Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
Реальные персонажи и вымышленные биографии: 

Мы продолжаем серию материалов, в которых редакторы и авторы «Прочтения» рассказывают о книгах, вошедших в короткие списки различных литературных премий.
Второй выпуск посвящен шорт-листу XVII сезона «Большой книги».

Подлинная биография Розанова не как философа, но как человека, хроника борьбы за Карельский перешеек, исторический комментарий к «Анне Карениной», «роман с дневником» и многое другое — в нашем новом обзоре.

Купить книги из нашего списка можно, перейдя по ссылке в названии.

 
Анна Журавлёва
Редактор «Прочтения»

У Павла Басинского, который уже много лет изучает жизнь и творчество Льва Толстого, вышла очередная книга-бестселлер, на этот раз о романе «Анна Каренина». И она не только о прототипах героев, смысле названия и всем том, что обычно интересует литературоведов, но и тех вещах, которые могут быть непонятны современному читателю — о повседневных реалиях светского общества XIX века. Например, о том, почему Анна не могла «просто развестись» с Карениным (тот, кто был пойман на измене, не мог снова жениться / выйти замуж). Или об особых правилах высшего света: почему тайные связи поощрялись, а открыто признанная любовь, наоборот, вызывала лишь насмешки (хотя в случае Анны слово «травля» кажется более подходящим). В общем, отличная книга для всех, кто хочет глубже погрузиться в контекст эпохи и лучше понять смысл романа.

 
Обозреватель «Прочтения»

Документальный роман, построенный на дневниках Георгия Эфрона, сына Марины Цветаевой. Будучи воспитанным в Париже, он впервые оказался в России подростком — и за всю свою короткую жизнь так и не избавился от этой странной раздвоенности. Параллельно разворачивается история его лучшего друга, Дмитрия Сеземана, тоже «парижского» мальчика, который пронес через юность тоску о второй родине (но, в отличие от Мура, сумел вернуть себе Францию — или, точнее, себя во Францию). Сергей Беляков создает портрет странной эпохи тридцатых, в которой смешались самые страшные и при этом самые невероятные события. Москва предстает шкатулкой с двойным дном: сияющие витрины, рестораны, джаз, юность и дыхание новой жизни с одной стороны — Большой террор, голод, цензура и подступающая война с другой. А еще роман очень кинематографичен: самые мелкие детали, реальные диалоги и даже акцентные цитаты врезаны в него так, будто им суждено вот-вот появиться на экране.

 
Юлия Коровкина 
Редактор «Прочтения»
  • Алексей Варламов. Имя Розанова. — М.: Молодая гвардия, 2022. — 556 с. 

Василий Розанов до сих пор остается одной из самых неисследованных фигур XX века, притом что, казалось бы, его биографию очень легко восстановить по его же текстам и по воспоминаниям современников. Но все совсем не так просто: отличить правду от вымысла и преувеличений, найти в бесконечном множестве оценок и самооценок Розанова как мыслителя и писателя хоть какие-то крупицы истины — задача чрезвычайно сложная, потому что личность он противоречивая, местами эпатажная, вызывающе грандиозная. Алексей Варламов со всей скрупулезностью собирал оценки, мнения, воспоминания, факты и прочая, чтобы приоткрыть нам завесу тайны: так кем же был Василий Розанов? Итогом этих поисков стала новая книга из серии «ЖЗЛ», которая если и не поможет лучше понять Розанова-философа, то точно полнее опишет Розанова-человека.

 
Алина Карпова
Редактор «Прочтения»
  • Дмитрий Данилов. Саша, привет! — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2022. — 248 с.

Если представить, что роман Дмитрия Данилова «Саша, привет!» перенесся на экран, то это был бы, наверное, какой-то длинный тягучий фильм типа «Сталкера» Тарковского. Потому что ожидание — оно убыстряет время, если чего-то сильно хотеть. Но главный герой этого романа, скорее, боится казни, а не ждет ее: каждый день он идет на прогулку мимо пулемета, который может в любой момент выстрелить, а может — и нет. Наказание отдается на откуп спонтанному и далекому от справедливости року. И жизнь вроде бы тянется бессмысленно, но заставляет задуматься о многом.

 
Арина Ерешко
Редактор «Прочтения»
  • Олег Ермаков. Родник Олафа. — М.: АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2021. — 544 с.

«„Одиссея“ в декорациях Древней Руси» — так многие описывают роман Олега Ермакова «Родник Олафа», открывающий трилогию «Лѣсъ трехъ рѣкъ». А можно было бы вспомнить и миф об аргонавтах — ведь это история не только о скитаниях, но и о поиске. Себя, своего места, своего голоса. 

Главный герой — мальчишка Спиридон по прозвищу Сычок — жаждет обрести голос не только метафорически, но и буквально: велением судьбы забрасываемый то в монастырь, то в горы Арефинские, он ищет легендарный источник, который, если верить слухам, исцеляет от болезней и исполняет желания. И если потери и разочарования не разрушат его веру в чудо и себя — кто знает, может быть, и легенда станет былью.

 
Ольга Мигутина
Редактор «Прочтения»
  • Руслан Козлов. Stabat Mater. — М.: АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2022. — 669 с.

Сеттинг романа Руслана Козлова Stabat Mater напоминает «Имя розы» Умберто Эко: переводчик древнего манускрипта пробирается в комнату святого отца длинными мрачными коридорами средневекового полузамка-полумонастыря, за стенами которого бушует страшная неизлечимая болезнь. Вот только на дворе не Италия четырнадцатого века, а Москва века двадцать первого, неизлечимая болезнь — вовсе не чума, а некий синдром Гувера — Джонса, который поражает детей и подростков, а в замке расположен детский хоспис. Да и автор рукописи, конечно, не язычник Аристотель, а Кирион — один из первых христиан. Другая очевидная отсылка — «Мастер и Маргарита»: главы «светские» (история хосписа) перемежаются главами «христианскими» (история Кириона). Третья отсылка — тоже очевидная, но неожиданная: хронотоп замка-хосписа наталкивает на мысль о «Доме, в котором...». А все вместе складывается в очень сложно устроенный философский роман проповеднического толка, который, по отзывам, через боль и страдания выводит читателя к просветлению.

 
Обозреватель «Прочтения»

Посвятив книгу своему деду, Афанасию Ефимовичу Милькину, Мамедов использует насыщенную биографию предка для сюжетной основы, балансирующей между документом и вымыслом. Главный герой — бывший полковой комиссар Красной армии, гражданский муж актрисы Маргариты Барской, троцкист, журналист, кинодраматург — прячется в Баку от преследования и параллельно пишет роман об одном судьбоносном случае во время советско-польской войны. Обрамляет это действие околошпионская линия с убийством британского разведчика в Стамбуле. Книга устроена наподобие небольшой барочной шкатулки, которая открывается хоть и со скрипом, и с архаичным звучанием исторической реконструкции, но обнаруживает в себе драгоценность — кристаллизованный образ витального героя, жившего по канонам авантюрно-приключенческого романа и погубленного демонами НКВД.

 
Главный редактор «Прочтения»

Существует такое понятие — «роман с ключом», а вот подзаголовок новой книги Анны Матвеевой — «роман с дневником». Две главные героини ведут дневники, правда, почти с вековой разницей. Записи живущей на исходе XIX века Ксенички Левшиной становятся вдохновением для советской девочки Ксаны Лесовой. Узоры их судеб оказываются в чем-то схожи, и Ксана всю жизнь ищет Ксеничку, поначалу считая ее родственницей, а затем уже просто как задушевного друга, который был рядом в трудные моменты и направлял в минуты сомнений. Несмотря на то, что обе они живут в прошлом, история каждой из Ксений — в каком-то смысле история современной женщины.

Над романом Матвеева работала около десяти лет — он связан с ее семьей, а, по признанию самой писательницы, «секреты своей семьи не всегда легко открывать». Так, например, в основу текста легли бабушкины дневники — и они же помогли Матвеевой убедительно передать звучание голосов героинь, живущих в разные эпохи.

 
Обозреватель «Прочтения»

София Синицкая нанесла Выборг на литературную карту России. В компактном романе «Хроника Горбатого» петербургская писательница смогла уместить многовековую борьбу за Карельский перешеек — от Средних веков до середины XX века, пока он «ходил по рукам» карелов, шведов, финнов, новгородцев, русских. Горбатые из названия книги — это целый род, живший на той территории, завоевывавший ее и защищавший от врага. Представители рода Горбатых были как агрессивными, так и милосердными, как до крайности серьезными, так и смешливыми: один из них требовал добавить на семейный герб изображение хряка. Впрочем, на то были причины — как и всегда у Синицкой, страшное тут соседствует с добрым и немного нелепым.

 
Арина Ерешко
Редактор «Прочтения»

Имя Гузель Яхиной сегодня на слуху почти у каждого — в первую очередь как имя автора романа «Зулейха открывает глаза», благодаря которому писательница стала лауреатом премий «Ясная Поляна», «Большая книга» и «Книга года». Второй ее текст, «Дети мои», идет по следам «Зулейхи» и приносит писательнице третью премию «Большой книги». Неудивительно, что и «Эшелон на Самарканд» вошел в шорт-лист «Большой книги»: тяжелый, но динамичный роман о том, как ветеран Гражданской войны Деев и принципиальный комиссар Белая сопровождают полтысячи детей из голодающего Поволжья, некоторых читателей «поразил своим совершенством». Человечность, побеждающая жестокость, и надежда, спасающая от тоски, — то, что, пожалуй, сейчас необходимо многим из нас.

 

Фото на обложке: Олеся Курпяева

 
Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Анна МатвееваБольшая книгаГузель ЯхинаПавел БасинскийСофия CиницкаяСаша, привет!Парижские мальчики в сталинской Москве Имя РозановаРодник ОлафаStabat Mater
Подборки:
0
0
1538
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
В романе «Синева» два главных героя и две временные линии. В 2017 году Сигне путешествует на яхте и борется за сохранение живой природы, но однажды ей приходится вернуться в родную деревню и встретиться с человеком, который когда-то изменил ее жизнь. А в 2041-м Давид бежит из страны, спасаясь от засухи. Теряя по дороге часть семьи, он с дочерью оказывается в лагере для беженцев. В этих параллельно разворачивающихся историях Лунде показывает последствия экологической катастрофы, размышляя, как предыдущие поколения шаг за шагом приближали ее.
Жанр книги Анастасии Сопиковой «Тоска по окраинам» определен как сборник рассказов, но его можно читать как этакий раздробленный, экспериментальный роман. Героини пяти новелл — девочки, девушки, женщины, которым писательница подарила собственное имя с его производными: это и Настя, и Стася, и Ася.
Все предыдущие романы Алексея Сальникова (прошедший поначалу мимо широкого читателя «Отдел», «Петровы в гриппе», «Опосредованно») были о разном, хоть и объединены сочетанием ироничного взгляда на жизнь и присутствием фантастических элементов. В этот раз Алексей Сальников решил отпустить талант на волю и сам пустился — в хорошем смысле — во все тяжкие, показывая, как гиперболично и даже гротескно это сочетание может смотреться.
Ровное безэмоциональное письмо замечательно подчеркивает безвыходность ситуации и абсурд, который роднит «Сашу» с «Процессом» Кафки и «Приглашением на казнь» Набокова. С ними же сравнивали и известную пьесу Данилова «Человек из Подольска», получившую в 2018 году премию «Золотая маска» (в постановке Театр.doc).
«Каждые сто лет» — это книга Анны Матвеевой, автора романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Завидное чувство Веры Стениной» и «Есть!», финалиста премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер», написанная как два дневника, которые главные героини, Ксеничка Левшина и Ксана Лесовая, ведут с раннего детства. И временной промежуток между этими дневниками — практически сто лет. Ксеничка начинает рассказывать о своей жизни в 1893 году, находясь в Полтаве, а Ксана — в 1980-м, живя Свердловске. Анна Матвеева показывает, что прошлое и настоящее переплетаются куда теснее, чем мы можем предположить.