Слишком взрослые: 7 детских книг о блокаде

Семьдесят шесть лет назад, 27 января, от фашистской блокады был полностью освобожден Ленинград. Мы не могли оставить без внимания эту важную дату и в рамках нового проекта «Прочтение.Дети» сделали подборку изданий, рассказывающих о блокаде юным читателям.

В нашем списке книги разных жанров и для разных возрастов: сказки, сборники рассказов, повести, научно-популярные издания и даже графический роман. Но главное, персонажи большинства этих книг — дети. Храбрые, суровые, слишком рано повзрослевшие, настоящие герои.
 

  • Григорий Пернавский. Блокада Ленинграда: детская книга. — М.: Пятый Рим, 2019. — 77 с.
    (для семейного чтения)

    Книга «Блокада Лениграда» неслучайно стоит на первом месте. Это своего рода энциклопедия, помогающая начать разговор с ребенком любого возраста и рассказывающая об осажденном городе «на пальцах». Архивные фотографии, зарисовки будней блокадного города, агитационные плакаты, карты-схемы театров военных действий. Пернавский помогает почувствовать близость с теми, кто оказался взятым в фашистское кольцо: лето, дети и подростки закончили учиться в детских садах, школах, написали последние контрольные, отгуляли на выпускных, начали строить планы на будущее. Их жизнь — жизнь обычных людей — почти ничем не отличалась от нашей современной. Но события 22 июня перечеркнули все их планы и надежды. Начались долгие 872 дня противостояния и борьбы за выживание.
    Замечательные иллюстрации Марии Пономарёвой помогают детям узнать, как выглядели русские и немецкие военные, чем занимались корреспонденты роты пропаганды и замполитруки, как менялся облик человека во время войны и многое другое. Автор рассказывает о важности репродукторов на домах, о том, сколько хлеба было положено рабочим, а сколько — иждивенцам, где пролегала Дорога жизни и сколько жизней она помогла спасти. Отдельно Пернавский говорит о подвиге детей, которые трудились на заводских станках, снабжая фронт боеприпасами, несли на себе тяжелый быт блокадных дней. Около 15 000 мальчиков и девочек были награждены медалью за то, что им удалось выстоять до конца.


     
  • Ольга Лаврентьева. Сурвило. — СПб.: Бумкнига, 2019. — 307 с.
    (для среднего и старшего школьного возраста)

    Графический роман петербургской художницы Ольги Лаврентьевой — история жизни ее бабушки, Валентины Сурвило, пережившей блокаду Ленинграда. Несмотря на всепоглощающий страх, который царит на страницах книги, это искренний рассказ о любви и человеческой доброте, сотканный из воспоминаний о трагических событиях.
    Юная Валя привыкла, что беда — всегда рядом. За детскими играми узнаешь, что отец стал жертвой сталинских репрессий и теперь ты — дочь врага народа, за стиркой белья — что началась война, а пока ты ухаживаешь за арестантами в госпитале — что в далеком городе умирает твоя мама. Но испытания на этом не заканчиваются — впереди ужасы блокады. «Хлеба бы. Хлеба. Хлеба», — это мысли не только главной героини романа, но любого, кто был в блокадном Ленинграде, кто знал, что такое голодные обмороки, кто видел братские могилы умерших от истощения. Потерять продуктовые карточки — смерть, не проснуться вовремя от бессилия — смерть, оказаться не на той стороне улицы во время артобстрела, когда идешь за водой, — смерть. И даже после окончания войны невозможно избавиться от ночных кошмаров и страха потерять близких. Когда все дни сливаются в одно большое серое пятно, держаться помогает только надежда.
    Мрачный роман «Сурвило» — про мужество, несломленный дух и веру, что в итоге всё будет хорошо. Он про семью, а также про то, что после всех испытаний наступает заслуженное счастье.


     
  • Нисон Ходза. Дорога жизни. — СПб.: Детское время, 2018. — 93 с.
    (для старшего дошкольного и младшего школьного возраста)

    Можно ли говорить с детьми о блокаде так, чтобы трагедию прочувствовали даже дошкольники? Ходза книгой «Дорога жизни» доказывает — да, можно. На страницах издания — хроника блокады, написанная простым языком, истории о легендарной Дороге жизни, спасшей Ленинград от захвата, ценные архивные фотографии, несущие отпечаток тех событий, цитаты из писем людей, попавших в осаду, и рисунки Владимира Бескаравайного.
    Автор обращается прямо к юному читателю, доступно объясняет, что такое блокада и чем она была страшна. Он показывает, как есть: и панику, и смерть, и раненых, истощенных людей. Но в то же время рассказывает захватывающие истории о победах, героизме, подвигах, которые совершали военные, чтобы уберечь Ленинград от голодной смерти. Динамичное повествование и легкая подача фактов увлекает даже малышей. И, конечно, читателям будут близки многочисленные истории про их ровесников: об эвакуации и жизни в больницах, о школьных уроках, проходящих несмотря ни на что, о трудовых заслугах.
    Фотографии на разворотах — это не скупая фиксация жизни и быта. На них запечатлены храбрость водителей грузовиков, спешащих по тающему льду Ладоги, чтобы доставить в город мешки с мукой; кратковременное тепло в снежных домиках для обогрева, спрятанных в глыбах льда, чтобы не было заметно с воздуха; ободряющее чтение веселых сказок в бомбоубежищах, чтобы малыши не плакали, напуганные грохотом взрывов. А также долгожданный прорыв блокады, принесший надежду о скором окончании войны.
     


 

  • Александр Крестинский. Мальчики из блокады. — СПб.; М.: Речь, 2019. — 222 с.
    (для среднего и старшего школьного возраста)

Автобиографические рассказы и повесть, включенные в сборник «Мальчики из блокады», подтверждают, что в ленинградских подростках — «упорная сила жизни». Вокруг разруха, а они предаются светлым воспоминаниям, живут, дружат, влюбляются, ходят в школу, учат географию, смеются и мечтают, ссорятся с мамами, как обычные дети, будто вокруг нет войны, будто по репродукторам не объявляют об очередных бомбежках. Их голод общения сильнее голода телесного. «Довойна» — это другая жизнь, будто невсамделишная, всё важное — сейчас.
Автор рассказывает не только о детстве, но и о повзрослевших ребятах, о том, как они уже через много лет оценивают произошедшие события. Не всем удалось после войны начать жить, кого-то блокада «держала цепко ледяными пальцами <…> заставляла смотреть и смотреть на какие-то одному ему ведомые жестокие картины». Но всё же жизнь после ужасов осажденного города — есть.
Книга Крестинского — о дружбе, о спасающей жизнь помощи и о детских разочарованиях, связанных с взрослением, но не с блокадой. В главных героях юный читатель узнает себя, а война… Иногда даже война может быть просто фоном, пусть и трагическим, для первой подростковой любви.


 

  • Юлия Яковлева. Ленинградские сказки: Кн. 2: Краденый город, 1941 год. — М.: Самокат, 2017. — 418 с.
    (для младшего и среднего школьного возраста)

Серия «Ленинградские сказки» рассказывает о сталинских репрессиях, военных и послевоенных годах, о жизни в эвакуации. Всего издательство запланировало цикл из пяти книг, недавно вышла четвертая — «Волчье небо» (про последний год войны). Хотя сюжеты связаны между собой главными персонажами, их можно читать и по отдельности. Так, вторая книга — о жизни детей в блокадном Ленинграде.
В ней показана растерянность первых дней, когда безоблачное детство Тани, Шурки и Бобки сменяется осознанием надвигающейся трагедии. Правда, все ужасы войны переданы здесь завуалировано. «Краденый город» — это действительно сказка, в которой страшное переплетается с трогательным, мистика с реальностью: со Смертью можно поговорить, люди превращаются в кукол, игрушки оживают. Привычная Нева теперь делит Ленинград на две части: реальный мир и загробный. Туонела — особое пространство, где время остановилось и действуют иные законы, а детям предстоит отличить правду от вымысла, чтобы спастись.
Яковлева предлагает оригинальную интерпретацию советских событий. С ней можно спорить, можно не соглашаться, но необычная трактовка военных действий заставит задуматься о ходе истории, человеческих ошибках и высокой цене неверно принятых решений. В «Ленинградских сказках» всему, даже блокаде, дается непривычное философское объяснение, а также звучит ответ на вопрос «За что?» Но история побывавших по ту сторону жизни детей на этом не заканчивается.


 

  • Людмила Никольская. Должна остаться живой. — СПб.; М.: Речь, 2020. — 252 с.
    (для среднего школьного возраста)

Повествование в книге «Должна остаться живой» ведется от лица одиннадцатилетней Майи, поэтому все события подаются через призму непосредственного детского восприятия. Отсюда и искреннее удивление тем вещам, мимо которых взрослые пройдут и не заметят, отсюда и забота о новорожденном котенке, когда вокруг уже начали охоту на подвальных крыс. Военная обстановка не мешает маленькой героине предаваться мечтаниям. Будучи любопытной, она задает множество вопросов, раздражая своей глупостью окружающих. Но глупыми для девочки становятся именно они — очерствевшие взрослые. Она не понимает их подлые поступки и что для выживания надо воровать и обманывать.
Майя — чистая душа, которую запах обычного чая уносит в убаюкивающие довоенные воспоминания об играх, о том, как они с друзьями ходили в кино, смотрели военные фильмы и не понимали, что такое настоящая война.
Никольская рассказывает всего про один месяц — декабрь — самый страшный, положивший начало изматывающему голоду, многочасовым очередям на сковывающем морозе. К этому времени все уже привыкли к блокаде, но еще не до конца осознали, как долго это будет длиться, и что еды будет становиться всё меньше и меньше. И что парное молоко и свежеиспеченный хлеб бывают только в сытных снах, а не во мраке промерзших комнат. Вы когда-нибудь ели земляное повидло или студень из столярного клея? Теперь это новые ленинградские деликатесы.
Автор говорит о буднях города-фронта без иллюзий: никуда не пропали воры, пьяницы, отцы, объедающие своих детей, забирающие последние крошки влажного и липкого хлеба. Но даже в этой беспросветной темноте бывают моменты искреннего счастья и надежды.
Ведь должна же война когда-то кончиться?

  • Вера Карасёва. Кирюшка. — СПб.: Речь, 2016. — 61 с.
    (для дошкольного возраста)

«Кирюшка» — сборник рассказов для самых юных читателей, трогательно повествующий об изменившемся городе и его жителях. Когда Невский проспект — это не парадная, дышащая жизнью улица, а обгорелые дома, разбитые стекла, забитые досками витрины и воронки от снарядов на мостовых. Когда вой сирен, предупреждающий об огневом налете, уже привычен. А резкое похолодание — это не только испытание, но и надежда, что сегодня бомбить не будут, ведь в такую погоду у фашистских самолетов мерзнет горючее. Блокада — жизнь в ожидании, материнский страх, слезы тайком, необходимость оставлять малютку в яслях на несколько дней, потому что там хотя бы топят, а дома сожгли уже всю мебель и нечем «подкормить» печку.
В это страшное время ослабленные голодом и январским морозом ленинградские мальчишки и девчонки находят радость в простых вещах, которые нам кажутся мелочами. Спокойный сон рядышком с мамой — это счастье, письмо от отца с фронта — счастье, слабо заваренный чай с сахаром — тоже счастье, а случайно найденное в матрасе яйцо — это счастье, спасающее жизнь. Эти дети знают цену хлеба, пусть и не совсем настоящего, а из хлопкового жмыха. Они знают, что такое взаимовыручка и как важно вовремя прийти на помощь. Дети в рассказах — невероятные оптимисты, верящие в победу и в то, что их город справится. А пока главное — дождаться, когда уставшая мама придет после смены с завода, и просто пережить еще один день.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: БумкнигаРечьКраденый городПятый РимСурвилоДетское времяБлокада ЛениградаЛенинградские сказкиДорога жизниМальчики из блокадыДолжна остаться живойКирюшкаПрочтение.Дети
Подборки:
0
0
5046

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь