# No Kidding Press

В начале каждого года мы традиционно закидываем невод в издательские планы, чтобы вытащить оттуда улов самых интересных новинок. В этот раз мы, кажется, не смогли вовремя остановиться и наловили для вас больше пятидесяти ожидаемых книг. Скромно надеемся, что каждый сможет найти в этом списке чтение себе по душе.
1
3
1
24282
«Аргонавты» — настоящий magnum opus американской писательницы Мэгги Нельсон. Да, именно так — торжественно, потому что эта сравнительно небольшая книга вместила в себя темы превращения (тела матери — в тело матери и ребенка, тела, считываемого как женское, — в тело, считываемое как мужское), рождения, смерти и любви.
0
1
0
4190
«Все письма — это письма о любви», — такое название художница, арт-критик и знаковая феминистская писательница Крис Краус дала одной из глав своего романа о любовной одержимости I Love Dick. Художница Лив Стрёмквист могла бы сказать Краус в ответ, что все фильмы, сериалы, стихи, песни и философские трактаты — тоже о любви. И именно об этом ее новый графический роман «Расцветает самая красная из роз».
0
0
0
7414
«Инферно» имеет подзаголовок «Роман поэта», что, конечно, может сбить с толку неподготовленного читателя, ожидающего получить некую расплывчатую субстанцию с экскурсом в историю мировой культуры. Но это отнюдь не спонтанное письмо, которое чурается любой системы, и не словесная орнаменталистика. Майлз вообще чужда какая бы то ни было игра слов и смешение разнообразных повествовательных техник, с которыми обычно ассоциируется этот жанр.
0
0
0
7010
Айлин Майлз — американская поэтесса, автор книги Cool For You — начала писать стихи по ошибке: учительница в школе сказала написать свою версию «Ада», и Майлз оказалась единственной, кто написал ее в стихах. В семидесятых Майлз переезжает в Нью-Йорк, где начинает пить по-чёрному и любить женщин. Тогда же из ее речи почти исчезает бостонский акцент — аналог акцента Элизы Дулитл — но остается в ее поэзии. Кажется, что этот говор — единственный инструмент, способный выразить внутреннее ощущение дискомфорта, неприкаянности и ненужности — людям, миру, в конце концов, себе самому. «Инферно» — это «Ад», каким бы он мог быть, наблюдай Данте за современным миром; это ад в самом человеке; это голос из подполья, который обращается к тебе — и на него находится отклик.
0
0
0
6358
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница