Саша Степанова. Пятая бездна

  • Саша Степанова. Пятая бездна. — М.: Popcorn books, 2023. — 224 с.

Саша Степанова — писательница, литературный редактор, соведущая подкаста «Ковен дур», преподавательница в школе Creative Writing School; автор книг «Двоедушник» и «Город вторых душ», а также книжного сериала «Не говори маме». Сюжеты для своих книг писательница часто черпает из городских легенд и воспоминаний детства, проведенного в «доме с привидениями».

«Пятая Бездна» — первая, но только недавно изданная рукопись Степановой — это история о школьнице Лере, которую пытаются похитить в самом начале летних каникул. Чтобы помочь девушке, в город приезжает ее крестный с сыном Эриком, и вместе они пытаются выяснить, кто за ней охотится. В ходе расследования оказывается, что похищение Леры напрямую связано с Безднами — давно утерянными чарками, которые обладают особой магической силой и не должны попасть в плохие руки.

Глава 10. Нападения

«Не делать того, о чем пожалеешь завтра. Не делать того, о чем пожалеешь. Не делать. Сохранять голову идеально трезвой. Всегда. Спрашивать себя — а не пожалею ли я об этом завтра? Скучно. Разве можно так жить? Что с тобой случилось, Вэл? И фамилия подходящая — Снежин. Почему я раньше не замечала?»

— Лера, прием! Ты с нами? — Ульяна помахала у нее перед носом.

После куска торта с горячим чаем с ней действительно что-то случилось — потянуло в сон, сосредоточиться на деле не получалось, хотя Вэл наконец заговорил о Бездне, и не выходили из головы эти Ульянины слова: «Он никогда не сделает того, о чем пожалеет завтра». Вот и не сделал. Не ответил ей взаимностью. Как будто она была чем-то стыдным.

— Я здесь, — сказала она, подавив зевок.

— В общем, чарки достались Гусару от соседа, Лиля все правильно вспомнила. А вот соседу в свое время их продал некто Семка — от фамилии, то ли Семин, то ли Семенов. Сказал, что стащил у бати, а у того фуфла быть не может.

— Семушкин! — Ульяна прищелкнула пальцами. — Друг профессора Реута, который взял чарки на экспертизу! Значит, его ограбил собственный сын.

— Да, но их было четыре. Одну мы видели у Ивана, еще две выкупил Лис, парень Лили. С четвертой сложнее — Гусар отказался говорить, но Лиля знает, где она, и покажет нам. О пятой ничего неизвестно.

— Где-то я ее видела… — включилась Лера.

— Что именно? Пятую Бездну?

— Да. Очень давно и как будто в чьем-то доме… Может, в деревне, у бабушки? Хотя странно, никакой чарки у нее точно нет. Мне кажется, это была наша деревня. Просто другой дом…

— Ты можешь ей позвонить?

— Подожди-подожди…

Лера закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Она явно была на правильном пути. Другой дом…

— Лиля сказала, где искать третью чарку. Будем ее проверять?

— Да ну-у, — протянула Ульяна. — И так понятно, что не та.

— Все. Сбил с мысли. — Лера сердито посмотрела на Снежина. А ведь казалось, еще чуть-чуть, и всплывет остальное. Приметное — не то особенный шкаф, не то рисунок на обоях…

— Я подумал, что ты снова уснула, — не смутился Вэл. — Так едете или нет?

— Да, — подал голос Эрик. — Нужно убедиться.

— А ты что, не с нами? — удивилась Ульяна. И правда — Вэл впервые отказывался участвовать в поиске.

— Обещал Лиле помочь в одном деле. Поэтому завтра без меня.

— Я с вами, — сказал Эрик, а Лера отвернулась и закусила губу. Он обещал Лиле.

И, видимо, не боялся об этом пожалеть.


* * *

Дворы в спальных районах похожи, как братья-близнецы. Детская площадка, школьная ограда, хоккейная коробка. Лера сама жила в таком, и ее все устраивало. Раньше, до переезда, было хуже — примерно как у Снежина: однокомнатная «хрущоба» в гнилой пятиэтажке,  гаражи, куцый лесной массив и цементный завод с вечно дымящими трубами. Так об их старой квартире рассказывал папа. Лере запомнилось другое — комната, огромная, как бальный зал в усадьбе Завидово, шалаш под папиным письменным столом. Пластиковые качели в проеме двери. И полосатая Мурка, пушистая и теплая, то спит на подоконнике, то носится по коридору, смешно подпрыгивая, мама говорила — тени гоняет…

В Москву переехали спустя год после маминой смерти. Дом-муравейник — двенадцать этажей и столько же подъездов, детская площадка, школьная ограда, хоккейная коробка, и больше не приходилось ездить в садик на автобусе — он был в соседнем дворе. В трешке тети Оли и ее сына Егора для Леры выделили отдельную комнату. Ей было тогда шесть лет. Тетю Олю и Егора она знала по бабушкиной деревне — соседи. А Егор ее вообще из озера вытащил. Лера не помнила, чтобы удивилась тому, что они стали жить вместе.  

О том, что мама была вязницей, не знал никто, кроме папы. И Лера, наверное, не узнала бы — но за ней пришел Аш. «Зря мы сюда приехали, — думала она, шагая вслед за Эриком через очередной двор, похожий на предыдущий. — Это не чарка вызванной Яромилы, понятно же». Эрик нес два пакета с одеждой, которые ему с утра всучила Лиля.

— Лиля классная, — говорила Ульяна. — Она волонтерит в фонде поддержки семей, с которыми для государства все ОК, но на самом деле им совсем не ОК. Вэл тоже куда-то вещи повез.

— Значит, искать Бездну ему надоело. Новый квест — волонтерство.

— Лер, вот ты чего такая колючая, а? Лиля — маломобильная, ей трудно из дома выбираться, не то, что куда-то ездить. А на машине это раз плюнуть. Вот Вэл и согласился.

— Ну да, конечно, — фыркнула Лера.

— Ты просто злишься из-за того, что он проводит с ней время.

— Я просто считаю, что он решил слиться и не продолжать!

— Не надо, — попросила Ульяна тихо.

— А то что? Завтра я об этом пожалею?

Ульяна захлопала ресницами. Отсылки она, кажется, не поняла. А Лера уже не могла остановиться — словно кто-то чужой и злобный подсказывал ей слова, которые она не собиралась говорить, но было поздно.

— Они друг друга достойны, — произнесла она не своим голосом. — Бедный рыцарь и больная принцесса…

— Лера! — вскрикнула Ульяна.

Но Лера выдернула руку из ее руки и догнала ушедшего вперед Эрика. И когда только эта Лиля успела так прочно войти в их компанию? Еще и поссорились из-за нее…

— В точку, — одобрил тот с усмешкой. — Снежин — тот еще нищеброд. А ты злая, не ожидал. Может, подружимся.

— Вряд ли, — передернулась Лера. Она готова была бежать к Ульяне и просить прощения, но Ратников уже набирал номер квартиры на домофоне.

Усталый голос ответил:

— Входите.

Лера постаралась принять непринужденный вид.

Хозяйку звали Вера, и глядя на нее вспоминалось выражение «непонятно, в чем держится жизнь». Вера была почти прозрачной. Когда Эрик отдал ей пакеты, Вера его перекрестила.

— Мы многим обязаны Лиле, — говорила она приглушенно, словно боясь кого-то разбудить. — Такая сердечная, светлая… Дочка ее обожает. Вы работаете вместе? Лиля приходила к нам, учила деток валять кукол из шерсти, так понравилось…  Юлечка сама обо всем расскажет, она вас ждет. Только тише — младшие спят, старший сын на тренировке. Такая тишина у нас редкость…

Все трое на цыпочках прошли в детскую.

— Привет! — Два огромных карих глаза, худые руки, улыбка в пол-лица.

Юля сидела на нижнем ярусе двухэтажной кровати. Лера насчитала две таких, и еще в двух сопели малыши.

— Привет, — шепнула Ульяна и уселась рядом. — Я Ульяна, а это Лера и Эрик.

— Красивые имена! Я просто Юля.

— А мне нравится твое. — Она улыбнулась одними глазами. — Как ты?

— Хорошо. Очень хочется погулять, но мама не разрешает.

— А чтобы тебе было не скучно сидеть дома, у меня для тебя подарок! — Жестом фокусника она достала из-за спины сверток в блестящей упаковке. — Лиля просила передать тебе привет и вот это.

— Спаси-ибо! — Юля бесшумно захлопала в ладоши. Подарок оказался неновым маленьким ноутбуком с ярко-оранжевой крышкой. — Теперь мне не нужно писать в тетради! Там же есть «Ворд»?

— Стопудово, — сказала Ульяна. — Что пишешь?

— Страшилки! На самом деле, я не сама их пишу, — призналась она простодушно. — Мне подсказывает волшебная чашка.

Лера и Ульяна быстро переглянулись.

— Волшебная? Серьезно?

— Ага, Лиля подарила. Я пью из нее чай, а потом сажусь и записываю. Мои страшилки не очень страшные, но мама отправила один рассказ в детский журнал, и его напечатали!

Лера протянула руку и достала третью чарку из-за пузырьков и коробочек с лекарствами. Ульяна прочла ответ по ее лицу.

— Юлечка, нам пора. Я обязательно передам Лиле, что тебе становится лучше.

— Так быстро? — Ее губы дрогнули, но всего на мгновение. — Ладно, пока!

— Она родилась здоровой, — сказала Ульяна уже на улице. — Бегала на площадке с братьями и ударилась коленом. Боль не проходила, врачи отправляли мазать и пить таблетки, а через год сказали — онкология. Шестеро детей, работает только папа. Просто ад.

Лера присела на лавочку и отыскала глазами окно Юлиной комнаты. Сцепила руки на колене и отвернулась. Вот бы у нее были знакомые в детском журнале…
— Лер, ты чего?

Ульяна села рядом. Эрик делал вид, что читает рекламу на двери подъезда.

— Я не хотела говорить плохо о Лиле. И про Вэла тоже. Я ничего этого не думаю. Наверное, просто завидую.

— Ревнуешь, — поправила Ульяна, и Лера вздрогнула — слово попало в цель. — Как будто кто-то другой думает за тебя чужие мысли и говорит чужие слова твоим голосом. И еще больно… здесь. — Ульяна коснулась груди. — Так и должно быть. Всегда бывает.

— И у тебя?

— У всех.

Лера уткнулась, обхватила руками плечи и чувствовала, как после слов Ульяны с каждым выдохом становится легче. Цвета — ярче, запахи — сильнее… Совсем как до первой встречи с Вэлом, когда он спас ее от Аша — его не было, и всё было хорошо. И сейчас его тоже нет. Значит, хорошо еще будет.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Popcorn BooksСаша СтепановаПятая бездна
Подборки:
1
0
4722
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь