Валерий Кислов. Складки

  • Валерий Кислов. Складки. ― СПб.: Все свободны, 2019. ― 320 с.

Валерий Кислов известен читателям как переводчик великих французских экспериментаторов — Перека, Виана, Кено, Жарри. Своими сочинениями он безответственно и беспечно продолжает их старания, вступая на поле лингвистических битв, переводя разговор об удручающей действительности в игру философствующего ума. Шальная мысль, невольная рифма, задающий ритм рефрен — так складываются эти тексты. В сборник вошли произведения, написанные с начала 2000-х годов.

 

Как

Как тебе объяснили еще в детстве, жизнь ― единственная и неповторимая, поскольку другой нет и быть не может, ― разнообразна и непредсказуема, но в то же время скупа, поскольку скрывает неограниченные возможности, но устанавливает всевозможные ограничения. Тебе, индивиду, которому жизнь дается лишь раз в жизни, предстоит преодолеть эти ограничения и открыть эти возможности, использовать их максимально и оптимально, взять от жизни все что можно и что нельзя: это и является, как тебе объяснили, полной реализацией жизненной программы. Тебе предстоит действовать энергично.

Короче, как ты понял и сумел для себя сформулировать, ― конкретно и реально.

Как тебе пояснили в отрочестве, дар преодоления и открытия дается не всем и не сразу; ведь жизнь не намерена, не обязана, да и не способна угождать всем: оказывать предпочтение, предоставлять преимущество, давать привилегии. Она благоволит избранным, способствует исключительным, содействует уникальным. Дабы попасть в их число, нельзя упускать, пропускать, спускать на тормозах.

Главное ― хорошо знать «куда» и быстро понимать «как», а там ― во всю прыть, во весь дух, на всех парах.

Целеустремленно, целенаправленно, целесообразно.

Короче, конкретно и реально.

Вот так.

Ты, вскормленный надеждой на предпочтения, преимущества и привилегии, наивно исполненный искренней веры в себя, то есть в свое бесспорное, безоговорочное, безусловное право на эти предпочтения, преимущества и привилегии, то есть в свою избранность, исключительность и уникальность, не понимаешь, как можно ― и главное, зачем ― уклоняться от их реализации. Этого тебе никто не объяснил. И даже не посоветовал заглянуть в «Краткий курс у-вэй».

Вот так.

Так ли это для тебя важно?

Ты начинаешь реализацию жизненной программы в ранней юности, а завершаешь в поздней зрелости. Реализовывать жизненную программу в глубокой старости ― так же бессмысленно, как и безнадежно. Реализовывать нельзя, да и невозможно от случая к случаю, время от времени: беспечно, хаотично, романтично. Реализовывать, как тебе объяснили, следует точно и методично. Цинично и прагматично. Прочно. Пожизненно, словно навечно.

Короче, конкретно и реально.

Вот так.

Легче понять «куда», но куда труднее выяснить «как»; как важно не ошибиться, не сбиться, не заплутать. Ты выработаешь стратегию и тактику, определишь методы и приемы ― неотступно, непременно, непреклонно. Ты будешь следовать установленным правилам ― постоянно, постепенно, поступательно, не уклоняясь ни на шаг ― ровно и мерно, верно. Ты будешь двигаться быстро, то напролом, как бронированный автомобиль, вминающий все в таежную гать, то насквозь, как тончайший лазерный луч, рассекающий нежную плоть.

Короче, резко и дерзко.

Ты будешь думать максимально четко, формулировать предельно метко, реагировать оптимально прытко. Действовать наверняка. Ты будешь пристально следить за тем, чтобы не потерять время, поскольку оно утрачивается бесследно и безвозвратно; время станет для тебя основным критерием успешной реализации жизненной программы. Ты даже попробуешь сравнить свое время со временем других индивидов, но кроме грубого количественного сопоставления у тебя ничего не получится. Ведь для того, чтобы сравнить их качественно, сравнивающий должен обладать незаурядными возможностями абстрагирования, которые ни одному, ни всем индивидам не под силу. Так и ты не способен подняться над собой, над своей жизнью и своим временем, сравнить их с жизнями и временами других индивидов, а посему говорить о точном сравнении жизни и времени ― глупо, наивно, смешно. Абсурдно. Индивидуальное время одного индивида невозможно сопоставить с индивидуальными временами других индивидов, а значит, невозможно свести их общее коллективное время: совместно, совокупно, социально. «Ни под луною и ни под солнцем / время твое с моим не сольется», ― сказал китайский поэт эпохи Тан по имени У-Ли-По и не ошибся. По крайней мере ― в этом. Цитата покажется тебе забавной, но чрезмерно поэтической, философской, отвлеченной. А времени на отвлеченные материи у тебя нет и не будет. Тебе надо работать с прикладным материалом.

Короче, конкретно и реально.

Вот так.

Ты будешь приравнивать время к денежной массе, ты не будешь тратить его зря. Ты будешь следовать своим установкам точно. Неумолимо, а иногда даже жестоко. Лишь так, объяснили тебе, можно лишний раз доказать бесспорно, безоговорочно и безусловно свои права самому себе и своим конкурентам. Нука, кто у нас самый-самый? Как стать хитрее и проворнее? В борьбе с конкурентами ты будешь в себе самом отметать лишнее, отбрасывать ненужное, отсекать сомнительное. Отрицать то, что эмоционально, сентиментально, чувственно, а значит, то, что способно помешать реализации и даже поставить ее под угрозу срыва. Ты будешь отрицать то, что несуразно, нелепо и абсурдно, то, что абстрактно и отвлеченно. Ты будешь избегать того, что рискованно и опасно (политически и экономически нецелесообразно). Твоя жизнь будет идти так, как тебе представляется должным: уместно, своевременно.

Короче, конкретно и реально.

А как же еще?

Ты будешь жить закономерно и планомерно. Четко и собранно. Ты будешь рассчитывать и расценивать взыскательно, раздумывать и рассматривать скрупулезно. Ты будешь искать избирательно, взвешивать тщательно, выбирать внимательно. Вероятнее всего, ты будешь служить ненужным членом в ненужных учреждениях. Ты будешь трудиться упорно, зарабатывать много, вкладывать стабильно, а тратить экономно. Ты будешь отдыхать прилично и солидно. Иногда, как ты говоришь, «прикольно». Ты будешь одеваться стильно и модно, менять работы, машины, квартиры, подруг осознанно и продуманно. С подругами ты будешь вести себя не особенно активно, но и не пассивно, а одинаково ровно и осторожно, корректно и аккуратно. Ты будешь ухаживать за ними тактично и практично. Схематично. Ты будешь отбирать рационально, принципиально, концептуально; ты выберешь соответственно. Твоя избранница согласится сообразно. Вы сойдетесь взвешенно. Вы будете встречаться цивилизованно, а совокупляться безопасно. Организованно. Вы будете говорить друг другу то, что принято говорить в т. н. обычной жизни, то есть то, что обычно говорится в т. н. телевизионных сериалах и пишется в т. н. социальных сетях. Вы будете говорить: «нормально». А иногда: «прикольно». Вам не придет в голову, что вы говорите и думаете стереотипно, празднуете скучно, развлекаетесь примитивно, «прикалываетесь» тупо и пошло.

Вы будете жить неоригинально и монотонно. Непреложно.

Зато конкретно и реально.

Вы будете жить не беспечно, но обеспеченно. У вас будет все, что принято считать нужным для того, чтобы жить достойно и прилично. У вас будет и то, и се, и другое, и даже иногда это. Да, иногда будет и это.

У вас, наверное, не будет детей.

Вы будете жить разумно и правильно. Так ровно и верно, так ладно и складно, что иногда будет нудно и скудно. А порой ― подспудно ― даже паскудно.

Во, блин, как!

В зависимости от графика занятости, вы будете заниматься то любовью, то ненавистью, не испытывая ни того, ни другого. Скучно. Тоскливо. Бесстрастно. Без нежности ты будешь гладить (вяло), а она без желания будет сжимать (хило), и ты будешь теребить, а она будет тискать.

Безуспешно.

Безо всякой нужды ты будешь унижать ее, а она без всякой причины уничижать тебя. Лениво. И оба будете гнобить и гнидить друг друга вымученно и выхолощенно. И ждать, когда все это (что это?) закончится.

И вопрошать: «Сколько можно? Ну сколько же можно?»

А можно всю жизнь. И даже потом.

И все так же бездарно.

Хотя про «потом» тебе никто никогда не объяснял.

Вот как...

Ты будешь вопрошать, а это (что это?) будет продолжаться, длиться, тянуться, и не будет этому ни конца, ни края.

Это будет бесконечно.

И, как вы говорите, блин, бесперспективно.

Даже беспросветно.

И страшно.

Даже безнадежно.

И ужасно.

Потому что все чаще и чаще будет нежданно-негаданно накатывать, наплывать на вас, вплывать и выплывать из вас вас ист дас ― вас ист, блин, дас? ― что-то неконкретное и нереальное, иррационально ихтиологическое: дикое, древнее, дремучее...

И ты, ограниченный материалист и ущербный прагматик, ничего не сможешь поделать.

И никто не сможет.

Никто не поможет.

И тогда, в какой-то момент, ты, взрослевший медленно, а постаревший быстро, вдруг поймешь, что осиротел (папа уже на том свете, мама еще на краю этого, а ты ― на чужой стороне). Ты поймешь, что жизнь, которая полна трескучих слов и ничего не значит, как-то прошла мимо. Поймешь, что остался один ― один в поле, воя, скуля без конвоя ― серый и сирый, один на один против чего-то неопределенного, необъяснимого, неописуемого.

Все будет бледно и серо, туманно, мокро и гадко. И уже не будет никаких блинов и приколов. Никаких наречий. Никаких глаголов. Никакой речи.

Сущая жуть. Жуткая суть. Распад, сумрачный ад и, как в прорицании Леви-Стросса, печальные трупики...

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Валерий КисловВсе свободны
450