Выписали

  • Олег Басилашвили. Палата № 26. Больничная история. — СПб.: Лимбус Пресс, 2018. — 240 с.

Талантливый человек талантлив во всем — и Олег Басилашвили выпускает свою вторую книгу. В первой было много хорошего и доброго о детстве и театре, на этот раз народный артист СССР заводит серьезный разговор о нашей стране: откуда мы вышли и куда пришли.

Есть такой жанр – «книга знаменитого актера»: анекдоты, откровения, известные личности. «Палата № 26», к счастью, не про это. Басилашвили по складу ума и характера вовсе не похож на «актера». Он не красуется, не позирует, откровенен, ворчит искренне и немного по-стариковски. Перед нами — один день из жизни пожилого человека, который лежит в больнице. Он просыпается, вспоминает, путается в воспоминаниях, обсуждает политику, скучает, засыпает. Дремотный сон от лекарств — идеальная композиционная придумка.

В этой дремоте перед читателем проносятся заседания Первого съезда народных депутатов СССР. Басилашвили, как заправский публицист, перекидывает логические мостики между прошлым и настоящим, объясняет, на что надеялись демократы во время Перестройки и после нее и почему у них ничего не получилось. Он удивляется наступившим реалиям. Он и его коллеги по депутатскому корпусу хотели свободы для человека и переполненных магазинов. Магазины переполнились, а вот со свободой что-то пошло не так.

И опять любой выделяющийся из массы — в лучшем случае чудак, но в основном враг народа, «пятая колонна»… И летят головы, возвышающиеся над серой безынициативной толпой, и страна, родина моя, восторженно ликуя, все глубже и глубже погружается в нравственное средневековье вместе с ракетами, танками и Олимпиадами.  

В самом авторстве «Палаты № 26» заключается большая хитрость. Басилашвили из тех народных артистов, что сопровождают нас по жизни. Мы помним реплики его героев из «Вокзала для двоих» и «Осеннего марафона», а потому это почти родной человек. И когда он начинает выступать с мнениями да оценками — волей-неволей прислушаешься, согласишься — родня все-таки. О стране и обществе рассуждает не публицист, не политик, а любимый многими артист. Большой артист. Сам он отвергает такие определения, называет, по его мнению, великих актеров, а себя к таковым не относит. Но мы-то помним, знаем наизусть. Потому пусть будет нейтральное, но верное «большой артист».

И вот когда большой и любимый говорит что-то о современном театре, то напрягаешь слух. Ведь кто-кто, а он должен разбираться. Олег Валерьянович не называет имен, но становится понятно, почему в новом репертуаре БДТ у него нет ни одной роли. 

Концептуальная режиссура. Что это? От слова «концепция». Я, дескать, так вижу. Вижу и все. Все это продиктовано моим внутренним миром. Ну, допустим, вот… Любви нет, это нас обманывают! Есть только сексуальная тяга… <...> Дядя Ваня чист как стеклышко, а Елена сожительствует с Соней. Как это ново! Интересно, свежо!.. А вот если говорить откровенно, все эти оригинальные концепции — это есть наглая попытка прикрыть отсутствие собственного профессионализма, неумение и нежелание работать с актером и, самое главное, зачастую — отсутствие таланта… Это беда… Но зато он — первач! Модный режиссер в поиске. Европа!!!

Басилашвили при этом уверен, что такой театр не надо запрещать. Считает это детской болезнью и надеется, что она пройдет. Театр сопереживания, сочувствия и внимания к человеку заменяется, по его мнению, театром представления, развлечения и бездарного равнодушия к актеру, к зрителю и к человеку в целом.

Свою первую книгу Олег Валерьянович посвятил внучке Маринике. Вторую книгу — внуку Тимофею.

Дышу с трудом, хожу с трудом, фактически никому не нужен. Старый актер, сказал Станиславский, на сцене отвратителен. И это правда, я это чувствую. Ну а не на сцене? В жизни-то как? Внукам, Маринике и Тимофею, нужен ли?.. 

Раз мы договорились, что Басилашвили из числа родных актеров, то ответим за его внуков — нужен. Чтобы именно его линейкой измерять нашу жизнь. Убери эту линейку — мы и не узнаем, что бездарность — это бездарность, что порядочность — порядочность. Актеру восемьдесят четыре, и он пишет, что ему обещали жизнь до девяноста двух. Сегодняшняя молодежь может видеть спектакли старого БДТ с Басилашвили только в записи. И читать его книги — например, чтобы узнать о том, что такое хороший театр и о чем мечтали депутаты и политики начала 90-х. Перед нами учебник истории, написанный большим артистом. Необходимость в нем, в его ролях и книгах, накладывает отпечаток: нельзя болеть, надо оставаться своим и родным, писать третью книгу. Современникам от этого легче. 

 

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Лимбус ПрессОлег БасилашвилиПалата № 26. Больничная история
198