Учиться на писателя в Оксфорде. Часть 4

Дания Жанси, одна из авторов нашего журнала, в этом году проходила обучение в англоязычной летней школе писательского мастерства Оксфордского Университета. Каждую неделю она делилась информацией и впечатлениями об этом курсе. Сегодня Дания расскажет о последней неделе занятий и общих впечатлениях.

Семинары

Закончилась последняя неделя учебы.

На семинарах по non-fiction преподаватель в основном посвящала время разбору вопросов от студентов и их проработке. Для меня дивный новый мир открылся на последнем занятии. Оказывается, в художественном письме не всегда важно придерживаться всех формальных правил английской грамматики (согласование времен, подлежащее и сказуемое в каждом предложении и т.д.). Нагромождение формально необходимых конструкций, наоборот, может утяжелить текст, лишить его сиюминутности, не позволить расставить нужные акценты. Возможность проявлять свободу при составлении предложений, как в русском языке, конечно, прекрасная новость, но становится совсем уж непонятно, как уловить грань между творческим и нешаблонным письмом и «пигмейским» английским? Единственный совет преподавателя — читать англоязычную литературу в оригинале. Причем, по словам Сюзанны, у Шекспира и многих классических авторов можно подчас встретить больше экспериментов с языком, чем у современных. Преподаватель также порекомендовала блог про писательство Эммы Дарвин The Itch of Writing, где разбираются разные нестандартные кейсы, и можно даже задавать свои вопросы (мы, кстати, встречались с Эммой на первой неделе занятий). Формальных курсов или учебников по такой «творческой английской грамматике» пока не существует (я думаю, такой курс стал бы действительно полезной составляющей программ по Creative Writing).

На этой неделе обсуждали, что для журналистов и пиарщиков может быть сложно перейти от суммирования информации или идеи произведения к рассказыванию истории через диалоги и действие (плавали, знаем). Также важна конкретика вместо общих рассуждений. Говорили и о том, как разнообразить диалоги, чтобы избежать постоянного повторения уточнений кто и что сказал, — добавлять действия, скрытые мотивы. Подробнее обсудили различия между фабулой, как хронологией происходящего в тексте, и сюжетом — тем, как именно вы хотите рассказать свою историю, в каком порядке и от чьего лица.

Судя по отзывам и грому аплодисментов на финальном ужине, студентам из преподавателей больше всего запомнилась именно Сюзанна Рикардс. Причем даже тем, кто не занимался на ее семинарах и только участвовал во встрече с автором. Если увидите ее имя на онлайн-курсах университета или поедете в летнюю школу в будущем, постарайтесь попасть в ее группу.

На семинарах по fiction c Фрэнком Эгертоном мы продолжали обсуждать различные приемы и стили классических авторов и разбирать работы друг друга. Фрэнк, кстати, и в рамках занятий, и особенно при разборе финального задания дал очень глубокий анализ текста каждого студента. Расписал, какие есть достоинства, над чем необходимо работать, насколько работа отвечает целям, обозначенным самими студентами. Он также поделился полезными ресурсами для начинающих англоязычных авторов:

http://www.societyofauthors.org — здесь можно за небольшую плату найти себе ментора среди писателей в разных странах;

http://www.writersworkshop.co.uk и http://www.theoxfordeditors.co.uk — сайты для поиска англоязычного редактора;

https://www.writersandartists.co.uk — ежегодно публикуемый The Writers’ and Artists’ Yearbook с контактами агентов и издательств, информацией о журналах и премиях.


Встречи

На этой неделе для всего потока была организована встреча с преподавателем нашей мастерской по fiction, а также писателем и критиком Фрэнком Эгертоном (Frank Egerton). Сейчас он находится в процессе завершения новой документальной книги о финансовой драме своих родителей. Не могу сказать, что конфликт между благополучным внешним фасадом и внутренними прениями английской аристократической семьи мне близок, но получилась интересная дискуссия о том, стоит или нет (и если да, то как) использовать реальных людей и имена в произведениях. Во многих странах при подозрении в «лейблинге» (наверное, на русском это и «навешивание ярлыков», и «описание реальных людей») на вас могут подать в суд. Поэтому важно официально спрашивать разрешение у прототипов, если пишешь что-то документальное, или добавлять героям художественные детали, менять имена, превращая это в абсолютный fiction.

Мы также встречались с профессором поэзии Оксфордского Университета Люси Ньюлин (Lucy Newlyn). Люси сейчас получает специальную стипендию Университета и фокусируется только на написании новой книги. Она читала нам свои стихи, в том числе из сборника, посвященного жизни с биполярным расстройством, рассказывающего окружающим, как такие психологические состояния могут ощущаться изнутри.

На встрече с агентом, специализирующимся на детской литературе, Кэтрин Кларк (Catherine Clarke), мы узнали больше про ее сферу деятельности. По словам Кэтрин, в Великобритании рынок в сегменте young adult fiction перенасыщен, некоторый спрос еще есть в США. Хотя тенденции цикличны и время от времени меняются, поэтому автор при написании не всегда должен ориентироваться на рынок, но нужно понимать, что издательства могут просто не рассматривать тексты определенного жанра в данный момент. Агенты в Великобритании выполняют роль фильтра, напрямую издательства, скорее всего, не будут рассматривать рукописи из-за переизбытка потенциальных авторов. Агенты получают 15% от всех доходов на протяжении всего жизненного цикла книги (и 20% при работе на международных рынках, так как привлекаются субагенты). Также существуют книжные скауты, которые обычно представляют интересы сразу нескольких издательств, продакшн компаний из разных стран и ищут новых авторов. Кэтрин, по опыту своих подопечных, посоветовала не спешить бросать основную работу. Дело даже не в финансовой стабильности, а в структурировании жизни и распорядка дня, далеко не все авторы эффективно работают при полном погружении в писательство.

Очень эмоциональная встреча получилась с поэтом и композитором Дженни Люьис (Jenny Lewis), она рассказывала о проведении исследований для художественных произведений. Одна из ее книг посвящена поиску материалов об отце, служившем в Ираке в начале ХХ века. Дженни советует искать сведения в семейных и национальных архивах, исторических сообществах, интернете, СМИ, музеях. Но в определенный момент, по ее словам, необходимо отойти от исследовательской работы и пережить найденные материалы эмоционально, иначе ваш текст так и останется всего лишь набором информации.


Общие впечатления

Что можно сказать о возможности провести три недели в стенах колледжа Эксетер Оксфордского Университета? Обедать в зале XIV века с витражами или в одной из исторических таверн, где бывали политики и писатели прошлого и современности, дремать между занятиями на газоне в саду, где когда-то наверняка то же самое делал Толкиен? Иметь возможность хоть каждый день ходить в музеи, библиотеки, замки, ради посещения которых туристы специально приезжают со всего мира? Однозначно, в любую летнюю школу в Оксфорде, например, языковую, стоит поехать только ради туристических впечатлений и жизненного уклада, отличающегося от большинства крупных современных городов.

Конечно, главным в моей программе были занятия и встречи с преподавателями и английскими авторами. Нам приходилось много писать, учиться конструктивно критиковать друг друга, выходить из зоны комфорта. Все учащиеся летней школы уже активно создавали тексты и разбирались в литературном процессе и приемах писательского мастерства, поэтому обсуждение работ с сокурсниками было невероятно полезно. Преподаватели же просили выполнить, казалось бы, нереалистичные задания, но этим самым поощряли пробовать что-то новое.

Для меня, сколь бы это ни было наивно, все же важны оценки, хотя, конечно, они всегда субъективны. Я была не уверена в своем английском от слова «совсем», хотела понять свой уровень среди группы начинающих англоязычных писателей. Работы рассматривались не только с точки зрения владения языком, а именно как образцы прозы. Преподаватели заранее предупредили, что задания будут оцениваться по стандартам Оксфордского университета, результаты могут быть ниже, чем в учебных заведениях студентов, которые проходят этот курс в счет основной учебы в «домашнем» университете, что это нормально и не нужно расстраиваться. Ожидалось, что подавляющая часть учащихся получит оценки от 61 до 69% (хорошо, по-нашему), за исключением отдельных случаев, когда работа будет ниже 61% (удовлетворительно) и выше 69% (отлично, или, по-здешнему, distinction). Конечно, мы вычитывали работы друг друга, коллеги поправляли мне некоторые предлоги и другие вещи, но... за задание по fiction я, не носитель языка, получила 67% (я перевела с русского на английский начало своего уже продуманного в деталях и написанного ранее рассказа, о чем предупредила учителя). А вот за текст по non-fiction, который я написала за несколько дней непосредственно в Оксфорде, совсем неожиданно для себя получила 71% − это выше, чем у большинства носителей языка, по словам преподавателя. По структуре текста и большинству образов и сравнений, техники, по non-fiction комментариев почти не было, только по языку. Я понимаю, что мне надо еще много работать, но, видимо, кое-чему в области Creative Writing я все же научилась.

В последний вечер учебы у нас был прием с преподавателями (в мантиях, как в кино) и студентами в саду нашего колледжа и торжественный ужин в любимом «гаррипоттеровском» стиле в обеденной ложе здания XIV века. Все признавались друг другу в любви и обменивались контактами — в надежде еще раз встретиться на просторах нашей планеты и в книжных мирах друг друга. А я на следующее же утро отправилась путешествовать по Шотландии и Ирландии — с полученным разрешением писать на английском и как будто отросшими крыльями.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Creative Writing SchoolДания Жансилетняя школа писательского мастерства Оксфордского Университета
187