Петрушка в греческом стане

  • Леонид Юзефович. Филэллин. — М.: АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2021. — 384 с.

Новый роман Леонида Юзефовича можно назвать полуисторическим. Сама эпоха и ее реалии не выдуманы, но играют роль достоверного фона, на котором лучше всего видны полупрозрачные движения душ персонажей, зарождение любви и ненависти, жизнь и смерть.

В центре событий — российский царь и его приближенные, действие происходит во время Греческой войны за независимость 1821–1829 годов. Революции, вспыхнувшие в Европе в XIX столетии, воспламенили и Грецию, которая уже несколько веков находилась во власти Османской империи. Разгорелась освободительная война. К ней присоединились и европейцы, воевавшие при этом как на стороне турок, так и на стороне греков, поэтому назвать это историческое противостояние битвой креста и полумесяца, на самом деле, нельзя. Многие взоры устремились на Россию. Помня о славной победе над Наполеоном, Европа понимала, что вмешательство России станет решающим. В романе показано, как император Александр I отвергает попытки втянуть его в войну, несмотря на то, что многие в стране по тем или иным причинам сочувствуют грекам. Среди них — живущий в Пермской крае главный герой романа отставной штабс-капитан Григорий Мосцепанов, который шлет в императорскую канцелярию не только жалобы на нечистых на руку чиновников, но и намеки, что он обладает неким секретом, способным приблизить победу над турками. 

Такие письма привлекают внимание к Мосцепанову и, как можно догадаться, навлекают на него много бед. Он вынужден двигаться туда, куда его пнет немилосердная нога судьбы, но сила характера этого человека позволяет ему использовать эти удары, чтобы приближаться к своей мечте — к Акрополю, на котором сконцентрировано внимание всего мира. Удастся ли Мосцепанову добраться до Греции и принять участие в освободительном движении? Интрига сохранится до самых последних страниц.

Повествование сложено из писем, докладных, разговоров, дневниковых записей — многоголосых свидетельств событий в России и Европе 1820-х годов. Как в многозвучии оркестра слушатель порой выделяет один инструмент, совпавший в данный момент со звучанием его сердца, так и читатель наверняка найдет себе любимца среди вымышленных и вполне реальных персонажей «Филэллина» и будет следить за его судьбой. Но выбор автора пал именно на Мосцепанова, личность цельную и любопытную. Его деловитость и напор чувствуются с первых строк романа. Упоминаемый в письмах и докладах и сам пишущий жалобы и письма любимой женщине, он проходит все предназначенные ему испытания, издавна придуманные для балаганного Петрушки: и споры с начальством, и лечение, и сцены с невестами, противостояние полицейскому и самой смерти.

Нет, ни в коем случае не хочется таким сравнением принизить Григория Мосцепанова — напротив, его потрясающее везение и невозмутимое спокойствие при очередном кульбите судьбы вызывают восхищение. Можно ли сказать, что он олицетворяет русский характер? Нет, перед вами истинный филэллин — человек, живущий парнасскими идеалами, уверенный в своей правоте, кто бы ни был перед ним — мальчишка или царь. Мосцепанов прав везде и во всем, на всякое дело у него найдется мнение или решение вопроса. Особенно выразительны его притчи и присказки, до смысла которых поручено додуматься чиновникам и полицейским. Такому персонажу легко попасть в народную песню или предание, да он и сам не прочь прославиться.

Филэллинами в узком смысле называли в те годы всех, кто сочувствовал освободительному движению в Греции, веками живущей под гнетом Османской империи. Большинство филэллинов были европейцами, но русских среди них было достаточно мало. Вот как описывает их герой романа, лекарь Константин Костандис:

Филэллины поодиночке и группами подходили из деревни и рассаживались около нас на траве. Кто-то собирался сюда месяцами, приучал к этой мысли жену, изучал язык, кто-то за завтраком прочел в газете о падении Мисолонги, вышел из дому и не вернулся. Всех их я делю на три группы: первая — уволенные из своих армий и не способные вернуться к мирной жизни офицеры и унтер-офицеры; вторая — те, что влюблены в древнюю Элладу и мечтают о ее возрождении; третьи — мадьяры, итальянцы, ирландцы, сочувствующие нам, ибо сами угнетены чужеземцами. Попадаются и такие, как Фабье, недовольные собственной родиной и решившие взять чужую, чтобы переделать ее по своему вкусу. Мосцепанов не принадлежит ни к одному из этих типов.

Григорий Мосцепанов — другой тип, потому что филэллин он, видимо, по рождению. Отставной военный — но не одержим желанием воевать. Он недоволен делами, творящимися на его родине, — но покинул ее не по своей воле, не чтобы сменить отечество. Он просто таков, каков он есть — правдолюбец и просветитель, умеющий терпеть лишения и не упускающий шанса похвастаться своими знаниями, подвигами и идеями.

Одна из самых трогательных линий сюжета, основательная часть романа — последние месяцы жизни Александра I, которого близкие ему люди пытаются втянуть в греческую освободительную войну 1821–1829 годов. Его сравнивают с Александром Македонским он и сам не возражает против такого сравнения. В этом смысле и он, и его окружение тоже немного филэллины, только они любят идеальную Грецию, страну мифических героев и богов, живущих бок о бок с людьми. Сам Александр считает греков времен Освободительной войны недостойными столь славной страны, он морщится при упоминании легендарных имен прошлого и уверен, что греки выучили их два дня назад, чтобы взять под них побольше кредитов. О нравственных терзаниях российского царя, его личной жизни и его смерти со всей откровенностью пишет в журнале поистине влюбленный в него человек — Игнатий Еловский, камер-секретарь императора. Не случайно написанным именно его рукой строкам дано закрыть повествование. И ему не надо отвечать на вопрос: «Была бы ваша любовь к нему так же сильна, если бы он не был государем?» Ответ очевиден.

Любовь — вот что движет всеми героями романа. Она негасимым огненным шаром перелетает от письма к письму, от дневниковой записи к не записанному разговору. Любовь помогает героям романа преодолеть множество препятствий, переродиться, решиться на перемены. Ее яркий свет особенно хорошо виден на фоне самых мрачных страниц истории: осада Акрополя, сражения, смерть государя. Тьма и свет неразделимы — эту мысль подтверждает и упоминаемый в книге миф о Хароне, которого все называют «пестрым» — не черным и не белым.

В романе Леонида Юзефовича события, произошедшие несколько столетий назад, оживают, обретают вес и цвет. Не сухая история — а звенящая о голенища сапог трава, манящая дорога к Акрополю, горящий ворох ветоши из прошлого. Именно так — в переплетении частных и глобальных событий, трагичных и счастливых минут — хочется узнавать историю.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: АСТЛеонид ЮзефовичНадежда КаменеваРедакция Елены ШубинойФилэллин
Подборки:
0
0
2322

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь