Бесконечный анекдот

  • Влад Ридош. Пролетариат. — М.: Флюид ФриФлай, 2019. — 224 с.

Настоятельно не рекомендую читать эту книгу лицам, не достигшим 21 года, а также беременным, кормящим, впечатлительным и имеющим романтическое представление о жизни. Честно говоря, я вообще не рекомендовал бы читать эту книгу.

Ох ты боже мой! Романтическое представление о жизни под угрозой, вы слышали? Сейчас Влад Ридош и его сермяжная правда про будни пролетариата камня на камне о нем не оставят. Давайте же посмотрим, что у него припасено:

Лелик кончил, приподнялся, вытащил член из Ирки и, стоя на коленях возле нее, спросил:
— У тебя что, менстряк?
— Нет, — ответила Ирка, — а что?
— Да кровь на гондоне, — Лелик снял презерватив, поднес к глазам, — о, так она изнутри.

Дальше нас ждут двести бодрых страниц про это же: люди ходят на завод, пьют пиво, засаживают своим матронам и жарят на даче шашлыки. Говорят, это должно быть гомерически смешно — фразочки, ситуации, бодрый матерок, клички вроде Пельмень или П***a. Окей, усмехнуться очередному выражению разок-другой можно — но когда ими пестрит вся страница, пропадает даже эта эмоция. Текст, на 80% состоящий из мата, может кого-то шокировать — а может напоминать частушки школьников, у которых слово на заборе вызывает приступ радостной истерики.

Основная претензия к книге — якобы шокирующий «контент» и способ его подачи. Можно представить, какого неженку это может шокировать и какого ханжу — возмутить. С чем спорить точно нельзя, так это с тем, что рабочие Влада Ридоша разговаривают, как настоящие — и в этом явная удача автора. Они действительно так общаются, так заказывают туфту с «Алиэкспресса», так пьют водку в общаге и едят салат «Мимоза» в заводской столовой. Но если это жизнеподобие должно быть смешным, то увольте — выстрел холостой.

В строгом смысле «Пролетариат» — не роман, а набор маленьких зарисовок по две-три страницы. Герои и окружающая действительность здесь такие же схематичные, как на иллюстрациях Аксиньи Сарычевой, и вообще это книга не про каких-то там людей и их судьбы. Это бодрые анекдотики, сюжеты которых можно поделить на три группы:
а) в цехе что-то сломалось;
б) кто-то пытается подраться или ожесточенно спорит про «пидоров»;
в) кто-то занимается сексом / мастурбирует / обсуждает секс.

И это всё — все тридцать малюсеньких историй «про жизню». Единого сюжета просто нет, он не складывается ни к середине, ни к последней трети текста, хотя персонажи связаны между собой, живут и работают вместе. Одно радует: написаны этюдики Ридоша, к счастью, без злобы, без презрения, высокомерия и эффекта «белого пальто» — ну, вот такие люди, ну, вот такая жизнь, я и сам таким был, ребятки.

Помню, сидим с корефаном за компом у меня. Баб в инете смотрели или хуй знает, не помню. Ну музыка какая-то играет. А корефан у меня «Ноггано» уважает. Ну играет, и похуй. Это чудо заходит. Здорово! Здорово! Сел, блядь, сидит. Сам весь в черном, волосы в черный покрашены, серьга в ухе. Гот, ебать его в рот. Ну сидит, сидит, потом говорит: «Пацаны, давайте музыку поменяем, мне не нравится». А мы ему пизды не дали просто, что росли вместе. На хуй, говорю, иди тогда отсюда, если тебе не нравится. Замолчал, надулся. Тю, блядь! Посидел еще. Думал, что я извинюсь, что ли? Съебался молча. Больше не заходил. Дебил, блядь.

Издание «Пролетариата» родилось из любительской книжки на серой бумаге, настоящего самиздата — и это видно очень, очень хорошо. Подчеркну: текст имеет все признаки не дебютного, а именно профанного. Автор не рассчитывал ни на «Нацбест», ни на продажи в книжном — и работал, как на закрытом разделе фикбука, где можно сочинять «жесть жестью».

Но вот беда: Влад Ридош чересчур увлекся и забыл набрать для своей книжки хоть каких-нибудь красок. Любую «жизню» интереснее и лучше описывать как разноцветную, а не как череду «нажрался — поебался». И да, мы понимаем, что жизнь рабочего очень далека от спецэффектов Marvel, но на то и существует искусство, главный прикол которого — селекция плюс комбинация элементов. Впрочем, этому правилу учить автора не нужно, он и сам в курсе, иначе не выбирал бы что пожестче, а пел все, что видит.

Интересно, что, когда Ридошу нужно написать хотя бы полстранички без как бы подслушанных диалогов и мата, текст становится скучнее некуда, в нем сразу провисаешь, как в старом гамаке. Невольно задумаешься: а если убрать все то, что должно вызвать шок у почтенной публики, все производные от слов на «х» и «п» и все шуточки за гранью, что мы получим в сухом остатке? А ничего, жуткую тоску. Вне диалогов ничего не происходит — и к последней трети книжки, когда глаз окончательно замыливается, остается только зевать и считать мячи в корзинах: еще одна история из столовой, еще одна сломанная турбина и еще одна драка из-за шуток (вообще не смешных) про анальный секс.

Каждому, кто видел этот реальный пролетариат — с «Алиэкспрессом», пельменями на ужин и «Балтикой» на завтрак, смешно не будет от слова совсем. Удивительно или противно, впрочем, тоже. Мы это видели, видели, видели — и если уж жизнь нас не впечатлила, то дословный ее пересказ вызовет только зевоту.

— Вот вы говорите «заебал!» да «Лелик мерзкий», — вдруг громко сказал Лелик, — а ведь, если серьезно, если не дурачиться, то хочется повеситься, нахуй. С этой ебанутой работой, с ебанутым начальством, которое само нихуя не шарит, но ебет нас так, будто это наша вина, что старое оборудование и механики долбоебы. И вот смотришь на это блядство и думаешь: а нахуй бы нужна такая жизнь? Нахуя это все? <…> Мы же просто холопы, быдло, говно. И отношение к нам как к говну, а как еще? Да говно мы и есть. И нихуя с этим не сделаешь. Так что давайте лучше про жопу.

И это единственная отличающаяся по тону сцену во всем романе — такое вам горькое моралите. Может, Влад Ридош хотел показать, что у пролетариата не бывает никаких особенных историй, нарисовать статичную картинку — в этом случае поздравляю, у него получился гладенький слепок с жизни. Но это ли литература? Для таких экспериментов существует нон-фикшен, да и там, говорят, надо иногда лепить собственными ручками.

Подчеркну: материал у Ридоша был нормальный, хороший, интересный. Даже способ его подачи выбран разумно — хотя, справедливости ради, литературная стилизация затем и нужна, чтобы читатель не спотыкался о трехэтажные бранные конструкции. Все-таки слушать их — не то же самое, что читать двести страниц насквозь. А вот книжка получилась плохая — вялая, бессюжетная, плоская. Двухмерный набросочек с непростительно малой глубиной кадра.

Так бывает и в жизни того самого пролетариата: хотел сплясать задорный танец хулигана, а удивить оказалось особенно и нечем. Так что, действительно, давайте лучше снова про жопу.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Флюид ФриФлайВлад РидошПролетариат
2338