Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
Каков твой вес в крысах? 

Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о произведении румыно-французского писателя Матея Вишнека «Превентивный беспорядок». В 2015 и 2018 годах на премию «Ясная Поляна» также номинировался другой роман Вишнека — «Господин К. на воле».

  • Матей Вишнек. Превентивный беспорядок / пер. с румынского А. Старостиной // Иностранная литература. 2019. № 12.

Номинирован переводчиком и литературоведом Александром Ливергантом.

 
Виктория Горбенко
Телеграм-канал 
«КнигиВикия»

Оценка книги: 7/10

«Превентивный беспорядок», с одной стороны, описать достаточно легко: это роман (роман-памфлет, как метко определил его сам Вишнек) о функционировании средств массовой информации. Но это звучит слишком сухо, и вряд ли кто-то заинтересуется. Проблема в том, что, если попытаться охарактеризовать происходящее чуть более конкретно, получится слишком непонятно и сумбурно.

Главный герой приезжает в Париж и устраивается работать на радио. Там он получает немного странное задание: поиграть в «Сплит» и разбудить все спящие внутри личности. Научиться разговаривать с собой-ребенком, собой-подростком и так далее. Приводит это к бесконечной рефлексии, попыткам разобраться в детских травмах и отношениях с родителями и — в итоге — поискам смысла жизни.

А в жизни героя есть работа, с которой явно что-то не так. Ребенком он бежал из социалистической и очень несвободной Румынии в демократическую и очень свободную Францию. Но вдруг оказалось, что в очень свободной Франции очень свободные СМИ совсем не свободны в производстве контента. Они слишком зависимы от потребителя, которого хорошие новости не трогают, а вот всякие ужасы очень даже интересуют. И «четвертая власть» вместо того, чтобы делать прозрачными текущие социально-политические процессы, сама мутит воду, изобретает инфоповоды и раскручивает малозначимые события до космических масштабов — лишь бы сохранить свою востребованность.

Собственно, та часть, в которой внимание автора сосредоточено на внутренней кухне работы радиостанции, составляет ядро романа и выглядит наиболее адекватно. За ее пределами происходящее превращается в настоящую фантасмагорию с организациями, создающими беспорядки, чтобы СМИ было, о чем рассказывать, декламирующими стихи анонимусами и, что совсем внезапно, полчищами крыс, которые то ли хотят помочь тонущему в излишках перепроизводства человечеству, то ли уже добить его окончательно.

Страшная, странная и смешная (в тех местах, где не слишком страшно и странно) книга о том, что и товаров, и информации стало так много, что все стремительно обесценивается. Одежда устаревает раньше, чем закончится сезон, новости — раньше, чем их успевают дослушать. Эпоха постправды диктует свои правила, и СМИ — это, конечно, лишь часть огромного организма, с чавканьем пожирающего самого себя.

Оценка книги: 6/10

В прошлом году в России вышел новый Стивен Кинг — сборник под названием «Будет кровь». Заглавная повесть, собственно, рассказывает о том самом журналистском термине — будет кровь, будут читатели (зрители, слушатели, etc). Если в новостях нет перчинки, то кому они, эти новости, вообще нужны? А умиляющие мемы с котиками работают только в контексте — если новости только и будут состоять, что из «рабочие спасли кота на линии сортировки мусора» или «тик-токеры собрали миллион для дома престарелых», то от такого издания наверняка все быстренько сбегут. В то, где между котом и домом престарелых будет пожар, унесший жизни, убийства в школе, история про какого-нибудь педофила (осторожно, с видео) и прочая жесть, под постами с которой обычно комментариев в десять раз больше, чем под новостью с котом.

Вишнек пишет о том же, только, конечно, без всяких монстров, человеческих или не очень. «Превентивный беспорядок» — текст, который понравится людям, которые не прочь зависнуть над ним и перечитывать, разбирая на цитаты, — мне кажется, из этой книжки я выписывала что-нибудь едва ли не с каждой страницы («Человекболото набит бесполезной информацией, — поясняет Жорж. — Человекболото подбирает информацию отовсюду: с улицы, с витрин, из телевизора, из радио, из мобильного телефона или айпода, из компьютера и из интернета, из фейсбука и из газет... Человекболото буквально прикован к тому или иному экрану. Как информационная губка, он все глотает, все впитывает, набухает от бесполезных образов и месседжей. И вот у нас уже не мозги, а болота» — черт, да это же я/мы!) Совершенно наверняка это был переводческий подвиг для Анастасии Старостиной: язык безупречен, Вишнек остается саркастичным, желчным, пессимистичным, но — как и на какой-нибудь своей фотографии (вы можете погуглить) — с эдаким прищуром, ну, знаете — открытый взгляд, очки, борода, улыбка глазами, по заветам модели Тайры Бэнкс. Симпатичный, запоминающийся, очевидно — гений своего отечества. Впрочем, про отечество не очень понятно: такая вот у Вишнека интересная биография: сначала он румын и поэт, потом француз и романист; премии, цензура, которая запретила ставить одну из его пьес — в общем, все при нем.

Я начинала читать эту повесть с давно не не испытываемым восторгом: «Господи, — подумала я, — как же это похоже на Тибора Фишера, который ужасно-ужасно крутой». «Как править миром», например, где тоже есть это все — телевидение, новости, уставший от работы и жизни саркастичный герой, ковыряющийся в себе. У Вишнека трагедия глубже и острее, главных героев больше, чем один, и пока этот текст не переваливает за экватор, это совершенно великолепная и «большая» проза. Далее начнется приход крыс — не спрашивайте, о чем я, — и вот он, магический (или не очень) реализм, сатира над обществом, переходящая в глумление; черт знает что вообще такое!

Совершенно точно понимаю, что эта книжка осмысляется время спустя, и о ней, к примеру, я вспоминала чаще, чем о ряде других, — возможно, благодаря этой меткости, этому дару видеть и слышать, говорить вот ТАК о том, что, в общем-то, не ново, но именно потому — наболело. И мимо всех этих крыс стоит пройти, чтобы добраться до великолепного во всех смыслах финала.

Все будет хорошо, Вишнек нам это обещал.

Анастасия Петрич
Инстаграм-блог 
drinkcoffee.readbooks

Оценка книги: 8/10

Роман-памфлет — именно определяет жанр своего небольшого произведения Матей Вишнек. Памфлет находится на границе публицистики и художественной прозы. Обозначив так «Превентивный беспорядок», автор сразу готовит нас к тому, что будет остро, иронично/сатирично и о политике/об обществе.

Главный герой романа живет в Париже, работает на радио, и смысл его жизни сводится к тому, чтобы найти «свежачок» и максимально жутко рассказать о нем в прямом эфире. Чем больше кровавых подробностей, тем лучше. Люди любят такое. Это первый план. Второй план был вызван к жизни одним из диалогов героев, это план их внутреннего мира, монологов и воспоминаний. Третий план — буклеты информационного агентства, которое занимается тем, что организует специально для журналистов кровавые события и продает информацию о них на радио. Круг замыкается.

«Превентивный беспорядок» — роман, который помещает читателя в совершенно ни на что не похожий хронотоп, кидает из одного места в другое, из одного времени в другое. Легкий бред перерастает в настоящий сюрреализм, который бы точно оценил Карел Чапек. Не исключаю, что «Война с саламандрами» была одним из источников вдохновения для Вишнека. Но не только она: мифы, легенды, истории, правда, вымысел, страхи, теории заговоров. Писатель создал пространство, в котором найдется место абсолютно всему.

Главная проблематика книги — человек и СМИ, власть СМИ. Герои Вишнека находятся в эпицентре журналистской жизни, они хотят работать хорошо, но находятся в состоянии постоянной раздвоенности: работать хорошо и обманывать людей или вообще не работать? Но что это даст? Изменится ли мир, если одно умирающее радио вдруг решит закрыться и больше никого не вводить в заблуждение, не сеять панику, не нагнетать обстановку бессмысленными подробностями?

Роман по-настоящему философский, красиво написанный, стилистически располагающийся на границе прозы простой, понятной и элитарной, сложной. Это памфлет в лучших традициях жанра, невероятно уместный и своевременный.

Евгения Лисицына
Телеграм-канал 
greenlampbooks

Оценка книги: 8/10

Авторское обозначение «роман-памфлет» сразу настроило меня на особый лад, и я принялась ждать чего-нибудь необычного, гротескного, раздутого до размеров Гаргантюа и безжалостно высмеянного. И первую половину книги недоумевала. Все прекрасно и интересно, стилистически выдержано и быстро переключается с одного фрейма на другой, чтобы зумер не запечалился и не отвлекся — но позвольте, где же тут преувеличения, допущения или что-то другое непереносимо сатирическое? Ведь все так и есть. И это я не про автобиографическую часть, где из голодной и такой неуловимо узнаваемой Румынии автор-ребенок сбегает в более сытую Францию. Наши новости так и работают. Все жаждут кровищи и ужасов. Сомневаюсь, что есть агентства, которые создают именно катаклизмы и страдания, но провокаций по заказу — пруд пруди. И принцип подачи новостей тоже самый что ни на есть настоящий. Я училась на радиожурналиста (и даже некоторое время работала по профессии) — и нас натаскивали конкретно на чтение ужасных новостей с улыбкой на лице. Потому что слушатель должен чувствовать эту легкую улыбку, когда вы зачитываете сводку погибших в крушении самолета или поезда, ведь вы же обслуживающий аппарат для подачи новостей и никто не воспримет это как что-то личное, а обслуживание должно быть приятным.

Выдохнула только тогда, когда появились крысы. Памфлеты всегда отличаются резкостью и простотой отдельных приемов, но не восхититься мощным изяществом этой метафоры невозможно. Каждый из нас — блогеров, критиков, журналистов, политиков, любых публичных персон — обладает неким условным весом, которым он продавливает свою нишу в информационном поле. И можно бы было измерять этот вес (или массу, уж если быть более близкими к физике, а не к просторечиям) в условных подписчиках, лайках, ретвитах, просмотрах или других единицах, но так может быть «оцифрован» только «внешний» вес. «Внутренний» же вес измеряется в чем-то ином. К сожалению, в современной реальности — в крысах. Сколько крыс может содержать ваша позиция по острым вопросам?

Идеальное произведение для современного молодого читателя, которому Чапек кажется тяжеловесным и нужна какая-то более клиповая форма для слияния с умным и язвительным текстом. А язвительные типчики всегда у такой публики в почете, стоит только надеяться, что их слово измеряется по другой системе.

Общая оценка: 7,25/10

 

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Александр ЛивергантИностранная литератураМатей ВишнекЯсная ПолянаЕвгения ЛисицынаВиктория ГорбенкоВера КотенкоАнастасия ПетричПревентивный беспорядок
Подборки:
1
0
1694
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о романе канадского писателя Майкла Ондатже «Военный свет», с которым в 2018 году автор попал в лонг-лист международного «Букера», а в 2019-м — получил медаль Эндрю Карнеги за лучшее художественное произведение года.
В начале каждого года мы традиционно закидываем невод в издательские планы, чтобы вытащить оттуда улов самых интересных новинок. В этот раз мы, кажется, не смогли вовремя остановиться и наловили для вас больше пятидесяти ожидаемых книг. Скромно надеемся, что каждый сможет найти в этом списке чтение себе по душе.
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о романе немецкой писательницы и сценаристки Аннетте Хесс «Немецкий дом».
В этот раз речь блогеры обсуждают роман американской писательницы Мадлен Миллер «Песнь Ахилла». В 2012 году он был отмечен Женской премией за художественную литературу — правда, в то время награда носила другое название («Оранж»). 
В Большом театре в Москве состоялась церемония вручения литературной премии «Ясная Поляна». Музей-усадьба Л. Н. Толстого и компания Samsung Electronics огласили имена лауреатов этого года.