# Издательство Ивана Лимбаха

«Руфь Танненбаум» — роман фундаментальный: притча, энциклопедия быта, трагедия, бродячий цирк, дивертисмент, лишенный начала и завершения. Это крупная книга для крупного времени.
0
0
0
227
В основу книги «История одного немца» немецко-британского журналиста и историка Себастьяна Хафнера легли воспоминания о первых трех десятилетиях его жизни в Германии. Находясь в изгнании и оставаясь под впечатлением от пережитого, Хафнер смотрит на надвигающуюся катастрофу будто бы провидчески и одновременно аналитически. Он описывает события 1914–1933 годов, ищет отражение политического в повседневной жизни, пытаясь понять, почему Германия пошла именно таким путем.
0
0
0
2950
Опираясь на философскую и художественную литературу, исследуя современные ему мифы, Милош обращается  к опыту военного переживания и ищет точки опоры для европейской культуры, пережившей катастрофы XX века.
0
0
0
1862
Книга избранных эссе «Время политики» вышла в печать в 2021 году. В текстах сборника Рубинштейн уделяет особое внимание значению слов и тому, как оно сознательно искажается.
0
0
0
2878
Выпускать книги в России становится все сложнее, но даже в стесненных обстоятельствах издатели строят масштабные планы. «Прочтение» опросило более двадцати издательств, чтобы убедиться — скучать в наступившем году не придется. Фавориты, отобранные литературным обозревателем Еленой Васильевой и главным редактором «Прочтения» Полиной Бояркиной, — в новом материале.
0
0
1
20158
Созданный Надашем мир не абсурден, как, например, у Кафки, не лишен своеобразного юмора, даже надежда в нем не до конца вылиняла. Созданный Надашем мир удушлив, и приступ удушья переживает почти каждый герой его текстов.
0
1
0
4778
Пальмы, розы, лилии и папоротники обретают на страницах «Страстоцвета» особое значение: завезенные в дома сурового Санкт-Петербурга, они облагораживали жилища, незаметно формируя представления людей о прекрасном, создавая моду на определенные цвета и силуэты, являя собой образы райских садов или сказочных лесов и таким образом проникая в литературу Серебряного века.
0
0
0
4862
В сборник малой прозы Петера Надаша «Путешествие вокруг дикой груши» вошли семь произведений, которые автор писал на протяжении пятидесяти лет: начиная с дебютной повести «Библия» и заканчивая ироническим травелогом «Соль жизни». В центре книги — философская повесть-эссе «Собственная смерть» о клинической смерти, пережитой Надашем в 1993 году. Все тексты объединяет стремление к истине, которую, порой, не так-то и просто вынести.
0
0
1
8054
История в видении Бине — набор случайностей, которые незаметно меняют параметры всей мир-системы. Эту идею иллюстрируют постоянные «перевертыши» по ходу повествования. Если в реальном мире развал мексиканской империи ацтеков подготовила грандиозная эпидемия оспы 1520 года, то в романе Бине поворотным событием становится землетрясение в Лиссабоне 1531 года. В нашей реальности конкистадор Франсиско Писарро устроил засаду, разбил многократно превосходящую числом армию инков и взял в плен Атауальпу, а в реальности Бине Атауальпа похожим образом громит в бою и похищает Карла V Габсбурга — того самого, что по-испански говорил с Богом, а по-немецки — со своей лошадью. 
0
0
0
5334
В новом романе «Цивилиzации» любитель игр с историческими реконструкциями описывает альтернативную историю открытия Нового Света: коренным народам Америки удалось раньше европейцев преодолеть Атлантический океан — и именно инки во главе с Атауальпой захватывают Европу, а вместе с ней Мартина Лютера, Томаса Мора, Эразма Роттердамского, Мигеля де Сервантеса и многих других исторических личностей.
0
0
0
5950
Книга «Точка притяжения» — это длинное интервью Томаса Венцловы, данное независимой исследовательнице и специалисту по современной европейской истории Эллен Хинси, обширные воспоминания о литературной жизни XX века и отчет о судьбах и этическом выборе писателей этой эпохи.
0
0
0
7310
Александр Соболев в первую очередь историк литературы и филолог — к правдоподобности изображаемого он относится внимательно. Текст выглядит точно так, как он выглядел бы, не разделись русская культура на дореволюционную и советскую: герои обсуждают увиденную недавно фильму, крестьян нет-нет да называют пейзанами, а на перронах по-французски воркуют влюбленные. За стилистической точностью следует и аккуратно выстроенная историчность — опять же на английский манер.
0
0
0
7918
Итак, эта книга о поколенческой травме и ее преодолении. Здесь все просто. Внуки войны должны научиться говорить о преступлениях своих предков, чтобы освободиться от призраков прошлого и зажить здоровой жизнью. Это и пытается сделать Баттьяни своим расследованием. Перенесение механизма невроза, порожденного травмирующей ситуацией, с индивидуальной психики на коллективную — не новая идея. В конце концов, не зря же автор описывает, как он все время посещает психоаналитика.
0
1
0
7574
В 2021 году выставка пройдет с 26 по 29 мая на Дворцовой площади и в здании Главного штаба Государственного Эрмитажа. 
0
0
0
60790
Деревушка Кастелау в Баварских Альпах — самое безопасное место в Германии в конце войны. Укрыться в нем от американских бомбардировок мечтает каждый, и для бегства сгодится любой предлог — например, съемки, которые никогда не закончатся. И хорошо, если не закончатся. Ведь скоро власть в Германии перейдет в руки других людей, которые вряд ли придут в восторг от кинолент, прославляющих борьбу немецкого народа с иноземными захватчиками. А какие фильмы еще прикажете снимать в Третьем рейхе?
0
0
0
4754
В начале каждого года мы традиционно закидываем невод в издательские планы, чтобы вытащить оттуда улов самых интересных новинок. В этот раз мы, кажется, не смогли вовремя остановиться и наловили для вас больше пятидесяти ожидаемых книг. Скромно надеемся, что каждый сможет найти в этом списке чтение себе по душе.
1
3
1
34058
Главный герой трагического, но в то же время смешного и абсурдного романа «Кастелау» — американский киновед, который изучает картины фашистского рейха, не успевшие выйти на экраны. Одно из таких исследований привело его в глухую деревушку Кастелау, в которой съемочная группа немецкой киностудии УФА работала над пропагандистским историко-патриотическим фильмом, когда до конца Второй мировой войны оставалась всего пара месяцев.
0
0
0
5242
Немецкого прозаика, эссеиста и драматурга Ханса Хенни Янна часто относят к модернистам, но переводчица Татьяна Баскакова определяет его стиль как «мягкий экспрессионизм». Именно в такой манере написан роман «Река без берегов» — незавершенная трилогия, которая занимает в целом около трех тысяч страниц, работа над ней длилась порядка двенадцати лет. 
0
0
0
3666
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. Сегодня речь пойдет о произведении аргентино-канадского писателя Альберто Мангеля «История чтения».
0
1
0
3770
При размышлениях о немецкой литературе на ум, безусловно, приходят имена серьезных авторов, тех, кого принято называть high-brow (чего только стоит одна философская традиция), да и много лет продолжающееся осмысление наследия нацизма не добавляет произведениям легкости. Однако немецким авторам (и в особенности поэтам) не чужд дух авантюризма и экспериментаторства — подчас настолько сильный, что другим культурам воспринять такие тексты оказывается непросто.
0
7
1
53066
История Эспиридионы Сенды не только про «блеск и нищету» шоу-бизнеса и светских салонов — большие исторические события не обходят и самых маленьких людей. Война за независимость Кубы, аннексия Гавайев и даже убийство американского президента Мак-Кинли, с которым артистка была лично знакома, касаются Чикиты самым непосредственным образом.
0
4
0
5814
Сборник эссе «Седьмая щелочь: тексты и судьбы блокадных поэтов» — новое и чрезвычайно весомое высказывание Полины Барсковой об одной из самых страшных катастроф XX века. В книге идет речь о восьми авторах, оказавшихся в блокадном Ленинграде и выразивших этот опыт в своих произведениях.
0
0
0
6902
«Чикита» — это вымышленная биография кубинской лилипутки, которая в конце XIX века переехала в США и стала популярной артисткой. В романе абсурдное и фантастическое смешивается с историческими фактами так умело, что читатель до последнего находится в неведении, где заканчивается правда и начинается художественный вымысел.
0
0
1
6038
В мае этого года сразу три независимых издательства объявили о прекращении сотрудничества с интернет-магазином «Лабиринт».
0
0
0
11214
Во время пандемии и вынужденной самоизоляции некоторые сферы страдают ощутимее всего — например, книжная индустрия: уже сейчас продажи упали на 50-60%, книжные магазины приостановили работу или перешли в режим доставки и «книг на вынос», издательства не получают тиражи вовремя или не могут оплатить печать книг, в связи с чем выход новинок откладывается. Мы сделали подборку, в которой рассказали, как можно помочь издательствам и книжным магазинам пережить пандемию — и сделать это с удовольствием и пользой для себя.
0
2
0
7322
Традиция медицинской прозы русскоязычному читателю совсем не чужда, в памяти моментально всплывают имена Чехова и Булгакова, а о любви аудитории к медицинским сюжетам можно судить по популярности многочисленных сериалов на эту тему. Журнал «Прочтение» составил подборку из семи разных книг о медицине — на случай, если вы интересуетесь темой, а всех названных выше авторов уже прочли. О новой книге Стесина, записках военного врача на Чукотке, хирургическом романе, комиксе о неотложке и другом читайте дальше.
0
0
0
6714
Лонгрид о Литве стал первым материалом нашего проекта «География», поэтому у всей редакции к нему особенно теплое отношение. За год, прошедший с его выхода, появился ряд книг, связанных с литовской культурой и по-разному расширяющих представление о ней на русском языке. Переписка восточноевропейских философов, плохая монография об очень важном феномене и удивительно «литовские» стихи — в обзоре одного из составителей лонгрида Валерия Отяковского.
0
0
0
13122
Мракобесие и вседозволенность Франции той эпохи сконцентрировались именно в этом месте. Версаль хранит память эпохи — в тех подробностях, которые теперь уже скрыты от потомков.
0
0
0
6182
Самое удивительное в этом тексте — простота его грубости. Сюжет, который крутится вокруг Романа Якобсона, Мишеля Фуко и Жака Деррида, казалось бы, заранее определяет пути романиста — или любование собственной эрудиции, или авангардистские упражнения в нечитабельности, однако произведение Бине предельно ясно и доступно, а все шутки — до нелепого примитивны.
0
0
0
13490
Каждый год в центре Петербурга ставят сцену рядом с Михайловским манежем, а книголюбы знают: это для них. И хотя программа Международного книжного салона уже не раз вызывала вопросы общественности, это мероприятие по-прежнему остается самой заметной площадкой для презентации книг и единственной масштабной ярмаркой в Северной столице. Издательства, как и всегда, привозят свои весенне-летние новинки, а «Прочтение» рассказывает о самых заметных из них.
0
0
0
7250