Ислам Ханипаев. Холодные глаза

  • Ислам Ханипаев. Холодные глаза. — М.: Альпина. Проза, 2022. — 440 с.

Ислам Ханипаев — писатель, сценарист и режиссер из Махачкалы, создатель проекта «Дневник Дага», в котором рассказывает жителям России о Дагестане. Его дебютная повесть «Типа я» — история взросления восьмилетнего мальчика, живущего в приемной семье, — вошла в длинные и короткие списки разных литературных премий: «Лицей» (2021), «НОС» (2021), «Национальный бестселлер» (2022) и «Ясная Поляна» (2022).

Новая книга Ханипаева — «Холодные глаза» — остросюжетный психологический детектив. В дагестанском горном селе произошло жестокое убийство. И именно сюда случайно попадает молодой журналист из Махачкалы, который всегда мечтал о большом расследовании. Распутывая это дело, герой не только докопается до истины и узнает имя преступника, но и разберется в себе и своей жизни, в которой многое пошло не так.

Книгу можно приобрести на сайте издательства.

***

Следователь (как я понял, это был он) скрылся в доме, где, оказывается, произошло зверское убийство. Я, еле перебирая ногами, отошел и присел на самодельную скамейку из шлакоблоков, рядом с которой из земли торчала пластиковая труба с краном на конце.

Чтобы выстроить полную картину события, надо было точно вспомнить слова следователя. Он сказал, что в доме плачет бабушка, которая потеряла сына и внуков. Или внучек? Четыре или пять жертв? Но не факт, что их убили. Кто и для чего в горах будет убивать целое семейство? Вероятнее всего, речь идет об отравлении газом. Такое редко, но случается.

— Куришь? — спросил у меня внезапно оказавшийся рядом полицейский.

— Бросил, — ответил я.

Не знаю, почему именно так, ведь я даже не начинал, но, возможно, я сказал это, чтобы придать себе хоть какой-то вес в глазах других. Ведь если они не уважают мою профессию, то могли бы зауважать хотя бы за то, что у меня хватило силы воли бросить курить. Да и в целом после слова «бросил» я ощутил себя человеком с какой-то сложной историей, такой, что жизнь вначале вынудила закурить, а затем я, победив обстоятельства, покончил с пагубной привычкой.

— Молодец, — сказал мужик.

Я поднял на него глаза, а он, наоборот, отвел от меня взгляд и посмотрел на село, которое лежало перед нами как на ладони. Это был худощавый высокий мужчина лет пятидесяти, если судить по седым усам. Волосы его были скрыты под шапкой, но за ушами можно было заметить кончики седых прядей. Он подозвал на родном языке молодого полицейского, что-то сказал ему, и тот сунул старшему несколько сигарет и зажигалку. Потом произнес как будто про себя, но так, чтобы услышал и я:

— Я тоже, но как тут не закуришь…-Он улыбнулся, но это была грустная улыбка. — Сам откуда?

— Из Махачкалы.

— Быстро ты! — бросил он слегка удивленно.

— Я был тут проездом.

— Понятно. — Полицейский смачно затянулся и выпустил белый дым, который слился с паром от его же дыхания. Я тоже сделал глубокий вдох и выдохнул, чтобы посмотреть на пар. И вправду, как будто курю. Я всегда хотел курить, тяжело это объяснить, но я считал это крутым. Это не наивные детские мысли, будто курят только взрослые и для того, чтобы повзрослеть, и я должен курить. Нет. Я понял это к двадцати. У меня не было особенно нервной работы, чтобы захотеть курить, мне просто всегда нравился образ задумчивого курящего мужика. Эдакий классический детектив в плаще, глядящий на какой-нибудь ночной Чикаго и размышляющий об очередном раскрытом деле. Не то что тот жирный засранец в кожаной куртке из девяностых.

Полицейский протянул мне руку:

— Алиев Каримдин, участковый.

— Арсен, — ответил я, вставая со скамьи.

Было бы неплохо взять у него комментарий на камеру, но мне не хотелось показаться слишком невежливым. Этот мужик единственный, кто сохранял хоть какой-то позитив с момента, как я приехал в село, и я боялся, что отпугну и его. Кроме того, это даже не село, а горный аул, а значит, всегда есть вероятность, что кто-нибудь приходится родственником кому-нибудь — и жертвам тоже. Я решил пока промолчать.

— Узнал все, что нужно?

— Нет, — ответил я разочарованно. — Ваш следователь… То есть, наверное, он следователь, полный мужик в черной куртке… В общем, меня попросили не мешать работе.

— Заур, — усмехнулся участковый. — Иногда он бывает чуть… ну… сложным, но сейчас его можно понять. Они были товарищами с Хабибом.

— Хабиб — это?.. — спросил я, не зная, что добавить в конце. Убитый? Жертва? Скончавшийся? Не хотелось показать, что я не в курсе событий, ведь это означало бы, что со мной говорить нежелательно, а товарищ участковый мог хотя бы немного приоткрыть завесу тайны. Все, что я должен был, — это делать вид, что я осведомлен и нахожусь тут потому, что это моя работа — быть тут. А чем еще заниматься профессиональному журналисту?

— Жертва. Отец, — ответил Каримдин и выбросил сигарету в снег.

Я подумал, какой конкретно надо задать вопрос, чтобы получить ответ и не вызвать подозрений. Я уже понял, что сотрудники не горят желанием со мной беседовать. Если он сказал «жертва», то это, скорее всего, убийство. Значит, надо найти общую тему и, раз мы оба смотрим на село и в особенности на толпу, которую не пускают к нам сотрудники ППС, поговорить о местном люде.

— Он для всех много значил? Хабиб. Раз столько людей собралось и все пытаются сюда пробиться.

— Это же село. Конечно, тут все для всех что-то значат, а если убийство, то понятно, почему сельчане хотят узнать, что происходит. А что я им скажу? Кто-то убил вашего родственника, соседа, брата и трех его дочерей? И еще как убил. Ты же городской парень сам по себе?

— Да, — ответил я не сразу, потому что обдумывал сказанное им.

— Тогда не поймешь. Эти люди будут готовы разорвать в клочья любого виновного. А что, если они подумают, что это кто-то из них? Начнут подозревать друг друга? Тут, Арсен, надо делать все аккуратно. Как там говорят у вас?

— Деликатно? — предположил я.

— Эй, журналист, как тебя там? — крикнул вышедший из дома Заур и направился в нашу сторону. — Нужен твой аппарат — сделать пару фоток, дашь на время?

— С фотоаппаратом работаю только я.

Я на него копил полгода, впахивая где только можно, так что отдать его в руки этого мужлана — нет, исключено. Кроме того, это была хорошая возможность стать участником процесса.

— Чо ты ломаешься?! За пять бумаг дашь? Минут на десять. Дорогу завалило. Наш работник будет здесь только ночью, так что у тебя есть возможность заработать хоть на бензин до города. Давай?

— Нет, хотите помощи, я помогу бесплатно, но снимаю я сам.

— Ох*еть, — покачал он головой. — Нет, давай иди гуляй отсюда. Пока официального распоряжения не будет, мы никакой информацией ни с кем не делимся, — ответил он и пошел обратно. — Запир, давай на твой телефон сделаем! Сфоткай, как получится.

Моя надежда поучаствовать в деле таяла с каждым шагом Заура, удалявшегося прочь, и тогда я предложил другой вариант:

— Эй, хорошо. Фотки ваши, перекинете себе все, но фоткаю я сам.

Это предложение заинтересовало Заура, иначе он не остановился бы.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: АльпинаИслам ХанипаевАльпина. Проза Холодные глаза
Подборки:
0
0
1158

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь