Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
«Прочтение» сегодня: внутренняя кухня редакции
 

В ожидании празднования юбилея мы решили поделиться с вами не только историей журнала, но и особенностями внутренней кухни. В «Прочтении» несколько рубрик, у некоторых из них есть свои кураторы, а еще мы проводим множество разных мероприятий, делаем ежемесячную рассылку и каждый день ведем соцсети. О том, как у нас все устроено и кто за что отвечает, рассказывают члены редакции.

«Прочтение» остается некоммерческим проектом, и, чтобы отпраздновать наш день рождения вместе с друзьями и устроить традиционный литературный фестиваль и вечеринку с призами и книжным стендапом, нам нужна ваша помощь. Поддержать нас можно по ссылке.

 
Главный редактор «Прочтения»
Как авторы пишут рецензии, а редакторы их редактируют

Наш рецензионный раздел, пожалуй, главная наша гордость. «Прочтение» — одно из немногих сейчас изданий, где рецензии публикуются на регулярной основе — практически еженедельно. Примерно раз в месяц-два я изучаю издательские рассылки и разные литературные медиа и обновляю список актуальных новинок (он существует у нас в формате гугл-дока), плюс часто авторы сами приходят с идеями. Иногда, увидев что-то интересное, сразу это добавляю. Далее мы заправшиваем у издателей верстки — рецензенты чаще предпочитают тексты в электронном виде, хотя всегда есть опция попросить бумажную книгу. В среднем на работу мы закладываем две недели, но дедлайны, сами знаете, такая штука... После того, как рецензент сдает текст, его обязательно смотрят два редактора (иногда, если правок много, могут и три): кто-то из команды и я. Все правки непременно согласовываются. Потом текст смотрит еще один человек уже при размещении на сайт. Отдельно корректора в команде сейчас нет — вся корректура делается на этапе редактуры и публикации. 

Как мы вообще представляем себе рецензии? Как тексты, существующие на границе публицистики и творчества. Поэтому нам хочется видеть в критических текстах, с одной стороны, попытку поместить произведение в некий контекст: актуальный, исторический, литературный, социальный и так далее. С другой стороны, элемент анализа — как то, что позволяет вывести субъективную по умолчанию рецензию на какую-то чуть более объективную почву. С третьей же — авторский стиль, который позволял бы практически с закрытыми глазами (ха-ха) определять, кому из рецензентов принадлежит текст.

Нам важно работать с текстами и авторами, поэтому мы продолжаем поддерживать традицию наставнической части проекта: когда к нам приходит начинающий критик, он растет в совместной работе — и за этим очень радостно наблюдать. 

У нас нет квоты на количество русских или зарубежных новинок, мы не навязываем рецензентам выбор — учитывая всеобщую нехватку времени и то, что сотрудничество с нами некоммерческое, хочется, чтобы люди читали те книги, от которых, вероятнее всего, получат удовольствие. Иногда мы точечно просим написать конкретных авторов о конкретных произведениях. Еще я стараюсь, чтобы книги в разделах «Рецензии» и «Отрывки» не пересекались на сто процентов: наши мощности ограничены, а так у нас есть возможность подсветить большее количество новинок.

Отвечая на популярный вопрос: нет, конечно же, мы не читаем все книги, про которые пишут наши рецензенты (это просто физически невозможно), но это не мешает нам оценивать какие-то формальные качества текста, а еще все строится на принципе доверия критику и тому, что он пишет. Иногда — если мнение редактора о книге отличается от мнения критика — это может даже немного мешать.

 
Алина Карпова
Редактор «Прочтения»
Как мы работаем с издательствами и выбираем отрывки

Еще одна постоянная рубрика — «Отрывки», в ней мы публикуем небольшие — как правило, объемом до десяти тысяч знаков — фрагменты новинок. Обычно в неделю выходят два отрывка. Книги выбираем из тех, которые предлагают нам в рассылках издательства, также смотрим анонсы коллег и материалы блогеров.

Подходящие отрывки выбираем самостоятельно (стараемся, чтобы они были цельными) или, если автор — наш друг или хороший знакомый, спрашиваем у него, какой именно кусок текста он хотел бы видеть опубликованным. Иногда издатели сами выбирают отрывок. Также они присылают нам верстки книг, но полностью — чтобы выбрать лучший отрывок — мы, конечно, их не читаем. Иногда случается перфект мэтч с текстом — и тогда хочется не просто его прочитать, но и написать на него рецензию.

Книги могут быть как русскими, так и зарубежными, как выпущенными книжными «гигантами» («Азбука», «АСТ», «Эксмо»), так и более специализированными, нишевыми издательствами. Это позволяет охватить большой пласт современной литературы и показать ее во всем многообразии.

 
Валерий Отяковский
Редактор «Прочтения» и куратор «Географии» с 2017 по 2020 год
Как мы придумали раздел «География» и как делаются лонгриды для него

Идея отдельной рубрики про иностранную литературу существовала в «Прочтении» еще до моего прихода в редакцию. Проблемой был выбор формата, ведь новый тип материалов не должен повторять те, что уже нашли место на сайте, а на сайте было испробовано много и разного. Я — на тот момент третьекурсник журфака — был лишен филологической и редакторской выучки коллег, но имел какие-то базовые представления о том, как существует современная пресса. 

Все вокруг обсуждали прелесть snowfall-лонгридов, и мне казалось уместным применить этот формат длиннющих мультимедийных материалов к интересующей нас проблеме: не просто к зарубежной литературе, а еще и к литературе тех стран, про культуру которых мы знаем не очень много. 

Естественно, писать простыню текста о том, в чем не разбираешься, не очень корректно, поэтому форма продиктовала содержание — «География» материализовалась не как критический или исследовательский проект, а именно как журналистский: лонгрид состоял из серии экспертных интервью с переводчиками той самой «„"малой литературы"“» (можно было бы поставить еще больше кавычек — я бы поставил, понятие это оскорбительное и бессмысленное), о которой шла речь. Подспудно так решалась еще одна важная проблема: мы говорили и о состоянии современного сообщества переводчиков. 

В первую очередь благодаря «Издательству Ивана Лимбаха» и Марии Чепайтите получился очень уютным, ламповым первый выпуск о Литве, после его публикации с нами связалась Оксана Якименко, великолепная переводчица-унгарист, в команде с которой мы сделали весьма профессиональный, полный эксклюзивов, материал о Венгрии

«География» стала отдельной рубрикой на сайте с регулярными обновлениями-дополнениями, затем пошли выпуски про Индию и про Италию — каждый по-своему особенный. Увы, я покинул «Прочтение» (и вообще Петербург), но очень рад, что и после моего ухода «География» продолжила жить в виде гениального, беспрецедентного по объему и насыщенности выпуска о немецкой литературе — формат «дорос» и до одной из очень больших мировых литератур, а выпуск стал по-настоящему заметным событием в литературном мире.

 
Артем Роганов
Куратор рубрики «Опыты» (проза)
Как отбираются тексты в «Опыты» и как можно опубликоваться в рубрике

Что нужно знать прежде всего по поводу отбора: мы не публикуем большие новеллы, повести, романы и отрывки из романов — только тексты ограниченного объема. Конкретно — до 20 000 знаков с пробелами. Иногда — до 25 000, но это бывает очень редко. 

Что касается сопроводительных писем, здесь тоже есть свои нюансы. Конечно, пожелание «доброго времени суток» и обращение к «дорогой редакции» сразу создадут автору негативный ореол. Тут у нас классические пожелания редакторов литжурнала авторам: пишите просто «здравствуйте», коротко о себе, в теме — «Рукопись на рассмотрение». О рассказе можно написать пару слов: жанр, сюжет, проблема. Но не более: длинные аннотации я, например, не читаю. У нас не так много времени и порой длинные письма пропускаются — мы сразу открываем вордовские документы во вложении. Да, кстати: пдфки, пэйджесы и прочие альтернативные форматы лучше отправить кому-то другому. Нам нужен старый консервативный MS Word, но зато его файлы можно присылать в любой версии. 

По поводу жанров — мы принимаем любые. Фантастику, мистику, мелодрамы. Даже рассказы с элементами порнографии сойдут, если там есть какой-то интересный замысел и оригинальная подача. Были такие случаи — например, рассказ ныне довольно известного писателя Владислава Городецкого «Гробик». Интересный замысел и оригинальная подача — это вообще главное, что мы ищем. Причем по отдельности ни то, ни другое не работает. Даже свежая идея (а все идеи, как мы знаем, на самом деле несвежие) прозвучит нелепо, если высказана в лоб. Суперстиль и очень увлекательный сюжет не имеют никакой ценности, если за этим нет посыла. Так что главная установка при отборе — качество. Неважно, какие у вас взгляды, сколько вам лет и в каком жанре вы пишите. Важно, чтобы текст не выглядел вторичной поделкой. 

Цензура может случиться по двум причинам. Первая — перебор с матом: когда его слишком много и он уже неуместен. Второе — прямые призывы к насилию в текстах, когда они присутствуют не в рамках сюжета и речи героев, а в рамках явной авторской интенции. Разглядеть её нетрудно. В остальном подход к каждой истории индивидуальный. 

Обращайте внимание на грамотность и стиль. Это первое, что бросается в глаза. Если у вас намеренные ошибки в начале рассказа, подчеркивайте их нарочитость. Бывает так, что видишь неправильную орфографию и закрываешь рассказ раньше, чем успеваешь понять, что это прием. Поэтому старайтесь прояснять такие моменты — можно, кстати, упоминать о них в сопроводительном письме. Избегайте пространных рассуждений, рефлексии — этим часто грешат тексты из самотека. Рассуждения автора или героя длиннее трех строк — это почти всегда в лоб, антихудожественно и, за редким исключением, банальность. Другой бич — нагромождения образов, эпитетов, барочная витиеватость. Одно прилагательное всегда лучше, чем два. Здесь есть смысл поучиться у коллег-журналистов. Каким бы пестрым и сложным ни был текст, фразы по отдельности должны выглядеть ясно, прицельно ложиться в голову, а не перечитываться по десять раз. Даже «Улисс» почти полностью следует этому принципу. В общем, все заветы Норы Галь из книги «Слово живое и мёртвое» — к вашим услугам.

 
Сергей Лебеденко
Куратор рубрики «Опыты» (проза)

Изначально процесс устроен так: после отбора текстов и обсуждения мы связываемся с авторами текстов, которые нам понравились, и начинаем работу. Качество текстов бывает разное: где-то больше ошибок, где-то меньше, но обычно авторы пишут «чисто» — наверное, вслед за определенным уровнем культуры письма приходит и определенный уровень грамотности. Ну или нам присылают слишком много рассказов редакторы других изданий! Шутка. 

Редактура сводится к тому, что мы определяем «ядро» текста — то, о чем он. Иногда становится понятно, что текст надо доделать, чтобы он лучше «работал», то есть, чтобы идея и тема были яснее или чтобы он композиционно был стройнее. Часто приходится просить поправить концовку, и вообще, концовка — самое сложное в рассказе: ты можешь эффектно начать, но не знать, куда придешь. Но трудностей это тоже почти не вызывает.

Дальше мы вычитываем текст, вносим редакторские и корректорские правки. Недавно возникла дискуссия: использовать ли в тексте букву ё? С одной стороны, сейчас из публикуемых текстов ее обычно убирают; с другой, есть рассказы, в которых у «ё» может быть особая функция (вы не представляете, на что наши авторы способны!). 

Но обычно каких-то серьезных вопросов при редактуре нет. Единственное замечание: авторы, как и мы все, очень сильно зависимы от визуальной культуры, поэтому другие органы чувств (что герой слышит, что он чует, что он трогает) часто в тексте как будто отсутствуют. А это не очень круто: все равно что цветной фильм показать черно-белым — совсем другой уровень ощущений. Так что лучше представлять, что ваш герой испытывает, помимо реакции на чисто визуальные раздражители. 

Из жанров получаем много «странного» реализма, есть немного фантастики; часто нам присылают истории «за жизнь», но авторы то ли стесняются, то ли просто не хотят рассказывать о таком личном опыте, каким он был на самом деле, и ударяются в сюжетные штампы. Приходится отказывать.

 
Куратор рубрики «Опыты» (поэзия)

Первое, что я сделал, став редактором отдела поэзии «Прочтения», — отказался от самотека: в этом нет необходимости, когда публикуется одна подборка стихов раз в две недели. Я достаточно внимательно слежу за поэтическим процессом (и за публикациями в толстых журналах, и в сетевых изданиях, и за различными пабликами) и не чувствую себя малоинформированным, а публиковать хочется только самое важное и любимое по гамбургскому счету. Поэтому предлагаю публикацию сам. Изначальная просьба — чтобы тексты нигде не «светились», кроме соцсетей, об этом сразу пишу всем потенциальным героям рубрики. 

Отдельное редакторское удовольствие — составление подборки, выстраивание композиции, нащупывание некоего сюжета (неизбежно субъективного, связанного с моим интуитивным представлением об авторе: один поэт, подборку которого я составлял для «Прочтения», точно сказал об этом: «Подборка получилась, конечно, моя, но в то же время очень Борина»). 

Для рубрики все время прошу прислать как можно больше текстов, желательно 25–30, чтобы выбор был побольше. Мне кажется, возможность профессиональной работы с редактором, проявление осмысленного внимания к текстам, при этом без снобизма, — сейчас большая редкость, и для поэтов, которые вниманием вообще не обласканы, это очень важная штука. «Прочтение» и подобные ресурсы, не будучи скованы институциональными рамками и системой бюрократических проволочек, обладают в этом смысле большей свободой и подвижностью, чем толстые журналы — и при этом сохраняют сущностные свойства именно толстых журналов: строгий подход к отбору, профессионализм редактуры.

 
Галина Рулева
Корреспондент «Прочтения»
Как составляется дайджест и какие события в него попадают

Дайджест литературных событий — это основной формат раздела «События». Идея формата — предоставить читателю информацию об интересных культурных мероприятиях, которые связаны с литературной жизнью России. Фактически это подборка анонсов, которая составляется в начале и в середине каждого месяца, но обновляется каждый понедельник. Лекции, семинары, мастер-классы, презентации книг, паблик-токи и дискуссии, порой даже спектакли и показы фильмов — вот активности, поучаствовать в которых мы предлагаем нашим читателям. Особняком стоят крупные книжные выставки, ярмарки и фестивали с программой, рассчитанной на несколько дней. Они появляются не только в дайджесте, но и в разделе «Новости». 

Принцип отбора одновременно и прост, и сложен. Мы рассказываем о мероприятиях с участием современных российских писателей, а также иностранных авторов, которые приезжают в Россию. Зачастую мы включаем в дайджест лекции или семинары по творчеству классиков, произведения которых переосмысляются современными исследователями. Москва и Санкт-Петербург лидируют по количеству событий, попадающих в дайджест, однако мы стараемся не упускать из виду и регионы. Конечно, пандемия в корне изменила литературную жизнь. Если раньше дайджест почти на сто процентов состоял из офлайн-событий, то сейчас пропорции изменились в сторону онлайна, что не может не радовать и наших читателей: ведь уже не обязательно жить в Москве или Санкт-Петербурге, чтобы попасть на прямой эфир с интересным автором.

 
Арина Ерешко
Редактор «Прочтения»
Что мы публикуем в «Ремарках» и как придумываем форматы публикаций

«Ремарки» — это своего рода сборная солянка, в которую попадает все, что не рецензия, отрывок, «опыты» или «география». Этот раздел состоит из множества разных жанров: здесь есть интервью (два глобальных направления — детская литература и молодые писатели), обзоры новинок (новая рубрика, появившаяся благодаря Вере Богдановой, в которой мы рассказываем об американских и отечественных новинках), книжные подборки (самые разные — и «по случаю», и просто тематические), подборки прозы и эссе, составленные Борисом Кутенковым, авторские колонки — например, Арсения Гончукова или нашего главреда Полины Бояркиной — и, конечно, специальные материалы вроде лонгридов о феномене Салли Руни и женском автофикшене, расшифровов дискуссий, партнерских материалов с CWS и блогерами, читающими лонг- и шорт-листы разных премий. Функция «Ремарок» очень обширна: в них мы и задаемся некими глубинными вопросами о литературе и литпроцессе в целом, и просто рассказываем о книгах, которые нам — и всем остальным тоже — срочно-жизненноважно-безотлагательно-кровьизносу надо прочитать. 

Это раздел больше других, возможно, сосредоточен не на книгах, а на людях вокруг них.

 
Анна Журавлёва 
Редактор «Прочтения»
что еще делает «Прочтение», кроме публикаций на сайте

Помимо непосредственно сайта, у нас есть еще много других «движух». Так, например, в начале каждого месяца мы отправляем рассылку, в которой рассказываем о лучших материалах прошлого месяца: рецензиях, отрывках, ремарках. Для наших читателей это довольно удобный способ быть в курсе новых публикаций, если нет времени следить за соцсетями. Можно просто зарегистрироваться на сайте — и письма, каждое из которых завершает замечательный мем, выбранный или сделанный нашим редактором Ариной, — каждый месяц уже на вашей почте.

Но если наш читатель хочет следить за всем, что происходит с журналом, для него всегда открыты наши соцсети: паблики в «Фейсбуке», «ВКонтакте», «Инстаграме» и «Телеграме». Там мы всегда оперативно сообщаем обо всех обновлениях на нашем сайте. Но не только. Там же мы публикуем анонсы различных мероприятий — например, встреч с редакцией или литературных бранчей. А в «Инстаграме» проводим розыгрыши книг и подписок на книжные сервисы, и ведем разные рубрики, например: «Рецензии недели», «Лицо современной литературы» и другие.

Сейчас мы активно рассказываем о грядущем мини-фестивале в честь дня рождения «Прочтения». Это уже третий фестиваль, который мы устраиваем. Пока он обещает быть самым масштабным: два дня офлайн-мероприятий и еще целая неделя онлайн. Каждый точно найдет то, что ему придется по душе: презентации книг, дискуссии, вечеринка с книжным стендапом, критические разборы текстов и многое другое!

 
Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Валерий ОтяковскийБорис КутенковПолина БояркинаАртем РогановСергей ЛебеденкоАлина КарповаАнна ЖуравлёваАрина ЕрешкоГалина РулеваИстория Прочтения
Подборки: История «Прочтения»,
0
0
1822
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
Помимо борьбы с паническим расстройством есть в книге и вторая сюжетная линия, которая драматично вьется вокруг отношений Моа с известным медиа-менеджером. После первого супер-неловкого свидания между девушкой и перевалившим за шестой десяток мужчиной устанавливается дистанционная дружба. Новый знакомец поддерживает героиню в моменты слезного отчаяния и даже помогает прокачать художественные навыки. Вот только Моа вскоре понимает, что за благими намерениями «приятеля» скрывается алчное желание контроля.
Сборник «Одной цепью» состоит из поэтических и прозаических текстов, объединенных темой современной семьи, которую авторы рассматривают через призму социальных противоречий, поколенческих споров, политических и личностных кризисов. Среди авторов — Евгения Некрасова, Ксения Букша, Полина Барскова, Оксана Васякина, Галина Рымбу, Марина Кочан, Наталья Калинникова, Егана Джаббарова. 
История не «одного безумия», а психоза-феномена – вот наиболее точное, по мнению Сергея Лебеденко и Артёма Роганова, описание рассказа Елены Корольковой. Последствия постсоветского воспитания, чувство тотальной жизненной неудачи, а также банальный бесперспективняк – в новом выпуске «Опытов».
Планируя литературный фестиваль и уже предвкушая праздник, рассказываем историю «Прочтения» и делимся воспоминаниями тех, кто когда-то был частью проекта. В новом материале мы собрали факты о третьем периоде существования журнала — который продолжается и сегодня!
В этом году мы планируем провести уже третий фестиваль «Прочтения», на этот раз он приурочен к пятнадцатилетнему юбилею проекта и продлится два дня офлайн — на площадках в центре Петербурга — и неделю онлайн — на базе литературного сообщества КЛКВМ. Наш литфест-2021 — одновременно для молодых авторов, и о молодых авторах, ведь их поддержка — одно из важнейших направлений нашей работы.