Елена Жамбалова. Человеком из вымытого окна

Елена Жамбалова родилась в 1986 году в Красноярском крае. В 1998 году переехала в Бурятию, закончила филологический факультет Бурятского государственного университета. Участница семинара отдела поэзии журнала «Знамя» на Форуме молодых писателей Урала, Сибири и Дальнего Востока в 2017 году в Иркутске. Лауреат литературной премии «Лицей» имени А. С. Пушкина в Москве в 2018 году второе место. Замужем, мать троих детей. Живет в Улан-Удэ.

Тексты публикуются в авторской редакции.


***
надо всем есть другое другое
потому что я помню другое
белой лункой скользящего ногтя
от виска до ключицы тебя
и стучащая тонкая жила
это скит запирающий небо
и причастие в губы не губы
а бредущие лодки во тьме
проходили и пели каноэ
и тянули тяжелые сети
только было другое другое
только не было ничего

***
чтоб не ругались мама с папой
я в бога начала молиться
и если батя трезвый добрый
спасибо господи тебе
а если батя злой и пьяный
прости я снова согрешила
и снова плачу на заборе
прости прости меня прости
когда деревья были выше
мне все хотелось дотянуться
но нифига не дотянулась
и до сих пор еще тянусь
не лазь сыночек по заборам
не повторяй моих ошибок
кто накосячил тот и лезет
иди-ка лучше поиграй

***
Переучились с левой на правую,
а считали все равно не очень.
Я тебе никогда не нравилась,
мы ходили молча

жили рядом, со школы шли вместе.
вот повезло-то по
болоту ближе и интересней
шли по болоту

Дал кольца. «Передай Наде».
второе мне.
какой добрый.
у Нади — камушки виноградин,
а на моем кобра
черная, окисленное серебро.
мамы покойной твоей добро.

и в принципе-то ничего такого.
но мне часто мерещатся добрые
я будто снова иду со школы
и эта черная кобра
кочует с левой руки на правую
не вернуть, не выбросить отчего-то.
Иду сутулая и усталая.
И по болоту.

***
Как плачут маленькие тигры,
Как трут когтистой лапой глазки,
Я не умею рассказать и
В тетрадной клетке головой.
Я помню, помню — в Красноярске,
Я помню — маленькие тигры.
Но всхлипнув, опишу дурацкий
Воздушный шарик голубой.

***
вместо «путями» читаю «шутями», слепну.
зрение-зрею, зрелый или незрячий?
режу ломтями черный колючий хлеб мой.
хлеб застревает в горле, давлюсь и плачу.

может, я слеп от слез, от себя такого,
может, улыбкой вверх прибивать подкову.

вместо путями стану шутями топать.
только шутями хлебушек не зачерствеет.
только шутями крошится в тюрю опыт,
светится и розовеет.

***
окуная руки в тазик с посудой,
воскрешаешь каждую чашку,
и себя, пусть тяжко,
но вытаскиваешь, вытаскиваешь.
помоешь пол,
отдохнешь немного.
сваришь плов.
помолчишь с богом.
весна.
больше не пей вина.
долго-долго смотри на реку.
маленьким человеком
из вымытого окна.

***
Нет у меня омар, нет у меня хайям.
Глупая голова катится по краям.
Бедному и удачи
хватит за полтишок.
Дайте еще на сдачу
сахарный петушок.

***
блестящий снег дома и фонари
вода сластит солодковой микстурой
ты в форточку подъездную покуришь
мальчишка пишет «дура» на двери
он женится на этой самой дуре

а где-то там в небесном серебре
Адам напишет «дура» на ребре

***
я не хочу сеять это зерно
пусть это зерно полежит в кармане
я потом почитаю над ом мани
и, возможно, оно не превратится в камень
не превратится, говорю, в камень оно
а просто останется засохшим зерном
просто останется погибшим зерном
или его склюет птица
не бойся, со мной ничего не случится
и с тобой ничего
никогда уже
не случится

***
Два ряда столбов зеленой меди,
Два быка сияющих крылатых.
Улыбнись, прекрасная Геката,
Только чуда ждет мое неведение.
Пусть закружат хороводы ведьмы,
Засвистят сквозь ледяные ветви
Длинные резиновые ветры
Тонкие рубиновые смерти.
Тело бело и стоит на поле
Телу больно, но нездешней болью,
Красною сосновою корою
Лес стоит на всю меня горою,
Падает за всю меня горою.
Оттого ли нас огонь не греет,
Где-то на опушке тело зреет,
Гнет его бумагу в оригами,
И поет и плачет над снегами
Чья-то ненасытная веками
Ненависть не бросившего камень.
И любовь не бросившего камень.

***
Держи меня на голубом глазу
Корабликом в эмалевом тазу.
Не приближай целующего рта.
Какую силу может пустота.
Какая сила тащит по бортам.
За краем,
За полосой длиною два пи эр
Одной из римских боевых триер
Кричу гребцами в сотню хриплых горл,
Что я отныне самый дикий вор,
И всех разгульней на большом пиру.
И путь мой зол. И пленных не беру.

Иллюстрация на обложке: Katty Huertas

Дата публикации:
Категория: Опыты
Теги: Елена ЖамбаловаЧеловеком из вымытого окна