# No Kidding Press

Мы начинаем подводить книжные итоги этого непростого года. В начале весны многим из нас казалось, что все, чем мы занимались долгое время, как будто перестало иметь смысл, как будто было зря. Кажется, за год нам (почти) удалось преодолеть это ощущение, и важно, что не последнюю роль в этом сыграли книги. В первом итоговом материале мы попросили наших друзей и коллег-книжников поделиться тем, какие тексты поддерживали их на протяжении последних двенадцати месяцев.
0
1
0
6338
Серенко пытается соединить поэтический и бюрократически-канцелярский язык, который подчиняет себе мысли людей намного сильнее, чем принято считать. Раз соприкоснувшись с ним, сложно остаться незапятнанным. В некоторых фрагментах то, что принято называть официально-деловым стилем, и вовсе пытается подчинить себе текст, потому что внедряет не только конструкции, но и форматы письма: объяснительную, или книгу отзывов, или даже просто список.
0
0
0
7322
В начале каждого года мы традиционно закидываем невод в издательские планы, чтобы вытащить оттуда улов самых интересных новинок. В этот раз мы, кажется, не смогли вовремя остановиться и наловили для вас больше пятидесяти ожидаемых книг. Скромно надеемся, что каждый сможет найти в этом списке чтение себе по душе.
1
3
1
36810
«Аргонавты» — настоящий magnum opus американской писательницы Мэгги Нельсон. Да, именно так — торжественно, потому что эта сравнительно небольшая книга вместила в себя темы превращения (тела матери — в тело матери и ребенка, тела, считываемого как женское, — в тело, считываемое как мужское), рождения, смерти и любви.
0
1
0
6990
«Все письма — это письма о любви», — такое название художница, арт-критик и знаковая феминистская писательница Крис Краус дала одной из глав своего романа о любовной одержимости I Love Dick. Художница Лив Стрёмквист могла бы сказать Краус в ответ, что все фильмы, сериалы, стихи, песни и философские трактаты — тоже о любви. И именно об этом ее новый графический роман «Расцветает самая красная из роз».
0
0
0
13722
«Инферно» имеет подзаголовок «Роман поэта», что, конечно, может сбить с толку неподготовленного читателя, ожидающего получить некую расплывчатую субстанцию с экскурсом в историю мировой культуры. Но это отнюдь не спонтанное письмо, которое чурается любой системы, и не словесная орнаменталистика. Майлз вообще чужда какая бы то ни было игра слов и смешение разнообразных повествовательных техник, с которыми обычно ассоциируется этот жанр.
0
0
0
9042
Айлин Майлз — американская поэтесса, автор книги Cool For You — начала писать стихи по ошибке: учительница в школе сказала написать свою версию «Ада», и Майлз оказалась единственной, кто написал ее в стихах. В семидесятых Майлз переезжает в Нью-Йорк, где начинает пить по-чёрному и любить женщин. Тогда же из ее речи почти исчезает бостонский акцент — аналог акцента Элизы Дулитл — но остается в ее поэзии. Кажется, что этот говор — единственный инструмент, способный выразить внутреннее ощущение дискомфорта, неприкаянности и ненужности — людям, миру, в конце концов, себе самому. «Инферно» — это «Ад», каким бы он мог быть, наблюдай Данте за современным миром; это ад в самом человеке; это голос из подполья, который обращается к тебе — и на него находится отклик.
0
0
1
7630
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница