Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
Всемирный гуманизм: что вошло в иностранный шорт «Ясной Поляны — 2022»

Мы запускаем новый формат материалов, в которых наши редакторы и обозреватели будут рассказывать о книгах из шорт-листов разных литературных премий. В середине мая был объявлен короткий список «Ясной Поляны — 2022» в номинации «Иностранная литература», поэтому начать мы решили именно с нее. В шорт-лист вошло одиннадцать книг, среди которых произведения Кадзуо Исигуро, Петера Надаша, Делии Оуэнс и многих других. Роман о человекоподобных роботах, повесть о корейских трущобах и рассказ о Китае после «культурной революции» — в обзоре «Прочтения».

Купить книги из нашего списка можно, перейдя по ссылке в названии.

 
Обозреватель «Прочтения»

Мобильный и вместительный роман Агуалузы — пестрая событийная суматоха посреди гражданской войны в Анголе, плюс толпа героев разной степени увлекательности. Объединяет это шумное действо стержневой сюжет про женщину, которая на тридцать лет замуровала себя в квартире, боясь внешнего мира. Как и следовало ожидать, урбанистическая робинзонада вместе со стремлением изолироваться от реальности лишь ухудшает положение героини. И Агуалуза доказывает, что эскапистское забвение — лже-спасение, особенно когда внутри и вокруг человека творится беспредел. Правда, автор слегка переборщил с концентрацией происшествий на страницу текста, ураганный монтаж которого объясняется изначальным замыслом — роман вырос из нереализованного киносценария.

 

 

Обозреватель «Прочтения»
  • Кадзуо Исигуро. Клара и солнце / пер. с англ. Л. Мотылева. — М.: Эксмо/Inspiria, 2021.

«Клара и Солнце» — первый роман, вышедший у Кадзуо Исигуро после присуждения ему Нобелевской премии. Основное внимание в нем сосредоточено на человекоподобных роботах, которых создают в качестве «искусственных друзей» и «искусственных подруг» (ИД и ИП) для подростков. Клара — одна из ИП, она интересуется окружающим миром, сообразительна и обладает покладистым характером. Клара работает на солнечных батареях, поэтому Солнце для нее практически божество — если у роботов могут быть боги, конечно. В общем, Клару в какой-то степени очень сложно отличить от человека — при этом андроиды, подобные ей, могут возмущать и пугать обитателей мира «Клары и Солнца». Роботы и люди так или иначе регулярно сравниваются в тексте и не всегда в пользу людей. При этом некоторые идеологи того мира считают, что в каждой личности мало чего есть особенного, и всех легко можно скопировать и воспроизвести; но гуманист Исигуро с такой позицией явно не согласен.

 
Обозреватель «Прочтения»

Рассказы Надаша приподнимают завесу, скрывающую от нас в повседневной жизни экстремальные проявления бытия. В тексте венгерского прозаика читатель сталкивается с предельными ненавистью и сексуальностью и даже с собственной смертью. На их фоне мучительно скучной кажется обычная жизнь, также попадающая в писательский объектив Надаша: картины средневекового немецкого города или современной венгерской деревушки душат нас физически ощутимой тоской. Но, успокаивает нас автор, скоро эта удручающая «ярмарка сенсуальности» закончится, останется только гулкая пустота смерти, неотличимая от материнской утробы.

 
Арина Ерешко
Редактор «Прочтения»
  • Даниэль Шпек. Piccola Сицилия / пер. с нем. Т. Набатниковой. — М.: Фантом Пресс, 2020.

«Piccola Сицилия» Даниэля Шпека — роман, в котором одновременно уживаются два временных пласта: наше время и 1942 год. В нашем времени историк Нина обнаруживает в списках затонувшего немецкого самолета имя своего деда, пропавшего без вести, а затем встречает Жоэль — женщину, назвавшуюся дочерью ее деда Морица. А в 1942 году кинооператор военной хроники Мориц Райнке встречает Ясмину и пианиста Виктора. Так начинаются и две истории: о тайнах прошлого, которое, как всегда, оказывается не таким прозрачным, как хотелось бы, и о попытках обхитрить судьбу, пережив войну и отказавшись от прошлого себя.
«Piccola Сицилия» — «Маленькая Сицилия» — райончик в Тунисе, где и происходят обе истории. Сюда приезжает Нина, здесь пропадает Мориц — отсюда все начинается и здесь же все заканчивается.

 
Дарья Сотникова
Редактор «Прочтения»
 
  • Юй Хуа. Братья / пер. с кит. Ю. Дрейзис. — М.: Текст, 2015. 

Двухчастный натуралистичный роман, исследующий сорокалетнюю трансформацию китайской общественной жизни с «культурной революции» Мао Цзэдуна до настоящих дней. Книга описывает историю некровных «братьев» с противоположным социальным статусом: Сун Ган и Бритый Ли с детства растут вместе, любят одну девушку и на протяжении всей жизни поддерживают дружеские отношения. Но их судьбы амбивалентны: в новой политико-экономической системе один остается победителем, второй — проигравшим. На фоне истории центральных персонажей существуют и второстепенные: бывшие идеологические работники, ставшие пиарщиками и хозяйками борделей, маргиналы, выбившиеся в олигархи. Главный локус романа, провинциальный город Лючжень, символизирует уменьшенную модель Китая, с характерными для него типажами и их изменением.

 
Ольга Мигутина
Редактор «Прочтения»
  • Антонио Орландо Родригес. Чикита / пер. с исп. Д. Синицыной. — СПБ.: Издательство Ивана Лимбаха, 2020.

В конце XIX века Ализе Эспиридиона Сенда дель Кастильо, она же — Чикита, что в переводе с испанского означает Малышка, переехала с Кубы в Нью-Йорк, чтобы стать знаменитой танцовщицей и певицей, — и покорила своим талантом не только Америку, но и Европу. Книга кубинского писателя Антонио Орландо Родригеса — вымышленная биография артистки, чья жизнь прошла между двумя мировыми войнами, в постоянной борьбе за право быть собой: рост Чикиты составлял 26 дюймов, или 66 сантиметров. Антонио Родригес вдохновился образом Эспиридионы Сенды и решил рассказать ее историю по-своему — со всем увлекательным антуражем эпохи светских салонов, спиритических сеансов, политических интриг и, конечно, театральных шоу.

 
Главный редактор «Прочтения»
  • Арнон Грюнберг. Тирза / пер. с голл. И. Лейк. — СПБ.: Polyandria NoAge, 2022.

Главный герой «Тирзы» — немолодой редактор, переживающий профессиональный и личностный кризис. Он добился всего сам и делает все для близких, при этом, правда, не спрашивая их мнения. Однажды его горячо любимая дочь Тирза исчезает в Африке, и он отправляется на ее поиски. Роман Грюнберга — об удушающей родительской любви и о том, что следование правилам иногда лишает людей человечности. В основе бьющего во все болевые точки пятисотстраничного повествования — сюжет настоящего триллера, жестокого и непредсказуемого, такого, что шаг вправо или шаг влево (то есть малейший спойлер) — чреваты расстрелом. Текст раскрывается постепенно, и чем ближе читатель подходит к разгадке интриги, тем меньше хочет ее узнать. Мастерство же автора таково, что даже к очень неоднозначным персонажам он умеет вызывать сострадание.

 
Обозреватель «Прочтения»
  • Якуб Малецкий. Дрожь / пер. с польск. Д. Вирена. — М.: АСТ, 2021.

Семейная сага, написанная молодым польским прозаиком, — о том, как три поколения провинциалов живут на обочине Большой Истории, дрожа и страдая сначала от дремучих суеверий, а затем — от капиталистических соблазнов. Примечателен временной охват романа (1938 — 2004 годы), без видимых потерь втиснутый в скромный объем (чуть больше трехсот страниц). В первой половине книги — с мистикой, родовым проклятием и цыганским предсказанием — разгуливают еле уловимые тени из прозы Габриэля Маркеса. Но с приближением современности вся гипнотическая потусторонность выветривается, выхолаживая и заметно обесцвечивая финальную часть. Не делая особых открытий в жанре, Малецкий, тем не менее, активно режиссирует поколенческую драму отношений, сталкивая сложнообъемных персонажей, в числе которых мальчик-альбинос, принимаемый за антихриста, и его будущая возлюбленная — девочка с обожженной кожей.

 
Анна Журавлёва
Редактор «Прочтения»
  • Хван Согён. На закате / пер. с кор. М. Кузнецовой. — СПБ.: Гиперион, 2022.

Главный герой повести, пожилой предприниматель Пак Мину считает, что «Деньги и власть решают. Только они создают несущие воспоминания, которые живут долго». Но случайная встреча с юной постановщицей спектаклей Чон Ухи заставляет его задуматься о своей жизни, вспомнить детство, стремления, мечты и надежды. И оказывается, что на долгом и трудном пути из трущоб нищей послевоенной Кореи до приобретения собственного особняка и дружбы с влиятельными людьми он забыл о главном — личном счастье. При этом для автора — Хван Согёна — будто не существует проблемы отцов и детей: дети так же потеряны, как и отцы, и находятся в таком же поиске счастья, чувствуя себя мелкими зверушками, «которые живут в чаще среди хищников и умеют только приспосабливаться». Еще одно «потерянное поколение», на этот раз — корейское.

 
Обозреватель «Прочтения»

Абсолютно голливудская история успеха «болотной девчонки» по имени Киа Кларк — неудивительно, что книга привлекла внимание Риз Уизерспун, и экранизация скоро выйдет в прокат. Киа родилась в середине XX века в неблагополучной семье, хижина ее родителей находилась в стороне от других домов, на самых болотах Северной Каролины (отсюда и ее прозвище). Она поздно научилась считать и писать, зато великолепно рисовала флору и фауну болот, благодаря чему прославилась. Но оригинальность образа героини и сеттинга — не единственное, что привлекает в «Там, где раки поют». Он завязан на детективной и любовной интригах: в самом начале книги мы узнаем, что убит ловелас и бывший возлюбленный Киа, и именно ее считают главной подозреваемой. Оправданны ли подозрения полицейских, доведется узнать не всем.

 
Юлия Коровкина
Редактор «Прочтения»
  • Эрве Ле Теллье. Аномалия / пер. с франц. М. Зониной. — М.: Corpus, 2021.

«Все счастливые полеты похожи друг на друга. Каждый турбулентный полет турбулентен по-своему». Сюжет «Аномалии», которая, между прочим, в 2020 году получила Гонкуровскую премию, уж очень сильно напоминает голливудский блокбастер, и в списке «Ясной поляны» книга смотрится несколько «аномально». Пассажиры рейса Париж — Нью-Йорк, следуя в пункт назначения, попадают в странное облако, но рейс завершается успешно — самолет приземляется. Подождите… Два самолета. Абсолютно идентичных, включая пассажиров. С разницей в сто дней. У каждого из летевших этим рейсом появляется двойник, с которым как-то надо уживаться: делить работу, детей, целую жизнь. Так мистический триллер превращается в сложный социально-философский роман, в котором вопросы «Откуда мы пришли?», «Кто мы?», «Куда мы идем?» обретают новое звучание.

 

Автор фото на обложке: Руслан Олейников

 
Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Кадзуо ИсигуроЯсная ПолянаПетер НадашДелия ОуэнсАнтонио Орландо Родригесшорт-листАрнон Грюнберг
Подборки:
0
0
4902
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
Книжные блогеры «Телеграма» и «Инстаграма» второй год подряд читают длинный список номинации «Иностранная литература» премии «Ясная Поляна», обсуждают каждую книгу и выбирают победителя по своей версии. В этот раз речь пойдет о романе «Русское окно» сербского писателя Драгана Великича.
Первый роман Алексея Поляринова «Пейзаж с падением Икара» вошел в лонг-лист премии «Дебют». «Центр тяжести», его второй роман, напоминает альбом зарисовок, где переплетаются самые разные сюжеты и мотивы, но неизменным остается одно: попытка сохранить себя, своих людей и свой мир
Школьные списки для летнего чтения не меняются десятилетиями — и очень жаль, ведь океан детской литературы с каждым годом становится все шире. Какие книги нельзя оставить за бортом, узнаете из подборки «Прочтения».  
В петербургском арт-пространстве «Территория Город» 21 февраля состоится повторный показ моноспектакля «Веснадцать раз не о любви» на стихи Стефании Даниловой.
Николаевский Зал, Зимний дворец, 25.10.2009—17.01.2010