Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
Никогда больше:

Дети — самые беззащитные существа, сильнее всего страдающие в моменты кризиса. Ко Дню защиты детей мы решили сделать подборку книг про ситуации, в которых дети не должны оказываться, среди них — война, сиротство, насилие и нелюбовь. Но в каждой из этих книг есть и надежда — на преодоление травм и усвоение уроков в будущем.

Купить книги из нашего списка можно, перейдя по ссылке в названии.

 
Главный редактор «Прочтения»

Повесть Ислама Ханипаева «Типа я» написана от лица десятилетнего Артура, у которого есть «типа мама», «типа брат» и воображаемый друг Крутой Али. Текст работает на несколько аудиторий: например, юный читатель сразу может не догадаться, что семья мальчика приемная, взрослый же поймет почти моментально. Мать Артура погибла, а отец бросил его и именно на месте фигуры значимого взрослого мужчины (принципиально для дагестанских реалий, в которых разворачивается действие) возникает Крутой Али. Артуру повезло попасть в любящую приемную семью, которая помогает ему преодолеть последствия травмы от потери родителей, но так, к сожалению, случается, далеко не с каждым ребенком.

 
Арина Ерешко
Редактор «Прочтения»
  • Евгения Некрасова. Калечина-Малечина. — М.: Издательство АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2018. — 279 с.

Любому ребенку нужна безусловная любовь родителей, а если ее нет — то хотя бы ощущение собственной не-заброшенности, нужности, защищенности. У Кати, главной героини «Калечины-Малечины», нет ни того, ни другого: у родителей нет на нее сил и времени, другие взрослые вызывают скорее опасения, чем доверие, а остальные дети либо травят Катю, либо не замечают. 

Все это приводит к попытке самоубийства — и к тому, что единственным другом Кати становится Кикимора, живущая за плитой: нечисть, которая оказывается человечнее и добрее многих людей. 
К сожалению, сказочный персонаж не превращает в сказку жизнь Кати, пусть и появляются проблески надежды на что-то большее и лучшее. На мир, в котором ребенку не нужно находить подругу-кикимору, чтобы получить хоть какую-то любовь и принятие.

 
Юлия Коровкина
Редактор «Прочтения»
  • Р. Дж. Паласио. Белая птица / пер. с англ. Е. Кокориной. — М.: Розовый жираф, 2022. — 220 с.

У героини этой книги Сары было замечательное детство: любящие родители, ум и талант, красивые красные туфельки и прекрасная жизнь впереди. Все это — до того, как фашисты оккупировали Францию. В один миг девочка из еврейской семьи столкнулась с травлей и насилием, человеческой жестокостью по отношению к тем, кто не такой, как все, но нашла поддержку и утешение там, где меньше всего ожидала. Кажется, что в такие времена, как сейчас, очень важно вспоминать, почему на самом-то деле повторять подобное нельзя ни при каких условиях, — и история, рассказанная бабушкой Сарой своему внуку Джулиану, об этом.

 
Ольга Мигутина
Редактор «Прочтения»

«Ленинградские сказки» — серия книг о Шурке, Тане и Бобке, чье взросление пришлось на самый тяжелый период советской истории. В «Детях ворона», «Краденом городе», «Жуки не плачут», «Волчьем небе» и «Глиняных пчелах» (последняя часть вышла в 2021-м) действие происходит с 1938-го по 1945-й — от Большого террора до окончания Великой Отечественной и первого мирного года. Реальность — арест родителей, война, голод, блокада — оказывается настолько невыносимо страшной для детей, что происходящее то и дело принимает сказочные очертания, потому что в сказке точно понятно, где добро, а где зло, и добро всегда побеждает. Эти книги — напоминание о том, что жертвами «большой истории» в первую очередь становятся те, кто слабее всего, в том числе дети.

 
Анна Журавлёва
Редактор «Прочтения»
  • Ким-Жандри Кымсук. Трава / пер. с кор. Е. Похолковой, Ро Чжи Юн, А. Крапивиной. — СПб.: Бумкнига, 2021. — 480 с.

Казалось бы, графический роман «Трава» — об ужасах времен Второй мировой войны, когда Корея оказалась в японской оккупации. Именно в эти годы существовали так называемые «станции утешения» для солдат, на деле — бордели, в которые силой свозили юных кореянок. На такой «станции» в свои пятнадцать лет оказалась и главная героиня комикса — Ли Оксон — вместе с другими девочками. Они были лишены возможности распоряжаться собственным телом, собственной жизнью. Книга Ким-Жандри Кымсук — глубоко трагичная история, построенная на воспоминаниях о прошлом, но стоит понимать, что проблема сексуального рабства во многих странах не решена до сих пор. И это то, от чего нам еще предстоит защитить наших детей.

 
Артём Роганов
Куратор рубрики «Опыты»
  • Дарья Доцук. Голос / илл. А. Михайловой. — М.: Самокат, 2017. — 192 с.

Саша, героиня этой повести, пережила взрыв в метро. Пережила без какого-то серьезного физического урона, но с огромной душевной раной. Саша больше не может спускаться в подземку, ее преследует неизъяснимо тяжелое чувство вины, возникают панические атаки. «Голос» — история о том, как она пытается из этого состояния выйти, но не просто о преодолении травмы, а чуть глубже — о борьбе с терроризмом. С терроризмом, который поселился внутри. Ведь психологические последствия террора и его феномен шире, чем просто ПТСР. Террор пытается изменить само отношение к реальности и к человеку, что довольно тонко показывает книга, которая фактически уже стала платиновым образцом современной русской литературы о подростках.

 
Куратор рубрики «Опыты»
  • Янне Теллер. Ничто / пер. с дат. Е. Гуровой. — М.: Polyandria NoAge, 2022. — 159 с.

Пьер Антон уходит из школы, твердо решив для себя, что смысла не существует. Ежедневно он напоминает об этом одноклассникам. Дети решают доказать Пьеру Антону, что он неправ, и организуют на заброшенной лесопилке «кучу смысла», в которую каждый должен пожертвовать что-то ценное. Но представление о ценном у каждого свое, ставки в погоне за смыслом растут — и вот уже в детской игре появляются реальные жертвы, а смысла не прибавляется: ребята сами не знают, как должен выглядеть смысл, который отрицает Пьер Антон, но ради него готовы принести любые жертвы. Кто не согласен — жертвует больше всех. 

Янне Теллер много лет проработала в ООН, но продвигать гуманизм продолжила в литературе: «Ничто» — едкое и очень точное размышление о том, как логика коллективного действия может победить здравый смысл, особенно если ей следуют дети, и как взрослые могут на этом наживаться. На фоне детей, одетых в гимнастерки, чтение очень своевременное и нужное.

 
Обозреватель «Прочтения»
  • Мортен Дюрр, Ларс Харнеман. Зенобия / пер. с дат. Е. Астафьевой. — СПб.: КомФедерация, 2019. — 96 с.

Немногословный комикс про сирийскую девочку-беженку, наполненный растерянностью ребенка перед лицом Оглушительной Беды. Еще вчера маленькая Амина училась готовить долму, чтобы порадовать маму, а теперь в одиночестве, среди толпы незнакомцев, уплывает из разбомбленного поселения на лодке, которая не доберется до берега.

Молчаливые сцены нарастающей безнадежности, агонически-прерывистый монолог уязвимой души, визуальная лаконичность — в сумме печальная графическая поэма об уничтоженном детстве и неодолимых волнах войны. Читателей младшего возраста книга деликатно подготовит к серьезным темам опасного мира, а все те, кто постарше, оценят сюжетный бэкграунд, где новостные сводки о затонувших беженцах переплетаются с судьбой независимой царицы Зенобии и историей крушения одноименного судна в 1980 году.

 

Иллюстрация на обложке: Анастасия Суворова

 
Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Альпина нон-фикшнГолосРедакция Елены ШубинойЕвгения НекрасоваЛенинградские сказкиИслам ХанипаевТраваЗенобияНичтоБелая птица
Подборки:
0
0
910
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
«Удивительный хамелеон» — сборник из одиннадцати рассказов, написанных от лица женщин, переживающих сложные периоды в жизни. Потеря близких или личный кризис, происходящий на фоне мрачной природы и измененного сознания, — вот что объединяет героинь всех рассказов.
Редкое по нынешним меркам внимание к возрасту мира, деталям его расцвета и упадка, — это и есть метод Огавы. Ей важно разглядеть в человеке плотское, низменное, прикованное к земле, чтобы немедленно развенчать увиденное. Раз за разом в ее прозе мы встречаем молодость, зачарованную старостью, — или же наоборот.
В Петербурге с 2020 года работает «независимая книгопечатня» «Князев и Мисюк», которая выпускает произведения молодых писателей и классиков. Обозреватель «Прочтения» Елена Васильева поговорила с издателями о том, зачем они занимаются книгами, откуда у них интерес к современной русской прозе и почему в их версии она выглядит такой стильной и немного старомодной.
Существует мнение, что сделать книгу легко. На самом деле книгоиздание — медленный процесс, а за созданием одной книги стоит множество людей, участие которых часто остается за кадром. Мы решили разобраться в том, как все устроено на самом деле, и обратились к экспертам.
Книжный сериал «Кожа» писательница запустила совместно с Bookmate Originals. В центре сюжета — чернокожая рабыня Хоуп и русская крестьянка Домна. Они встречаются, когда Хоуп попадает в Россию. Домна и Хоуп понимают, что могут поменяться кожей — буквально, — и так начинается «немыслимая и смелая история женской борьбы за свободу и собственную идентичность».