Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
Книжная терапия:

Мы начинаем подводить книжные итоги этого непростого года. В начале весны многим из нас казалось, что все, чем мы занимались долгое время, как будто перестало иметь смысл, как будто было зря. Кажется, за год нам (почти) удалось преодолеть это ощущение, и важно, что не последнюю роль в этом сыграли книги (неслучайно во многих мемуарах бывших узников ГУЛАГа именно литература оказывается одним из ключей к сохранению душевного равновесия). В первом итоговом материале мы попросили наших друзей и коллег-книжников поделиться тем, какие тексты поддерживали их на протяжении последних двенадцати месяцев — будь то книги, которые они читали, с которыми работали или, может быть, которые даже писали сами. В этом списке оказались и сказки поморского автора, и история американок в советской России, и комикс о пропавшей во льдах экспедиции, и даже «Гарри Поттер» и вдохновленный им фанфикшен — мы надеемся, что при необходимости и вы сможете найти в этих произведениях поддержку и опору.

 
Александра Яковлева
Писательница

В начале весны я набрала целую стопку книг с безысходными обложками, но «Имени такого-то» неожиданно не разнесло меня еще сильнее —наоборот, как-то примирило с реальностью. Объединяя тему войны и тему безумия, Горалик превращает безумие в защиту от войны. Невозможно осмыслить страшную реальность 1941 года. Мир сходит с оси и с ума, но странным образом гротеск и метаморфозы Горалик помогают эту реальность как-то выносить. Но еще раньше, в январе 2022 года, я сделала для себя лучшее, что только смогла, — перечитала всего «Гарри Поттера». «Вскоре нам всем придется выбирать между тем, что правильно, и тем, что легко», — я выписала себе эту цитату, даже не подозревая, насколько она пророческая. Сейчас эта история для меня стала во многом про равенство, борьбу за права, сопротивление чиновничьему произволу и тирании. Думаю, что и в пятьдесят лет я с удовольствием перечитаю семикнижие и найду какие-то новые актуальные смыслы.

 
Татьяна Соловьева 
Главный редактор издательства «Альпина.Проза»
  • Юлия Яковлева. Нашествие. — М.: Альпина нон-фикшн, 2022. — 464 с.

Роман о начале XIX века, удивительно отзывающийся в наши дни. Впрочем, в наше время очень многое читается иначе и обрастает дополнительными смыслами. Действие романа происходит в Смоленской губернии накануне наполеоновского нашествия 1812 года, высший свет бурлит и обсуждает вероятность грядущей войны. Многие не верят в ее приближение. Яковлева — замечательный стилист, она погружает нас в атмосферу «Войны и мира», но смотрит на события из наших дней, населяя мир Толстого оборотнями. Нечто мрачное, темное и непонятное овладевает и обществом в целом, и душами людей. Поначалу кажется, что с этой напастью можно справиться, но однажды рванет по-настоящему.

  • Томас Манн. Волшебная гора / пер. с нем. В. Станевич, В. Куреллы. — М.: АСТ, 2019. — 896 с.

Роман о туберкулезном санатории как микромире, символизирующем общество (общество больно) периода между двумя мировыми войнами. Сьюзен Зонтаг говорила, что это роман о декадентском сознании и эскапизме, уходе от ответственности за собственные поступки. «Волшебная гора» — книга о людях, которые ежедневно окружены смертью, но ведут себя так, как будто для них самих смерти не существует.

 
Галина Бочарова
Литературный агент

Как настоящий отстающий прочитала, а потом и послушала «Кожу» Евгении Некрасовой. Но в 2022 году акценты расставились по новому. История рабыни и крепостной крестьянки, поменявшихся кожами, в этом году читается как история жестокости и тотальной несправедливости. Именно эта обжигающая несправедливость, как мне кажется, и лежит в основе нашего нынешнего мрака.

  • Дмитрий Болдин. Лишний. — М.: Строки, 2022.

Рукопись бывшего креативного продюсера Esquire долго у меня лежала, и я была практически уверена, что это что-то из мира глянца, то, что я вряд ли кому-то предложу. А потом открыла и провалилась в динамичный психологический триллер. «Лишний» — из тех книг, которые невозможно не дочитать, забыв о времени. С нетерпением жду теперь аудио-версию.

 
Анна Кадикова
Основательница книжного магазина «Чарли», автор подкаста «Мертвые книжники»
  • София Синицкая. Хроника Горбатого. — СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2022. — 288 с.
  • Александра Шевченко. Стационар. — СПб.: Бумкнига, 2021. — 112 с.
  • Мария Магидова. Под знаком каталогов и материалов к...: В. Н. Тукалевский и русская книга за рубежом 1918-1936 гг. — СПб.: Симпозиум, 2016. — 800 с.


Книги, которые вернули меня в чтение в этом году, — это была задача со звездочкой.
«Хроника Горбатого» Софии Синицкой вернула мне утраченные смыслы: зачем читать и продолжать работать с книгами в наши времена. Как точно подобранное слово заставляет смеяться от чистой читательской радости из любого состояния, так и образное пространство, которое позволяет остаться внутри книги, что бы ни происходило за ее пределами. 
«Стационар» Александры Шевченко вернул мне веру в красоту визуального, практически игрового языка и напомнил, что у каждого человека даже в самой сложной ситуации — своя история, которой можно и нужно сопереживать.
«Под знаком каталогов и материалов к...» Марии Магидовой вернула мне веру в людей. Как остаться верным себе и своей профессии в конфликте, неизвестности, эмиграции, находить в себе опору и продолжать делать свое дело.

 
Дмитрий Лягин
Литературный обозреватель
  • Элиф Шафак. Остров пропавших деревьев / пер. с англ. О. Александровой. — СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2022. — 360 с.
  • Эндрю Шон Грир. Less is Lost

Два разочарования этого года: новый Дуглас Стюарт с романом, на две трети повторяющим его же «Шагги Бейна», и новая многословно-сыроватая Ханья Янагихара — компенсировались двумя отличными книжками.
В «Острове пропавших деревьев» Элиф Шафак, написанном, как обычно, роскошно, сочно, читабельно и с бесконечной любовью к героям, английская школьница узнает о далеком прошлом ее родителей-киприотов, а фиговое дерево хранит в себе память о травме, нанесенной Кипру конфликтом между турками и греками.
Эндрю Шон Грир написал о новых экзистенциально-юморных приключениях писателя-недотепы Артура Лесса. Less is Lost получился столь же уморительным и душевным, сколь и предыдущий роман Less (в русском переводе «Лишь»). На сей раз Грир отправляет своего героя в книжный тур по консервативной Америке в старом фургоне с собачкой. Книга для полного эскапизма в мир литературного мистера Бина.

 
Юлия Петропавловская
Издатель проектов «Такие дела», «Есть смысл»
  • Полина Иванушкина, Лида Мониава. Дом с маяком. О мире, в котором каждый важен. — М.: Есть смысл, 2023. — 288 с.

Только что вышла наша книга «Дом с маяком. О мире, в котором каждый важен» документалистики Полины Иванушкиной — о хосписном движении, об отношении общества к смерти и о развитии благотворительности в России. Мы делали эту книгу в партнерстве с «Домом с маяком» и Лидой Мониавой все два года, что живет программа «Есть смысл». Поэтому она буквально впитала в себя идею, важную для всей редакции: несмотря на кажущееся бессилие перед злом, всегда есть смысл действовать — объединяться, помогать, говорить правду.

 
Татьяна Стоянова
Поэт, бренд-менеджер «Редакции Елены Шубиной»

«Тот город» Ольги Кромер — книга, которую не хотелось дочитывать, поскольку жаль было расставаться с главной героиней Осей. Ее история стала для меня в этом году непрерывным размышлением о чувстве собственного достоинства и мужестве в эпоху, когда ради выживания можно было предать не только чужих людей, но и самых близких, и в конечном счете — себя. Жизнь художницы, ученицы Филонова, прожитая так терпеливо и сообразно внутреннему чувству добра и справедливости, что это можно назвать подвигом в миру. 
Полуфантастическая история про побег из ГУЛАГа обернулась для меня метафорой личного выбора: свобода в неволе или неволя свободы. Сегодня это особенно сложный выбор. Но его есть ради кого и ради чего делать. Мне дает надежду на это не только роман Ольги Кромер, где этот мотив отчетливо виден, но и книга Николая Эппле «Неудобное прошлое», которую я читала всю весну. Примирение с прошлым — как покаяние: отпускает тебя в будущее, только когда прочувствуешь эту боль сполна.

 
Мария Покусаева
Писательница, книжный блогер
  • Дэн Симмонс. Террор / пер. с англ. М. Куренной. СПб: Азбука, 2021. — 736 с.

В самом начале года, во время полного хаоса (который пришелся на разгар моего постковида) меня вытягивал чудовищный «Террор» Дэна Симмонса. Это масштабный роман — переосмысление истории экспедиции Франклина. Той, которая должна была найти новый северный морской путь, но застряла во льдах, и все ее участники погибли.
Симмонс написал обо всем этом, добавив немного фантастики. Ровно столько, чтобы подчеркнуть жестокость природы, ужас людей, угодивших в ледяной плен, и бесчеловечность отдельных человеческих поступков. Получился роман об эпохе, о людях, о том, чем они жили, во что верили. Главным для меня было мужество, с которым все эти неидеальные, не всегда правильные и порой слишком хрупкие люди шли до конца. Оставаясь людьми до последнего вздоха.

  • Юлия Никитина. Время ждать. — М.: Alpaca, 2022. — 96 с.

Юлия Никитина, моя любимая комиксистка и художница, в этом году выпустила крошечный комикс «Время ждать». Это что-то вроде дневника: месяц за месяцем через визуальные образы передан целый год жизни человека. «Время ждать» — штука медитативная, ритмичная, заземляющая, напоминающая о том, что вокруг огромный прекрасный мир, полный жизни и смыслов.

  • Анна Коростелева. Школа в Кармартене

«Школу в Кармартене» Анны Коростелевой я пока не дочитала. Она слишком вещь в себе, и в ней настолько восхитительно ничего не происходит (весь роман — набор эпизодов из жизни и практики героев), что иногда ее нужно отложить, подумать, а потом вернуться. В этом угадывается такой развернутый фанфик по «Гарри Поттеру», написанный из другой позиции и с другими целями. Просто заклятий и уроков зельеварения здесь не будет — будет ощущение контакта с миром, взгляд в себя, игра с разными точками зрения на одно и то же явление. И самое главное — когда герои играют в метаморфозы Талиесина, даже читатель чувствует бесконечное доверие к миру и свободу быть.

 
Мария Нестеренко
Редактор серии «Гендерные исследования» издательста НЛО, продюсер направления янг-эдалт издательства «Альпина»
  • Джулия Л. Микенберг. Американки в Красной России. В погоне за советской мечтой / пер. с англ. Т. Азаркович. — М.: Новое литературное обозрение, 2023. — 448 с.
  • Лариса Романовская. Брат дракона. — М.: Альпина.Дети, 2023. — 144 с.

Для меня, наверное, как и многих, работа стала настоящим спасением в 2022 году. 
Особенно хочется выделить две книги из двух разных редакций. Джулия М. Микенберг «Американки в красной России. В погоне за советской мечтой». Помня историю ХХ века, трудно представить, что пореволюционная Россия была для кого-то землей обетованной, воплощением мечты: еще бы, ведь здесь, хотя бы на словах обещали равенство всех и перед всеми, искоренение расизма, образование для всех и т. д. Многих молодых американок тянуло сюда потому, что советская Россия постулировала равенство женщин и мужчин, что до известной степени было правдой (по крайней мере до определенного момента). Эта книга об идеалах и разочарованиях, о том, что за деревьями иногда не видно леса, а государство всегда будет только на своей стороне. А главное, что за иллюзии часто приходится расплачиваться самым дорогим, что у тебя есть: близкими, свободой и собственной жизнью, которая в тоталитарном государстве не стоит ничего.
А вторая книга легкая и оптимистичная — «Брат дракона» Ларисы Романовской. Очень тонкая, лиричная проза, схватывающая диалектику уходящего детства. Главный герой не типичен для современной российской прозы. Во-первых, ему десять лет. Это уже не детство, но еще и не подростковое время. Во-вторых, в результате болезни Аркаша становится слабослышащим. А такие герои — тоже нечастые гости. Но это не единственное, что происходит с Аркашей в ту осень. Он вдруг узнает об истории своей семьи, а главное, пытается осмыслить главную утрату своей жизни — смерть отца, которого он почти не помнит, и оттого ему кажется, что он как-то неправильно его любит, не так, как мама или старший брат. Наверное, все, что я тут описываю, веет безысходностью, но это не так. Жизнь побеждает, побеждает любовь. И это чертовски оптимистично.

 
Анжела Орлова
Литературный редактор, координатор издательских проектов «Детское время», «Лимбус Пресс»
  • Дарья Бобылева. Магазин работает до наступления тьмы. — М.: Bookmate Originals, 2022.
  • София Синицкая. Хроника Горбатого. — СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2022. — 288 с.
  • Эраст Кузнецов. Записки книжного мальчика. Ленинградские художники детской книги 1920–1930-х годов. — СПб.: Дом детской книги, 2022. — 312 с. 

В этом году у меня появилась дежурная шутка, что мое ментальное здоровье держится на трех китах: «Красном смехе» Леонида Андреева, «Автостопом по Галактике» Дугласа Адамса и фольклорные сказки. Важные для меня книги из 2022-го — в этом же поле.
Главный герой Бобылевой устраивается на работу в антикварный магазин, одним своим видом внушающий если не ужас, то тревожное ощущение, и первая же обычная поездка за товаром оборачивается кровавой фантасмагорией. (Доброе пожаловать в место, которое никого просто так не отпустит, возьмите в руки сомнение, что пустые темные углы действительно пусты.) Текст и жуткий, и ироничный, и интригующий. И при этом благодаря интонациям автора дружелюбный: как будто через весь описанный и упомянутый ужас ты идешь не один, тебя ведет автор или нечто между строк, что скорее хочет показать тебе некоторые загадки этого мира, чем убить. Я люблю книги, от которых есть ощущение «что бы ни происходило, ничего, пройдем, справимся», и «Магазин работает до наступления тьмы» — одна из них.
Из рабочих проектов этого года — безусловно «Хроника Горбатого» Софии Синицкой и «Записки книжного мальчика» Эраста Кузнецова. Первая про мой родной Выборг, шведско-финско-русский город, от времен основания шведами до наших дней. Про непростые русско-финские отношения, идентичность и убеждения. Сага и чудеса, история и фольклор, летопись и метафизика — все мое любимое. А вторая посвящена истории отечественной книжной иллюстрации и художникам, которые делали в 1920–1930-е годы детские книги, про время (ленинградского отделения Детгиза репрессии коснулись самым непосредственным образом) и мир, дающий или забирающий опору в обращении художника к зрителю.

 
Максим Мамлыга
Куратор отдела искусств книжного магазина «Подписные издания», книжный обозреватель журнала «Правила жизни», главный редактор газеты «Книги у моря»
  • Полина Барскова. Отделение связи. — СПб.: Jaromír Hladík press, 2021. — 85 с.

Когда ты много читаешь, кажется, что тебя уже ничего не удивит, но это не так: литература, вопреки всем законам вероятности, продолжает удивлять с невероятной регулярностью. Это держит в любое время — невольно думаешь, что, если чудо возможно в прозе, значит, возможно и в жизни. Это тексты Васякиной, Горалик, Некрасовой, Захарова, Марии Степановой, но среди них особо меня поддерживали (все) тексты Барсковой. «Отделение связи» я перечитывал раза три и, пожалуй перечитаю еще. Эта история о загробной работе пейзажистки (угадывается Глебова) и переписчика (угадывается Шварц), отправляющих последний привет-открытку от оставивших оставленным по своей силе близка к «Письмовнику» Шишкина, хотя книга — крошка. При этом она доказывает присутствие любви, ее суть, в этом мире — и за его пределами. 

  • Книги издательств Popcorn Books и No Kidding Press

Во многом благодаря обстоятельствам в этом году я, как никогда прежде, много читал книги этих двух издательств — и буду еще больше читать в следующем. Они дарят нам надежду не только своими текстами — Анни Эрно, Ольга Птицева, Микита Франко, Джоан Дидион, Мегги Нельсон и всех-всех, — но и своим личным и профессиональным примером. Спасибо за это огромное.

 
Артём Сошников 
Писатель
  • Викентий Вересаев. На японской войне. — СПб.: Лениздат : Команда А, 2014. — 379 с.

Литература не раз уже служила мне укрытием от окружающего одичания — и чаще всего я выбирал книги максимально далекие от действительности, неспособные намекать на происходящие за окном события. Но в этот раз почему-то сработало наоборот — первым спасением стала книга «На японской войне» писателя-социалиста, врача и переводчика Викентия Вересаева. Нас из раза в раз тянет сравнить текущую поруху с событиями из прошлого: кто-то вспоминает Крымскую войну, кто-то поговаривает о феврале 1917-го года, кто-то и вовсе обращает внимание на варягов и ушкуйников, отыскивая в древности корни существующего режима. Русско-японская война отлично встает в ряд исторических аналогий, особенно через призму Вересаева, который с первого дня считал «маленькую победоносную» губительной для России авантюрой. В книге Вересаев говорит не столько о военных ошибках, сколько о безумии режима, шагающего в пропасть под бравурные марши купленных агитаторов, о бардаке в тыле, всепоглощающей коррупции и безнравственном карьеризме. Ужасающе схожая картина: да, мы не знаем, что нас ждет в будущем, но зато прекрасно представляем, чем закончились события начала XX-го века. Вересаев возвращается из Маньчжурии с надеждой и воодушевлением — неожиданным образом книга подарила те же ощущения и мне.

Рассказывают, когда в Харбине была получена телеграмма о мире, шел дождь. В одном ресторане офицер обратился к присутствовавшим, указывая на густо сыпавшиеся с неба капли: — Господа, посмотрите! Вы думаете, это идет дождь? Нет, это не дождь идет, это льются слезы интендантов, генералов и штабных!

 

  • Борис Шергин. Повести и рассказы. — Л.: Лениздат, 1984. — 495 с.

Вторым открытием в этом году стали повести и рассказы писателя-помора Бориса Шергина. В любую кризисную эпоху несогласные принимаются искать альтернативные концепции развития страны. На данном этапе ведущей идеей стало противопоставление новгородского и московского путей развития. И пока политики пытались притянуть за уши новгородский путь развития к современным понятиям демократии, свободы и справедливости, я решил поискать альтернативы в литературе. Поморские сказания и былины послужили для этого отличным материалом — среди северного антуража и колоритного поморского диалекта действительно легко отыскать устои и принципы, которым нам следовало бы соответствовать и по сей день. Например, уважению к труду и трепетному отношению к искусству — будь то художественный промысел или сказание былин.

Проезжающий в царскую ссылку человек выговорил им однажды: 
— Не в ту сторону воюете, друзья! 
— Против кого же воевать?
— Против тех, кому рознь ваша на руку. 
— Золотое твое слово. — отвечали Губа и Щека. — Мы таких, как ты, согласны уважать. Садись в нашу лодку, берись за кормило.

 
Ислам Ханипаев
Писатель
  • Энди Вейер. Проект «Аве Мария» / пер. с англ. О. Акопян. М.: АСТ, 2021. — 576 с.

Совершенно выдающийся роман, который ввиду научного подхода автора тяжело даже назвать фантастическим. Это скорее теория в формате романа — о том, как самоотверженность и способность слышать друг друга и действовать сообща могут спасать. В масштабах планет.
Так же и я этим летом, собираясь писать новую рукопись, вдруг почувствовал желание релоцироваться, хотя бы в рамках творчества, и увел текст в другие времена и на другой континент. Но писать не о войне не получилось. Да и не хотелось. Так что работаем с тем, что есть.

 
Ася Володина
Писательница
  • Надежда Тэффи. Воспоминания. — Париж: Возрождение, 1932. — 268 с.

В самом начале текста есть очень яркий и в то же время страшный эпизод: человека ведут на расстрел, а он перепрыгивает лужи, чтобы не намочить ноги — хотя, казалось бы, какая уже разница. Тэффи дает этот эпизод и проводит параллель: так и мы все пытаемся цепляться за комфортное и привычное даже посреди ада. История одного тура, закончившегося внезапной эмиграцией, рассказана без жалости к себе и эпохе — и в этой едкой наблюдательности проглядывается побег в слова, как будто если проговаривать что-то вслух, оно становится не таким страшным.

 
Саша Степанова 
Писательница
  • Кио Маклир. Птицы, искусство, жизнь: год наблюдений / пер. с англ. С. Силаковой. — М.: Ад Маргинем Пресс, 2020. — 264 с.
  • Генри Манс. Как любить животных в мире, который создал человек / пер. с англ. В. Горохова. — М.: БФ «Нужна помощь», 2022. — 448 с.
  • Эдит Ева Эгер. Выбор / пер. с англ. Т. Лукониной, Д. Смирновой. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2022. — 344 с. 

Читала как никогда много книг нон-фикшен и автофикшен. Можно сказать, открыла для себя этот жанр — когда понимаешь, что кто-то уже думал о том, что ты пытаешься понять только сейчас, становится легче. Одна из таких книг — «Птицы, искусство, жизнь: год наблюдений» Кио Маклир. Настоящее лекарство от тревоги: через наблюдение за птицами авторка лучше понимает себя, свои отношения с близкими и устройство мира. Еще одна находка — Генри Манс «Как любить животных в мире, который создал человек». Казалось бы, именно сейчас не самый главный вопрос, но для меня, как для человека, который очень любит животных, было терапевтичным отыскать способ лучшего выражения своей любви. Я не отказалась от мяса насовсем, однако устраиваю веганские дни, и это совсем маленький шаг в масштабах всего происходящего, однако он важен для меня. И, наверное, лучшее из прочитанного — «Выбор» Эдит Эгер, текст, который утешает самим собой, как будто сама Эдит обнимает тебя — и твой собственный маленький выбор внезапно становится очень значимым.

 
Ольга Птицева
Писательница

Наверное, самая утешающая книга этого года для меня — «Любовь в эпоху ненависти» Флориана Иллиеса. Ничто так не поддерживало меня, как бесконечные рассказы о романах, изменах, поисках смысла, бегстве от войны и создании новой жизни на руинах старой. Я возила эту увесистую серую книжку с собой, выделяла абзацы, отправляла цитаты друзьям. Читала ее на берегу моря, в аэропорте и поезде, зачитывала вслух моим девочкам во время отдыха в теплой стране, записывала голосовые друзьям с деталями побега Ремарка или рецепта идеального чизкейка Симоны де Бовуар. Словом, мысль, что до нас в мире уже случались исторические времена, а люди продолжали жить и творить прямо из их эпицентра, поддержала меня и утешила. Может, утешит и вас.

 
Евгения Некрасова
Писательница
  • Али Бенджамин. Доклад о Медузах / пер. с англ. О. Варшавер. — М.: Самокат, 2019. — 352 с. 
  • Александра Зайцева. Соль. — М.: Самокат, 2022. — 160 с.
  • Адиб Хоррам. Дарий Великий не в порядке / пер. с англ. Д. Расковой. — М.: Popcorn Books, 2019. — 400 с. 
  • Нора Круг. Родина / пер. с нем. Е. Креславской. — СПб.: Бумкнига, 2022. — 288 с.


Я читала в 2022 году чрезвычайно мало. Несколько рукописей студентов — надеюсь, их книги выйдут не в самом далеком будущем. То есть я не открывала ничего почти, что было опубликовано в 2022-м или в конце 2021-го. После 24 февраля я начала читать месяца три спустя и только так называемые книги для подростков. Из самого запомнившегося — «Доклад о Медузах» Али Бенджамин, «Соль» Александры Зайцевой и «Дарий Великий не в порядке» Адиба Хоррама. Первая про горевание ребнка из-за смерти подруги и про то, как это — расти, будучи ни на кого не похожей. Главная героиня там просто мой самый любимый персонаж. «Соль» про выживание подростков в лимбо посреди пустынных соляных астраханский озер. Чрезвычайно захватывающее повествование и очень достоверное — и по эмоциям, и по локации. Я часто бываю в Астрахани. Третья книга — про путешествие ирано-американской семьи к бабушке и дедушке в Иран и про то, как главный герой становится увереннее и взрослее, когда находит для себя свою иранскую идентичность в общении с родными. Дарий тоже классный парень, как и все герои этих книг. Они мне сильно помогли. Сейчас медленно, внимательно, с передышками читаю «Родину» Норы Круг. Очень важная, полезная и прекрасно составленная книга.

 

Иллюстрация на обложке: Joey Guidone

 
Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Линор ГораликПолина БарсковаФлориан ИллиесЭлиф ШафакЭндрю Шон ГрирЕвгения НекрасоваСофия СиницкаяДарья БобылёваNo Kidding PressPopcorn Books
Подборки:
1
0
6294
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
В преддверии Нового года все книголюбы пытаются решить две проблемы: что приготовить на праздник и что почитать, сидя под елкой. Атмосферные романы из нашей подборки помогут найти ответ сразу на два этих вопроса. Мария Фадеева, автор подкаста «Книги со вкусом», рассказала об историях, которые приятно читать зимними вечерами: от янг-эдалт-фэнтези до исторического романа. Эти книги не только создадут новогоднее настроение, но и подкинут пару идей для праздничного меню.
«Дибок», «Чувак», «Я убил свою соседку», «Не жертва» — четыре небольшие истории, составляющие книгу о насилии, злобе и преступлениях, которыми переполнены криминальные новости. Персонажи отгораживаются от окружающих, снимают с себя всякую ответственность, агрессируют на близких — и вот происходит разрушительное замыкание, лопаются предохранители адекватности, гаснет свет.
«Lakinsk Project», как мне представляется, есть опыт скрещивания, лабораторный свет, высвободившийся из закромов эксперимента. История, которой свободно дышится и монологически, и масскультово, и отнабокова, и постбеккетно, может примерять любые платья – Фриш не соврал – и удивлять своей едва ли не полной беспризорностью.
«Не говори маме» вещь жанровая: сериал ладно скроен драматургически, к эпизодам аккуратно подобраны ружья, сюжетные крючки и клиффхэнгеры, герои появляются по ходу сюжета с той частотой, с которой им положено по статусу. В общем, бери да разбирай на курсах creative writing. Да вот только, присмотревшись, замечаешь под отполированной жанровой историей целый ворох актуальных проблем.
История написана от лица восьмилетнего мальчика, живущего в Махачкале. Он потерял мать и подвергается травле одноклассников. Единственный его авторитет — Крутой Али — воображаемый друг, «злой воин». «Типа я» — повесть о проживании травмы и принятии действительности, полной насилия и агрессии.