Мари Маннинен. 33 мифа о Китае. Что мы (не) знаем об азиатской сверхдержаве

  • Мари Маннинен. 33 мифа о Китае. Что мы (не) знаем об азиатской сверхдержаве / пер. с финск. Л. Шалыгина. — М.: Индивидуум, 2020. — 2016 с.

Мари Маннинен — финская журналистка, с 2013 по 2016 год жила в Китае, писала статьи о КНР для газеты Helsingin Sanomat. Автор книги «Нация одного ребенка» и гида по Пекину, в 2016 году получила премию «Финляндия» за научно-популярную литературу. 

Книга «33 мифа о Китае. Что мы (не) знаем об азиатской сверхдержаве» — разоблачение самых популярных стереотипов о жизни в Китайской Народной Республике. Мари Маннинен отвечает, например, на такие вопросы: «Правда ли в Китае можно иметь только одного ребенка?», «Считается ли рис основным китайским блюдом?», «Действительно ли в Китае производят некачественные товары?» В отрывке — рассказ о том, как работает китайская цензура, и так ли она страшна на самом деле.

Книгу можно приобрести в онлайн-магазине издательства.

В китайских СМИ царит тотальная цензура

Китайским медиа интернет принес больше
свободы, чем западным

Китайские медиа подвергаются серьезной цензуре — это факт. Исследование американской общественной организации Freedom House показало, что ни в одной стране мира интернет не контролируется так жестко. Из 65 стран, попавших в список, лучше всех обстояли дела в Эстонии, а Финляндия там и вовсе не фигурировала.

Китайские СМИ о многом умалчивают, «неправильную» информацию вычищают из соцсетей, а поисковые запросы на запретные темы в интернете вообще ничего не дадут. Если ввести в поисковик слово «Тяньаньмэнь» в Финляндии, большинство результатов будет посвящено студенческим демонстрациям и беспорядкам 1989 года, но в Китае этот же запрос выведет вас на длинный список материалов о площади как важной столичной достопримечательности.

Невольно задаешься вопросом: а что вообще известно самим китайцам? Насколько искажено их представление о собственной стране, не говоря уже об остальном мире?

Скорее всего, уровень осведомленности китайцев сильно отличается от нашего, ведь связь с внешним миром находится под постоянным контролем. Западные социальные сети и поисковики в Китае недоступны, об этом позаботился «Великий китайский файрвол» — мощная система сетевой цензуры. Доступ к зарубежным сайтам, которые неугодны руководству страны (например, к порталам крупных международных информагентств), заблокирован. Практически каждого иностранного туриста эта система время от времени выводит из себя: проверить почту на Gmail невозможно, не говоря уже о том, чтобы выложить отпускные фото в Instagram.

Западные издания до сих пор подвергают причудливой процедуре «ручной» цензуры: в специальной конторе сидит целая армия цензоров, вооруженных ножницами и клеем.Из Китая я выписывала британский журнал The Economist, и подчас он приходил ко мне с изрезанными и склеенными страницами — оттуда удаляли любую критику высшего китайского руководства. Даже те иностранные телеканалы, которые доступны в Китае, в любой момент могут погаснуть, если позволят себе пустить в эфир нелицеприятное высказывание о Китае. То есть где-то сидит специальный человек, внимательно смотрит телевизор и нажимает на кнопку, если на экране мелькает, скажем, демонстрация в Гонконге. 

На самом деле ситуация в Китае не так однозначна. С наступлением эры интернета китайцы получили доступ к невиданному доселе объему информации. Финляндия тоже в свое время пережила подобный прорыв, но до китайских масштабов и скоростей ей далеко. До этого китайцы могли почерпнуть знания о мире только из газет, телевидения и радио, полностью подчиненных партии. Интернет тоже находится под контролем, но размещать в нем материалы может любой желающий. Сегодня один китаец может напрямую обмениваться информацией с другими — ранее для Китая это было неслыханно. В сети можно встретить огромный спектр мнений и дискуссий.

Когда в 1994 году Китай подключился к интернету, в сеть смогли выйти лишь порядка 2000 компьютеров. К 2008 году уже 300 миллионов китайцев были активными интернетпользователями — больше, чем в любой другой стране мира. А в конце 2017 года онлайн оказались 770 миллионов китайцев — более половины всего населения страны, причем большинство из них пользуется интернетом с мобильного телефона.

Даже без доступа к фейсбуку в Китае хватает соцсетей. В отсутствие конкуренции с иностранными компаниями китайские сетевые гиганты по ту сторону Великого китайского файрвола разрослись настолько, что по количеству пользователей уже стали крупнейшими в мире. Например, «китайский твиттер» под названием Sina Weibo в 2017 году по числу пользователей опередил свой американский прототип. Другой китайский соцмедиа-гигант — уже упомянутое приложение WeChat. С помощью локальных соцсетей китайцы точно так же общаются с друзьями, следят за жизнью кумиров и участвуют в сетевых дискуссиях, как и остальной мир.

В интернете можно обсуждать все, кроме запретных тем. Если играть по правилам партии, можно даже обсуждать политику. Главное — ни в чем не обвинять партию и ее лидеров и ни в коем случае не выдвигать альтернативы коммунистическому строю.

Если захочется кого-нибудь поругать, то лучше сделать выбор в пользу местных чиновников, их критиковать намного безопаснее, чем государственную политику в целом. Согласно исследованиям, цензоры удаляют около 15% всех опубликованных в Sina Weibo комментариев.

Один из людей, выступавших против политики одного ребенка, рассказал мне в интервью, что долгие годы практически без проблем модерировал форум на эту тему, хоть она и щекотливая. В основном он публиковал там ссылки и тематические статьи, а посетители форума обменивались советами о том, как получить разрешение на второго ребенка. В один прекрасный день полиция все же решила с ним поговорить: мужчина был вынужден объяснять, что он лишь хотел завести еще одного ребенка, и проблемы ему не нужны.

Некоторые изменения в Китае происходят благодаря пользователям соцсетей. Через интернет разоблачили многих мошенников и экологических преступников. Когда владельцы Sina Weibo заявили, что будут удалять из обсуждений страницы, посвященные гомосексуальности, пользователи пришли в ярость — в ситуацию вмешалась партия, и в итоге цензуру вводить не стали.

На самом деле китайцы могут получить доступ к заблокированным западным сайтам, для этого требуется лишь Virtual Private Network, или VPN, — виртуальная частная сеть. С помощью этой технологии можно с легкостью обходить Великий китайский файрвол. Правда, в 2017 году власти приговорили двух распространителей VPN-сервисов к тюремному заключению и теперь требуют, чтобы пользователи всех VPN проходили регистрацию. У многих моих китайских знакомых уже давно есть и VPN, и аккаунты в западных соцсетях. Правда, постят они редко, да и зачем, если большинство их друзей пользуется китайскими аналогами? Похоже, что в массе своей китайцы вообще не интересуются западным интернетом. Для многих непреодолимым препятствием становится даже не технический, а языковой барьер: далеко не все китайцы владеют иностранными языками.

В своих соцсетях китайцы занимаются самыми обычными вещами: пишут на бытовые темы, ищут игры, музыку и другие развлечения. В сети они покупают билеты, туры, машины, мебель, еду... Китайцы без ума от интернет-шоппинга. Мало кто хочет своими ногами тащиться в магазин за платьем, если его дешевле купить в интернете с быстрой доставкой на дом — многие городские торговые центры пустуют. По мере того как китайские интернет-магазины стремительно расширяют зоны доставки, меняются потребительские привычки и в сельской местности. В глухих деревеньках теперь есть доступ к тем же товарам, что и в мегаполисах, — главное, чтобы хватило денег. Ветер перемен, поднятый сетевой революцией, приносит с собой знания, развлечения и товары даже в самые отдаленные районы Китая.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: ИндивидуумТематический четвергМари Маннинен33 мифа о Китае
Подборки:
0
0
946

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь