Борис Кутенков

В издательстве «Азбука-Аттикус» вышла книга известного философа, культуролога и литературоведа Михаила Эпштейна «Первопонятия. Ключи к культурному коду». В интервью «Прочтению» Эпштейн рассказал о творчестве как эротизме и о том, почему среди молодых сегодня так много асоциалов и асексуалов; об особом педагогическом уме — и о том, почему Пастернак и Мандельштам не могли бы наставлять молодых; о современной модерной и постмодерной культуре и об особом законе поэтической гравитации.
0
0
0
18370
Имя Ольги Балла в современном литпроцессе стало синонимом понимающего критика: она нечасто спорит с героями своих статей — максимум с какими-то отдельными положениями (пример: «Не чересчур ли категорично отказывать в подлинности и в восприимчивости к глубине сразу всей „университетской поэзии“? Впрочем, в своей диагностике современного общества и современной (посттрадиционной?) жизни в целом Тавров вообще категоричен...» — в статье об Андрее Таврове). Ближе ей максимальная погруженность в авторский текст — и даже, как предположил один из читателей Балла, попытка осознать этот текст в его как бы идеальном аспекте, на уровне скорее замысла, чем воплощения.
0
0
0
4978
Премия «Неистовый Виссарион» была учреждена в 2019 году — это награда для критиков, пишущих о русскоязычной литературе. В 2020 году первое место получила Юлия Подлубнова. О том, какими качествами должен обладать критик для того, чтобы именоваться лучшим, об эволюции стиля и о новом Zoom-проекте, в рамках которого проходят беседы с литераторами, Юлия Подлубнова рассказала Борису Кутенкову.
0
0
0
8438
Чувство архаичности опубликованного в этой книге и исчезновения жанра настигает нас не только потому, что так ярко, как Гедройц, в современной критике больше никто не пишет, — но и потому, что из культуры уходит фигура эксперта. Профессионала, внимательно следящего не только за своим сегментом, но за обширным диапазоном книжной продукции, и оценивающего всех сестер по серьгам.
0
0
2
7286
В книге запечатлено уникальное культурное сознание, сочетающее негромкое достоинство — с феноменальным умением рассмотреть новейшее явление в историко-контекстуальном разрезе; аналитизм, подвергающий современность жесткой переоценке, — с верой в человека, способного к восприятию сложных смыслов, а стало быть, «нормального» (для Седаковой сиречь «европейского»).
0
0
0
13946
Нельзя не принимать во внимание, что мы держим в руках книгу, посвященную именно классической поэзии, — в диапазоне от Грибоедова до Бродского, — и основанную на субъективных впечатлениях поэта-консерватора (отзывающегося о современных стихах редко — и в основном в полемическом контексте), а потому принципиального радикализма ждать не стоит; но и точность научного исследования — не про Кушнера. И, наверное, подобный уровень высказывания будет интересен именно начинающему: «Лирический дар — редкий дар. Что такое лирика? Это особое, горячее внимание к человеку, к любому предмету, любой вещи на земле, а не только стихи о любви…».
0
0
0
5718
Вернуть лирической речи, изначально противоестественной, интонацию живой человечности, совместить эти два словно бы не пересекающихся начала, — задача, объединяющая Гандлевского-лирика и Гандлевского-эссеиста: в своих последних стихах он не чурается обсценной лексики и во всех — духа живой физиологии.
0
0
0
7518
О единственном секрете финансовой успешности литератора, о первых заработках Льва Оборина, о партийности сегодняшнего литературного критика, о том, что такое сегодняшняя «бессубъектная» лирика и о мотивах общественного интереса к образовательным проектам читайте в продолжении разговора Бориса Кутенкова с поэтом на «Прочтении».
0
0
0
10614
Литературное детство, творческий путь и поэтическая самоидентификация – в первой части беседы Бориса Кутенкова с поэтом, критиком и переводчиком Львом Обориным.
0
0
0
18654
Исходный принцип «необязательности» в мировоззренческой системе Рубинштейна противостоит различного рода пафосу (мысли о наследии советского общества, переместившемся в нынешнее время ложного патриотизма, занимают немалую часть книги).
0
0
0
7430
Всё ненадёжно: «престолы», меняющиеся географические координаты. В этой связи мужественным жестом выглядит собственное «принятие мер» — возведение запасного дома, пусть и кажущегося непрочным поэту, но у читателя вызывающего доверие. Рецензия Бориса Кутенкова на книгу Евгения Сливкина «Оборванные связи»
0
0
0
3766
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница