# Флюид ФриФлай

В своем новом романе «Яснослышащий» Павел Крусанов — лауреат премий «Нацбест», «Большая книга» и «Ясная поляна» — открывает мир человека с феноменальным слухом. Окружающее его — люди, события, прошлое и будущее — симфония в самом прямом смысле. Главный герой пытается понять и воссоздать звуки, когда-то положившие начало этому миру, и начать историю с чистого листа.
177
Сильный Дима и маленький Коля, который занимается селфхармом за мир, оргии в костюме Пикачу, таджики-хентайщики, Роскомнадзор, волосатая Мидори-сан и белочка, которая уже залезла на чердак и «скребется силна-силна». Смешная грязненькая история с печальным концом.
104
Павел Крусанов — автор множества книг, принесших ему немало премий: «Нацбест», «Большая книга», «Ясная поляна». Его обычное амплуа — писатель-романист, но не в первый раз он выступает в качестве публициста. В новом сборнике статей «Хождение по буквам» представлены остроумные и тонкие замечания о книгах; наблюдения, ясно говорящие, что их автор — мастер своего дела. И тем интереснее: кто, как не мастер, детально и ярко расскажет о мастерстве других.
77
В первой из представленных в новой книге Александра Проханова повестей, «Певец боевых колесниц», описывается путешествие генерала Белосельцева по Царствию Небесному. Во второй, «Священной роще», речь идет о заговоре против России группы магов-дендрологов.
105
Тексты Артема Серебрякова из сборника «Чужой язык» можно назвать визуальными, его фразы иногда построены так, словно он описывает картины, предстающие его внутреннему взору. Но зачастую не видно продуманной структуры, только сам собой увлеченный язык.
161
Книга Хмелёва на поверку оказывается самой настоящей имитацией бара, где читатель занимает роль бармена, который слушает тысячу и одну историю, обрывки каких-то анекдотов, чужих споров и признаний в любви. Герой — постоянный посетитель, который приходит сюда каждый вечер и рассказывает хроники своей жизни.
187
Сборник причудливых рассказов Елены Долгопят удивляет сочетанием традиционных для русской литературы тем и элементов модернистской игры с читателем. Это рассказы о поиске смысла жизни, стремлении к красоте, жажде обретения счастья и быстротечности времени.
178
Второй роман Тимофея Хмелева рассказывает историю странной дружбы, которая стремится к любви, и странной любви, которая дорожит дружбой. Герои «кикера» чувствуют себя своими по всему миру от Нью-Йорка до Петербурга, и в то же самое время они не от мира сего. Словом, все как в жизни. Печаль, охватывающая читателя, ощущается как хрупкое и оттого еще более ценное счастье.
140
Сборник Татьяны Москвиной «Топ-топ хронотоп» — разговор с умным, внимательным, доброжелательным, но во многих вещах принципиальным собеседником, который делится своими наблюдениями и рассуждениями обо всем на свете, от книг и спектаклей до явлений повседневности. 
161
В новом сборнике рассказов Елены Долгопят мистическое сочетается с реальным, современное — с историческим, а глубокий психологизм классической литературы — с изысканностью литературы модернистской. Там, где пересекаются вселенные Чехова, Набокова и Борхеса, — рождаются эти удивительные, ни на что не похожие рассказы.
112
Роман Дмитрия Петровского «Дорогая, я дома» представляет собой сложное сплетение разных голосов и захватывающих линий повествования. Каждый из персонажей триллера Петровского ведет двойную жизнь и получает тайное наслаждение от насилия и боли. Внутри него живет «древнее, незнакомое с феминизмом и политкорректностью животное».
200
Новое произведение Дмитрий Петровского «Дорогая, я дома» — многоплановый, густонаселенный, жутковатый и захватывающий с первых же страниц роман рассказывает о прошлом, настоящем и будущем европейской цивилизации.
1123
Роман «Две Юлии» представляет собой историю любви. Образы двух девушек сливаются и мерцают в сознании рассказчика, и отделить одно чувство от другого так же трудно, как разделить на составляющие солнечный свет, — а главное, не нужно.
176
Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них активная гражданская позиция. Но вот беда: мама и папа принадлежат к прямо противоположным лагерям на политическом поле. Очень скоро Дима замечает, что трагически расколота не только его семья. 
381
Плоский пересказ этой истории делает с текстом Богословского примерно то же, что и пересказ одной только любовной коллизии с романом «Евгений Онегин». Ведь уже аннотация предупреждает читателей: в этой книге главное — кипение страстей, «любовь-буря, любовь-наказание, любовь-беда». И сколь прост для понимания сюжет, столь же просты и эффектны описанные страсти.
306
Документальный роман посвящен трагическим страницам истории Вьетнама XX века. Впрочем, насколько трагическим, настолько же и героическим. Еще прежде чем перенести все ужасы американского нашествия, мужественный народ этой прекрасной страны отстоял свою свободу и неза- висимость в многолетней и крайне жестокой борьбе с дру- гими империалистами — фашистской Японией и голлистской Францией.
189
Второй роман молодого прозаика Романа Богословского вышел в серии «Книжная полка Вадима Левенталя». Это история о любви-буре, любви-наказании, любви-беде. В разрушительном огне безудержного влечения сгорают два брака, судьбы главных героев и их родных. В этой любви мало «приятного», «милого» или «трогательного». Но зато именно такие любовные сюжеты запускают механизмы эпосов, вращают колеса истории и освещают вспышками смысла человеческую жизнь.
502
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница