192
«Эрос и магия в эпоху Возрождения. 1484» Йоана Петру Кулиану — историческое исследование проблемы магии и фигуры мага, в котором автор доказывает, что всякая магия основана на эросе, в том числе магия социальная или политическая.
168
Семь историй, составляющих книгу Володина, так или иначе связаны с переходом в Бардо. Но главной проблемой романа становится не смерть героев и даже не пресловутая смерть автора — «Бардо иль не Бардо» провозглашает смерть диалога.
55
Именно это и есть самое главное в «Истории одного немца» — личная жизнь одной-единственной души, вобравшей в себя и крупные события, и секунды страха, и унижения среди бела дня, и мучительные ночные размышления.
49
Новый роман самого загадочного писателя современной Франции Антуана Володина «Бардо иль не Бардо» — это семь историй об особом пространстве-состоянии, «Бардо», которое, согласно буддизму, в течение сорока девяти посмертных дней проходит человеческое «я».
97
Всем известная разница между любопытством и любознательностью предстает перед читателями в новом свете. Точнее, Мангель говорит этой разнице «нет», а взамен представляет свое новое «любопытство», играя его значениями, словно солнечным зайчиком.
45
В Санкт-Петербурге открывается XII Международный книжный салон. Специально к этому событию журнал «Прочтение» отобрал несколько неочевидных новинок, которые привезут с собой издатели.
40
Автобиографический роман Александра Гранаха принадлежит к лучшим книгам этого жанра, написанным по-немецки. Это история о бедном детстве в еврейском местечке Восточной Галиции, скитаниях, участии в Первой мировой войне, плене, бегстве и актерской работе в театре и кино эпохи экспрессионизма.
107
Панграммы, палиндромы, гетерограммы, моновокализмы, анаграммы — лишь малая часть безумной языковой игры, в которую на протяжении всей жизни играл Перек.
49
Экскурс в историю любознательности; рассказ о способах осмысления мира, нашедших отражение в литературе, философии и древних памятниках письменности.
443