Елена Чернышева

Вылавливая прохожих из толпы, Анни Эрно бережно собирает в их лицах фрагменты настоящего и предречение будущего — будущего, где правит бал интеллектуальный стриптиз. Случайные портреты, запечатленные в отрывках писательского дневника, не только метко отражают эпоху, но погружают в самую суть человеческих душ, вызывая у читателя тревогу — вдруг следующим объектом для препарирования окажется он сам?
0
0
0
6050
Противоречивый характер микенской царицы Клитемнестры и ее отчаянные действия, которых требовали отчаянные времена, уже не единожды описывали античные авторы, но всякий раз оставляли ее на вторых и чаще всего не самых положительных ролях, сосредотачивая внимание то на Электре, то на Кассандре, то и на Троянской войне в целом. Констанца Казати находит в мифах и поэмах Гомера множество сюжетных ниточек, которые сплетает в единое полотно ее жизни, нигде не противореча первоисточникам и одновременно ведя повествования от лица весьма ненадежного рассказчика.
0
0
0
10014
Жестокая ирония романа кроется как раз в этом конфликте. Одновременно с тем, как поочередно родственники Марты отказываются участвовать в ее моноспектакле, она, узнав о диагнозе, пытается разобраться, какие решения принимала сама, а какие были продиктованы болезнью. Когда она перестала быть героиней своей жизни и приняла удобную позицию жертвы обстоятельств. Как она допустила, что врачи навсегда зафиксировали ее в том семнадцатилетнем состоянии, когда человек не может полностью полагаться на свои силы. И есть ли надежда, что когда-то она найдет свой голос, чистый и уверенный.
0
0
0
15518
Так что увидела Кассандра и что хотела бы сказать тем, кто готов ее услышать и, наконец, поверить? К сожалению, из названия русскоязычного издания сборника рассказов при переводе ушло звонкое и емкое слово shit — именно его, согласно Кирби, и увидела Кассандра. Кажется, именно из вздоха «Shit» после тяжелого рабочего дня и родились все эти истории.
0
0
1
14694
В 2022 году вопрос о месте запятой в заголовке этого текста стоит как никогда остро. И в это время сложных моральных выборов выходит новый роман Николая В. Кононова «Ночь, когда мы исчезли», у героев которого выбор только один.
0
1
0
12374
Главная героиня романа «Гавана, год нуля» Хулия — молодая преподавательница математики сначала в университете, а затем в среднем профессиональном училище. Поправка: молодая преподавательница математики на Кубе в 1993 году, в разгар экономического кризиса, накрывшего страну после распада СССР. В тот самый год нуля, когда все, что оставалось делать на этом потерявшем связи с внешним миром островке, — это улыбаться, заниматься любовью и мечтать.
0
0
0
9990
История Амары, так же как и история Анжелики, лежит вне каких-либо границ — временных, географических и гендерных. Все исторические маркеры тут — скорее условности, которые вполне успешно позволяют автору освободиться от прямых перекличек с окружающей действительностью и реальными людьми, поговорить о том, что важно именно для нее, и как будто напомнить всем запутавшимся в социальных условностях, что выход всегда есть.
1
0
0
13994
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница