# Оксана Якименко

Мараи осваивает территорию густого и темного модернизма, рассказывающего о родовой травме современного мира, — в шестидесятые эту нишу безраздельно захватит магический реализм, но там свою роль сыграл еще и крутой замес латиноамериканской мистики. Мараи сближается с Маркесом и Кортасаром через отсутствие классического психологизма, стремление к схематизации внерационального, попытку концептуализировать то, что с трудом поддается объяснению.
1222
Вчера мы опубликовали материал в память о венгерском поэте Яноше Тереи. Сегодня на «Прочтении» — продолжение отрывка из «Мертвецов долины Кали» в переводе Оксаны Якименко.
2130
Этим летом не стало венгерского поэта и драматурга Яноша Тереи. Незадолго до смерти он прислал куратору нашей венгерской «Географии» Оксане Якименко главу из своего нового романа «Мертвецы долины Кали». Сегодня в память о нем мы публикуем некролог переводчика и первую часть этой главы.
4742
Второй выпуск «Географии» посвящен венгерской словесности. Из него вы узнаете о всемирно известном романисте Ласло Краснахоркаи, писателе-социологе Пале Заваде, а также о современных эссеистах, поэтах и драматургах Венгрии. О них рассказывают профессионалы своего дела — издатели, переводчики и критики, которые и формируют облик этой литературы на русском языке.
5142
Продолжаем предварять выход венгерской «Географии» материалами по теме. Геза Морчани — издатель, переводчик, драматург и один из самых активных пропагандистов венгерской литературы в России в конце ХХ в. Хунгарист Оксана Якименко узнала у него, чем венгерская литература уступает русской, об успехах издания венгров за рубежом и о тех авторах, которых необходимо переводить сейчас.
3170
– Ветка и дождь… – он перекатывает слова во рту, точно дегустирует старое вино, пытаясь определить год урожая и равнодушно осознавая, что это ему все равно не по силам, и прибавляет: – Да ты, брат, поэт, точно тебе говорю!
1918
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница