Под елью не найдешь келью

  • Юлия Яковлева. Даль / читает Юрий Чурсин. — М.: Storytel Originals, 2021.

Юлия Яковлева знакома читателям как автор книг о балете, а еще детективов и детских книг, действие которых помещено в сталинскую эпоху и период Великой Отечественной войны. Экспериментируя с форматами, писательница обратилась к жанру ранобэ в романе «Поэтах и джентльменах», вышедшему в прошлом году в Bookmate Originals. В новом произведении — аудиосериале «Даль» — она погружает слушателей в еще одну историю прошлого.

Начало XIX века. Студент-медик путешествует из Дерпта в Петербург по какому-то секретному и безотлагательному делу. Одна пересадка сменяет другую, дорога уводит от Императорского тракта в глухие леса, где крестьяне не знают цивилизации. Здесь путают с истиной бабкины сказки, а корнем любой болезни считается колдовство. Чтобы выбраться из этой глуши, молодому студенту приходится помогать местным жителям, притворяясь колдуном, нести свет знания в захолустье. Он верит в факты, классификацию и в то, что долг врача — спасать больного. Он — Владимир Иванович Даль, бывший морской офицер, врач, лингвист. Ему придется столкнуться с вещами необъяснимыми и усомниться не только в своих способностях и науке, но и в собственном рассудке. Увы, несмотря на прекрасную идею и сеттинг, бодрое начало и восхитительный саунд-дизайн, в сериале осталось много недоделанного, непонятного и не разрешенного.

Взять историческую фигуру в качестве главного героя художественного произведения — огромный риск, зависящий от того, насколько автор готов дать себе волю. Мало кто зашел так далеко, как Сорокин, Яковлевой сравнение с ним не грозит. «Даль» скорее похож на роман Бушковского «А.С. Секретная миссия», в котором «наше все» борется с тайными орденами и нечистью. Слушателей «Даля» подготавливают: события выдуманы, главный герой Владимир Иванович Даль не имеет ничего общего со своим знаменитым прототипом — составителем словаря. Что вряд ли спасет от ревнителей «исторической истины», пожелай они докопаться: общие у студента Даля с реально жившим Владимиром Далем не только отдельные факты биографии. Сама Яковлева в интервью рассказывает, что ее заинтересовал пробел в биографии прототипа — история внезапной поездки Даля из Дерпта в Санкт-Петербург.

Исторические знания Яковлевой проявляются в мелочах: в описании подробностей быта — от деревенской избы и до европейской столицы. Исторический контекст раскрывается через научные и даже псевдонаучные теории, популярные в то время, например, «животный магнетизм». То же относится и к стилю — рассуждения Даля и его спутников стилизованы под речь высокого и низкого сословий XIX века. Больше всего это заметно в том, как говорит и с каким почтением относится к словам сам персонаж.

Выбор Юрия Чурсина на роль Владимира Даля — главная находка проекта. Его голос оживляет размышления и продолжительные монологи главного героя, обращенные к другу — черепу, — и очень подходит к характеру человека умного, но сверхскромного. Вторая находка — саунд дизайн. В отличие от аудиоспектакля, где реплики произносятся по ролям, а сцены разыгрываются, звуковое сопровождение аудиосериала создает эффект присутствия: здесь скачут кони, шуршат юбки и гремят каблуки, в одной из серий звучит музыка студенческого бала. Это не утомляет слушателя, но делает восприятие более полным.

Сериал «Даль» заявлен как мистический детектив, в каждой серии которого герой проводит медицинское расследование и объясняет загадочную болезнь или разоблачает «монстров», наводящих страх на округу. В этой бодрой стилистике выдержаны первые несколько эпизодов, где морок и ужас, нагнетаемые в начале, в конце рассеиваются трезвым взглядом Даля, его верой в науку и строгими логическими выводами.

Не люблю тайн... У природы нет тайн, есть факты, которые мы еще не обнаружили... но обнаружим.

С первого появления студент Даль вызывает любопытство, симпатию и сочувствие. Столкнувшись с загадкой «домового» на постоялом дворе, он с азартом ученого принимается за исследование, ему принципиально важно установить истину. Есть у него и ярко выраженный недостаток — почти патологический страх перед женщинами, который в итоге и становится причиной фатальной ошибки, отчего страдает не только герой, но и сюжет.

Надо признать, это был его первый визит в роли доктора. До сих пор ему в его медицинских штудиях приходилось иметь дело только с трупами в анатомическом театре. Теперь же перед ним был живой человек. Пока еще живой. Ибо болел он неизвестно чем, здоровье его, сама жизнь его зависели сейчас от врачебных мер. И этот человек... был женщиной.

Но чем дальше в лес, тем страннее становятся загадки, и логика уже не помогает ни Далю, ни слушателю. Перелом происходит чуть раньше середины, после серии «Никто не знает ее имени». Меняется авторская интонация, окончательно переводя историю на мистические рельсы. До тех пор, пока нить повествования держалась на личности главного героя, на таинственности его поездки, история развивалась по законам детективного жанра и дорожного приключения, но как только на первый план выходят подтемы — любовь, секс, женское как непознаваемое, — сюжет запутывается, теряются причины дальнейших событий.

В начале сериала заявлена тайна, и слушатель резонно ждет ее разгадки в конце, но вместо этого в сюжете появляется еще больше тумана. Финал распадается от нелогичного разрешения одних сюжетных линий и начала новых, которые завершения не получат вовсе. В восьмой серии «Барыня» (название которой, кстати, никак не связано с событиями эпизода) сделана попытка флешбэком объяснить проблему Даля в отношениях с женщинами, его предубеждения и страха перед ними, и заодно прояснить причины его поездки в Санкт-Петербург. Но и эта попытка проваливается из-за того, что в эпизод намешано сразу несколько важных событий, которые могли бы стать отдельными сюжетами. В итоге все смешивается в кучу, и развязки не происходит.

Бросается в глаза и отсутствие мотивировок у большинства второстепенных персонажей. Особенно это касается женщин. Самые провальные серии, «Порча» и «Ведьма», объединенные одним сюжетом, полны непоследовательных и немотивированных событий и поступков героев. Начинается все, как обычно: Даля привозят в деревню, чтобы излечить от «порчи» женщин, которые вдруг начали вести себя так, словно в них вселились бесы. Даль принимается исследовать причины того, что считает эпидемией. Но вся история сводится к перебежкам из одного дома в другой, события громоздятся, факты копятся, а применения всей этой информации нет. В конце случается бунт, как водится, бессмысленный и беспощадный, в результате которого Даль отправляется в следующее путешествие, но объяснение «эпидемии» так и не было найдено. Если ошибку Даля в деревне можно объяснить его собственными заблуждениями и состоянием науки в тот исторический период (верой некоторых ученых в месмеризм и «животный магнетизм», например), то суть истории так и остается не рассказанной. Очень многое остается за кадром, во внутреннем мире второстепенных персонажей, который не проясняется. Они ходят следом за главным героем, сообщают ему дополнительные факты и исчезают, когда больше не нужны. Или совершают странные, никак не объяснимые поступки — так, непонятно почему в серии «Она» героини «Порчи» и «Ведьмы» заманивают Даля в ловушку.

Неясность первоначального замысла сериала (выяснить что за нелегкая понесла Даля в Петербург) сказывается на всех персонажах, но на главном герое особенно. Такое ощущение, что Яковлева не дала себе полностью развить своего героя. Замах был на сюжет о русском Фаусте, ученом, который бросает все силы на исследование мира и тайн вселенной. Но из-за путаницы в сюжете и непроясненной мистической линии история превращается под конец в пародию на гоголевскую «Шинель», а Даль становится тенью, этаким призраком Акакия Акакиевича. У него больше нет цели и не меняется взгляд на мир. Даль будто теряется на улицах Петербурга, словно все произошедшее ему толькоприснилось.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Юлия ЯковлеваStorytelДальЮрий ЧурсинStorytel Originals
Подборки:
1
0
3730

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь