Учиться на писателя в Оксфорде. Часть 3

Текст: Дания Жанси

Дания Жанси, одна из авторов нашего журнала, в этом году проходит обучение в англоязычной летней школе писательского мастерства Оксфордского Университета. Каждую неделю она будет делиться информацией и впечатлениями об этом курсе. Сегодня Дания расскажет о второй неделе занятий и студентах школы.

Семинары

На второй неделе шуточки и разогревы закончились, мы начали много — и днем, и ночью — писать. Почти к каждому классу по fiction и non-fiction мы должны были подготовить тексты объемом около тысячи слов, само собой, уже отредактированные и распечатанные для участников группы. Семинары теперь, в основном, посвящены разбору наших работ, анализу и критике как со стороны педагогов, так и одногруппников. Совсем недолго, не более получаса от двухчасового занятия преподаватели объясняют что-то новое из теории, как правило, применимое к следующему заданию.

К каждому семинару по fiction c писателем, литературным критиком, преподавателем и библиотекарем Оксфорда Фрэнком Эгертоном (Frank Egerton), также нужно было читать по несколько глав из книги Дэвида Лоджа (David Lodge) The art of fiction, которые мы затем обсуждали. Кстати, другая книга, с которой Эгертон особенно рекомендовал ознакомиться перед курсом или во время него, это учебник Дэвида Морлея (David Morley) The Cambridge introduction to Creative Writing. На каждое занятие Фрэнк приносил нам несколько отрывков из произведений, демонстрирующих те или иные приемы или стили, и мы вместе анализировали тексты. Интересен формат разбора наших «домашних заданий» — каждый студент очень коротко объясняет контекст своего отрывка, зачитывает его, а затем в течение десяти минут текст обсуждают другие участники группы. Сам автор говорить права не имеет, только слушать и записывать.

На занятиях по non-fiction преподаватель и писатель Сюзанна Рикардс (Susannah Rickards), как всегда, поощряла «думать» на бумаге. Очень хороший прием, чтобы вызвать воспоминания, аллегории или мысли, — поразмышлять о чем-нибудь «самом»: самом добром поступке с вашей стороны или по отношению к вам, самом тяжелом дне в вашей жизни, самом странном человеке, которого вы встречали. Попробуйте, через несколько пустых строк наверняка сами собой образуются остроумные зарисовки и искренние, понятные всем истории. На этой неделе мы подробнее разобрали дистанцию между рассказчиком и читателем, систему ценностей героя. Действительно, почему бы не применить к своим персонажам техники анализа из психологии: как себя видит герой, как его видят другие, что он думает об окружающих, какой он на самом деле? На разнице между этими пластами восприятия можно очень интересно сыграть, создав комический эффект или добавив герою глубины.

Дополнительно к текущим заданиям уже в начале третьей недели нам надо сдать финальные работы по обеим мастерским: две с половиной тысячи слов художественной прозы и тысячу-две non-fiction. Такой ранний дедлайн обусловлен тем, что преподавателям необходимо прочитать все работы и встретиться с каждым студентом индивидуально для разбора текстов до окончания летней школы.

Встречи

На этой неделе встречи с писателями и представителями индустрии превзошли все ожидания (которые не были космически высоки после первой недели).

Удивила автор большой серии романов в жанре young adult fiction Джулия Харн (Julie Hearn). Она закончила магистратуру Оксфордского Университета и для каждого подросткового романа про фей, вампиров и прочих магических существ делает полноценное и долгосрочное исследование эпохи, выписывает и анализирует каждого персонажа. Оказалось, что кроме творчества, она много времени посвящает занятиям по Creative Writing с членами Ассоциации слабовидящих авторов Оксфорда. Джулия посоветовала почти закончить свою вторую книгу до окончательной публикации первой — потому что шквал критики может вас демотивировать, а поток хвалебных отзывов, наоборот, расслабить. Самое главное, по словам автора, писать без ожидания публикации, важно рассказать свою историю. Также Джулия посоветовала планировать работу над романом, но быть готовым отойти от намеченного. Еще мы общались с Сюзанной Данн (Suzannah Dunn), автором одиннадцати исторических романов, но эта встреча не показалась особенно информативной. Она говорила о своих книгах и давала нам короткие практические упражнения.

Понравилась встреча с автором комиксов и редактором издательства The Phoenix Джо Брэди (Joe Brady). Харизматичный американец, в прошлом стенд-ап комик, тоже выпускник магистратуры Оксфорда, попал в это издательство совершенно случайно, проходя стажировку. Он показал нам покадровые сценарии, которые пишет для комиксов, и разные стадии создания готового продукта. По словам Джо, в такой работе, а также при написании сценариев для пьес и фильмов, важно принять, что рассказчиком истории в итоге будешь не ты, а художник, актеры и другие люди. Необходимо творить с пониманием этого, уметь работать в команде, быть открытым к критике со стороны других участников процесса. Посоветовал отправлять свои идеи в издательства, в том числе и его, потому что все находятся в поисках новых авторов. Рассказал подробно о сопроводительном письме, о том, как важно в такой самопрезентации использовать факты и доказательства того, что кто-то уже воспринял вас всерьез.

Хотя я и люблю поэзию, но встреча с Мэтью Бартоном (Matthew Barton) показалась скучноватой. Может, потому что он не говорил о литературном процессе, а в основном читал свои стихи, предваряя каждое долгим вступлением про историю его создания. Тексты были интересными, но на подробном физиологическом описании процесса удаления зуба, я была потеряна для выступающего как слушатель. Конечно, я не открою Америку, если скажу, что почти вся современная англоязычная поэзия пишется вольным стихом (free verse). Но лично мне ближе «олдскульная» поэзия и русскоязычные авторы, в основном до сих пор придерживающиеся правил классической силлабо-тоники.

Презентацию для всего потока провела наш преподаватель семинара по non-fiction Сюзанна Рикардс (Susannah Rickards). Она повторила, что в каждом писателе живет творец и редактор, с преобладанием одного или другого. Важно дать полную волю творцу, который создаст невероятный хаос вместо текста, и только потом уже вводить в дело редактора, строгого и бескомпромиссного. Говорила про базовые инструменты, которые вы можете найти в учебниках по Creative Writing. Очень понравились слова Сюзанны о том, что, когда вы заканчиваете первый черновик романа, только тогда, наконец, понимаете, о чем же хотели написать, и теперь самое время идти и писать. «Никогда не публикуйте первоначальный набросок, только отшлифовав его. Дайте тексту отлежаться», —  добавила она. По словам писательницы, существует даже такой термин — first shitty draft. «Не расстраивайтесь и дайте волю творческому началу, но и не спешите делиться с миром своим первым отполированным shit, сначала закончите историю, а потом уже вычитывайте и наводите блеск», —  подвела итог Сюзанна.

Студенты

Студенты у нас не похожи друг на друга и находятся на разных этапах своей писательской и других карьер. Летняя школа Оксфорда, напомню, создана для тех, кто проучился несколько лет или закончил обучение по специальностям «Английская литература» или Creative Writing, но еще не является автором опубликованных книг.

В моей мини-группе есть владелец пиар-агентства из США и бывший брокер; семидесятипятилетняя дочка влиятельных дипломатов, пожившая в разных странах и выбравшая быть медсестрой на Гавайях (эта мадам такая фантастическая и у нее столько историй про родителей и этот мир, что мне не терпится почитать ее книгу, когда та будет написана); две юные девушки-юристы из Саудовской Аравии и Испании; уже состоявшаяся адвокат из Индии, специализирующаяся на авторском праве, и лесничая оттуда же; студентки из Южной Кореи и Китая; британка, работающая учителем начальной английской школы в Кувейте.

В нашей школе много студентов из США, в том числе и родом из других стран, но базирующихся сейчас в Америке. Некоторые из них обучаются на специальности Creative Writing, но большинство является магистрантами по Liberal studies — то есть для учебы они могут выбирать абсолютно любые семинары и предметы, исходя из личного интереса. Среди учащихся летней школы есть прекрасные юные поэтессы из Швеции и Китая; преподаватель музыки из Канады; юноша-продюсер фильмов и девушка-детектив из Лондона; менеджер нефтяной компании из Индии; студентка Гарварда, которая работает пиарщиком, учится на журналиста и пишет по заказу свою первую пьесу. И я, пиарщик из Дубая, родом из России. У всех более или менее хороший уровень владения языком, некоторые до учебы почти не писали, кто-то уже публиковал малую прозу и заканчивает черновик романа, обкатывает те или иные отрывки из него на семинарах и открытых микрофонах.

В программе много неформальных активностей, но и без посредничества университета, мы тоже, конечно, много общаемся, ходим на ланчи и в бары по вечерам, гуляем по городу и даже устраиваем «сеансы одновременного письма» по несколько человек в самых разных местах города. Я замечаю (и многие одногруппники говорят о похожих ощущениях), что с такими объемами создаваемых текстов стала иногда куда-то «проваливаться» на несколько часов и забывать где я и кто я, видимо, сильно концентрируясь на процессе письма. Приятно потом обнаруживать себя в красивом парке, садике колледжа или уютном кафе, тем более видеть рядом усиленно печатающих единомышленников, с которыми можно отправиться на прогулку по старым улочкам Оксфорда и поговорить о чем-нибудь, чтобы передохнуть. 

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Creative Writing SchoolДания Жансилетняя школа писательского мастерства Оксфордского Университета