Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
 
Виталий Зюсько:

С одной стороны, девиз издательства «КомпасГид» довольно прост: «Книги для думающих детей и подростков». С другой, очевидно, что каждая изданная книга в такой парадигме — это вызов. Вызов требовательного читателя, общества, не всегда готового к обсуждению некоторых вопросов, а иногда и вызов меняющегося законодательства. О том, как на протяжении более десяти лет «КомпасГид» издает книги на сложные темы, трудностях в понимании жанра young adult и о том, как читатель помогает издателям, главный редактор издательства Виталий Зюсько рассказал Евгении Чернышовой. 

— Виталий, издательство «КомпасГид» создавалось больше десяти лет назад. Взялись ли бы вы за это в 20192020-е?

— С одной стороны, я понимаю ваш вопрос, с другой стороны — чувствую, что не хочу впадать в уныние. Это тот трудный вопрос, который я задаю себе каждый раз в конце года. И всегда, в противовес, я вспоминаю теорию малых дел — каждый человек, который занимается любимым делом и делает что-то хорошее, всегда меняет мир. И к этому прикладывается моя вера в то, что детско-подростковая книга обязательно меняет реальность. Эта мысль уводит от экзистенциального вопроса, на который нет ответа.

На самом деле, когда я только создавал «КомпасГид» в 2008 году, в России еще не было ограничивающих детскую литературу законов — тех, которые сейчас действительно мешают работать. Было свободнее и даже интереснее в каких-то моментах. Сейчас, двенадцать лет спустя, я вижу, что реальность изменилась. Здесь в том числе нужно смотреть и на другие независимые издательства. На данный момент, к сожалению, ситуация не самая позитивная, так как в последние годы фактически не появлялось заметных частных независимых издательств, созданных на свои деньги и с четкой издательской политикой. Последний идейно оформленный продукт лично для меня — Albus Corvus, но и он появился почти семь лет назад. И мне действительно беспокойно, что после него на российском рынке образовалось совсем немного новых детских издательств. К тому, что они делают, я пока присматриваюсь.

— А как, на ваш взгляд, изменился издательский рынок за прошедшие десять лет?

— Десять лет — это большой пласт для таких замеров, поэтому перемены, конечно, колоссальные. Прежде всего, запрос аудитории сдвинулся в социальную злободневность. Вопрос военных конфликтов, политических разногласий, нарушений прав человека — это темы, которые стали более востребованы читателем. Это тревожит родителей и тревожит подростков, поэтому и издательский рынок меняется в эту сторону. И здесь из условного читателя-потребителя воспитался активный читатель, который сегодня помогает издателям двигаться в этом направлении. 
 

 
Из условного читателя-потребителя воспитался активный читатель, который сегодня помогает издателям двигаться в этом направлении.

Важно понимать, что процесс перемен — это не естественное течение, а огромный труд  и серьезные риски нескольких издательств: «Самоката», «КомпасГида», «Розового жирафа», Albus Corvus, «Мелик-Пашаева» и, конечно же, других издателей и прекрасных выпускающих редакторов, которых я забыл упомянуть. На их книгах выросла новая аудитория, совершенно другая — и вместе с этой аудиторией другим становится и сам книжный рынок.

 

— Одно из новшеств последних лет на этом рынке стало использование понятия young adult. В «КомпасГиде» young adult серия была запущена в 2018 году, но лично у меня есть ощущение, что в вашем издательстве она существовала всегда, просто не имела такого четкого определения. Насколько важно это возрастное разделение? Его цель — помочь сориентироваться читательской аудитории, вам самим обозначить какие-то границы или это нужно для чего-то еще?
 
— В 2011 году, когда жанр young adult в российской литературе еще не был оформлен как самостоятельное явление, «КомпасГид» запустил серию «Поколение www.» — и она подразумевала именно то, что сейчас называют YA. Какие-то книги из этой серии мы переиздали уже в новой серии в оригинальном оформлении Александра Васина. Я бы отдельно отметил, что в России границы YA пока размыты. Да и в целом путаница с возрастами: некоторые читатели и подростковую литературу называют детской, и мы постоянно вынуждены поправлять — это не для ребенка, это именно для молодого взрослого. Пока не все толком понимают, кто это, какие темы можно с ним обсуждать и, главное, как. 

И эти возрастные маркировки, которые по закону издательство обязано ставить на детско-подростковые книги, — такой формализм, такая неудобная условность, которая еще больше запутывает читателя и мешает работе издателя. До сих пор задаю себе вопрос: что, по мнению законодателей, происходит с юным читателем в период между 12+ и 16+ (согласно ФЗ-436)?! Услышал бранное слово в «Ютубе» за это время, или успел влюбиться, или справился самостоятельно с хулиганами, или смог помочь своим друзьям, оказавшимся в сложной ситуации … Увы, судя по ФЗ-436 этого не может быть.  Что на самом деле происходит в реальной жизни подростка в этот период, мы можем только догадываться, но говорить с ним об этом — нет. И потому издатели, библиотекари, учители могут лишь надеяться на лучшее. Издалека.

 
До сих пор задаю себе вопрос: что, по мнению законодателей, происходит с юным читателем в период между 12+ и 16+ (согласно ФЗ-436)? Услышал бранное слово в ютубе за это время, или успел влюбиться, или справился самостоятельно с хулиганами, или смог помочь своим друзьям, оказавшимся в сложной ситуации … Увы, судя по ФЗ-436 этого не может быть.

— За два года существования у вас серии YA какие итоги вы могли бы подвести? Какие книги пользовались наибольшей популярностью? 

— «Притворяясь мертвым» Стефана Касты — это переиздание, которое изначально выходило в серии «Поколение www.», а только потом стало частью серии YA. И это уже такая классика-расклассика подростковой литературы, которую я рекомендовал бы каждому школьнику. Большим вниманием пользуется книга Алекса Хариди «Дом напротив» — тонкая психологическая история, которую сравнивают с «Оно» Стивена Кинга. Поэтому я бы обратил больше внимания именно на эти книги, хотя все тексты в серии YA отбирались скрупулезно.

— Что нового в этой серии выйдет в ближайшее время?

— Летом в серии вышло две книги. Автор первой — Габриэле Клима (итальянский писатель, автор романа об инклюзии «Солнце сквозь пальцы»), который в своем новом тексте «Комната волка» рассказывает о проблемах управления гневом и сочетании творчества и психологических проблем. 

Плюс вышел роман Сары Кадефорс «Сандор/Ида». В нем пятнадцатилетние подростки знакомятся по интернету и завязывают отношения по переписке. Роману уже почти двадцать лет, поэтому некоторые темы могут показаться странными. Тем не менее основная любовная и психологическая линии актуальны: трудный возраст, первые отношения, непонимание в семье. Сейчас мы работаем над новым крупным проектом в жанре young adult, но в формате новой серии.

— Нет ли желания повернуть окончательно ко взрослой аудитории, издать что-то для взрослых?

— Взрослая литература как издателя меня никогда не интересовала, но иногда я вынужден ставить на книге 18+ и делать как бы «взрослую литературу». Это вынужденная мера в рамках закона. Увы. А почему «увы»?  Да потому что у книги с маркировкой 18+  шансов попасть в руки подростку почти нет. 

Тем не менее, в ближайшем будущем у нас будет отдельная серия с этой маркировкой — «Можно все». Мы заметили, что появилось новое поколение — пишущее, выросшее на форумных ролевых играх и фанфиках, и эти молодые взрослые интересуются околовзрослыми сюжетами. И для этих «новых молодых взрослых» пишут новые писатели — тоже молодые, чуткие, смелые и понимающие формат YA. Как, например, писательницы из проекта «Ковен дур», с которыми мы отлично общаемся. Проанализировав ситуацию, мы поняли, что хотим через молодых авторов найти новый, более современный формат в жанре young adult — и, вероятнее всего, по закону он будет подлежать маркировке 18+.

 

— В каких текстах, рукописях сейчас вообще нуждается издательство? 

— Нам интересна новая литература, новые авторы, которые не боятся рассказывать об актуальном хорошим языком.  А для серии, о которой я говорил выше, мы ищем общий язык с новым поколением, хотим определить современный языковой код литературы в жанре young adult — и прежде всего мы ждем рукописи в этом жанре. 

— А как сложилась судьба нашумевшей в свое время серии «Гражданин мира» (серия книг о жизни молодежи в разных странах мира, в которых все может быть по-другому: традиции, отношения, история, взгляды; серия выходила в издательстве несколько лет назад. — прим. ред.)? 

— Свою провидческую миссию серия выполнила. Еще восемь лет назад она подготовила почву для обсуждения тех тем, которые актуальны сейчас везде: положение женщины в традиционном обществе, ребенок на фоне этнического и современного военного конфликтов, причины прихода подростка к джихаду и способы его вербовки и многое другое.

 
Свою провидческую миссию серия «Гражданин мира» выполнила. Еще восемь лет назад она подготовила почву для обсуждения тех тем, которые актуальны сейчас везде.

Надеюсь, что эта серия в свое время вдохновила молодых редакторов, библиотекарей, детей и взрослых. Ее уже практически не найти, а запрос остался, хотя книги сейчас есть только в библиотеках и у тех, кто успех купить их в 2012–2013 годах, — так что нужно изловчиться, чтобы вернуться к этим текстам. 

— Девиз вашего издательства: «Книги для думающих детей и подростков». А как, на ваш взгляд, изменилась за это время сама аудитория, думающие дети и подростки? Какими стали их взгляды, подходы к чтению, ожидания от литературы?

— Мы не знаем, какие ожидания могут быть у других людей — у них свои мысли, свой внутренний мир, а мы понимаем только наши ожидания. И наши ожидания — воспитать у читателя прежде всего эмпатию, как у родителя, так и у ребенка или подростка.  Ведь на эмпатии или ее отсутствии основывается все наше существование в социуме. 

— А можно ли сказать, что читатель за эти годы изменился, стал более подготовленным к литературе со сложной тематикой?

— Несмотря на кучу ограничительных законов, читатель стал подготовленнее. И это прекрасно, и это, конечно, огромная работа ряда детско-подростковых издательств, которые смогли вывести на первый план сложные книги. Родители юных читателей стали внимательными и более требовательными в хорошем смысле этого слова. При этом, например, по нашим социальным сетям мы видим запросы читателя — и это, конечно же, поиск более сложных тем, артикулирующих ранее табуированные области литературы.

— Какие книги вашего детства повлияли на вас и позже — какие книги «КомпасГида»?

— «Приключения Арбузика и Бебешки» Эдуарда Скобелева! История про похищенных детей, в которой замешаны загадочные зеленохвостые, запомнилась мне больше всего. Самое интересное, что потом я эту книгу переиздал и познакомился и с Эдуардом Скобелевым, и с прекрасным иллюстратором Валерием Слауком. Более того, позже Слаук проиллюстрировал «Куда скачет петушиная лошадь?» Светланы Лавровой и книгу Марины Аромштам «Однажды в новом мире».

Что касается книг, непосредственно изданных «КомпасГидом», сомнений нет. «Коричневое утро» Фрэнка Павлоффа — и здесь, я думаю, без комментариев. В связи с выросшим запросом  мы даже думаем о ее переиздании в ближайшее время.

 

— Расскажите, пожалуйста, о новинках «КомпасГида», есть ли что-то, что вы готовили специально к новому учебному году? 

— Две основные «школьные» новинки — это книга Анны Зеньковой «Григорий без отчества Бабочкин», рассказывающая о дружбе двух противоположностей, история с неожиданным и сложным финалом. Вторая — это «Заметки Гоши Куницына, ученика 4 “А” класса» Софьи Ремез, классическое доброе школьное чтение в формате коротких рассказов.

На конец сентября мы готовим «Тайны Лариспема» Люси Пьерра-Пажо — и ожидаем, что она станет главной книгой осени для «КомпасГида». Тем более, что ее рекомендует Кристель Дабо, автор тетралогии «Сквозь зеркала», завершение которой вышло у нас этим летом.

— В финале хочется спросить о наболевшем у всех издателей. Какую стратегию «КомпасГид» выбрал в сложившейся в последние месяцы ситуации? 

— Здесь я вернусь к тому, с чего мы начинали: стратегию незабывания теории малых дел и веры в то, что детско-подростковая литература реально меняет наш мир.

 
Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: КомпасГидВиталий Зюсько
Подборки: Что почить про young adult,
0
0
2450
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
Хорошей жанровой прозы в России не то чтобы много. Жанр либо воспроизводится в виде готовых формул авторами самиздата (для выхода на бумаге требования все выше), либо эксплуатируется «большой литературой». Однако появление «Сада» показывает, что жанр в России не только возможен, но и может быть актуальным.
В новом выпуске интервью для проекта «Прочтение. Дети» главный редактор «Абрикобукса» Людмила Никитина поговорила с Евгенией Чернышовой об «умном» фэнтези, современной детской поэзии и детективных историях про зверей.
В рамках онлайн-встреч с известными писателями, организованных Центром Вознесенского, Линор Горалик поговорила с израильским прозаиком Этгаром Керетом. Они обсудили, как изменился мир после COVID, что такое ад для каждого из нас и как ощущение счастья связано с нашими ожиданиями.
Что, собственно, такое young adult (YA), направление это или возрастная категория, на какую аудиторию он рассчитан, можно ли говорить о каких-то объединяющих чертах текстов такого типа (стиль, сюжет, жанр), почему вообще YA появился и стал популярен и не является ли он исключительно маркетинговой стратегией? Чтобы чуть глубже разобраться в вопросе, мы попросили комментарий не только у некоторых участников дискуссии, прошедшей в издательстве «Лимбус Пресс», но и тех, кто пишет и издает YA, а также тех, кто часто пишет о нем.
В сегодняшней подборке young adult — роман о тяжелом психическом расстройстве, динамичная притча о выживших япстерах, драма о жизни вообще и жизни хоккейного клуба в маленьком городке в частности, почти что не выдуманная история о библиотеке в концлагере и повесть о том, как второстепенные персонажи вдруг становятся главными.