Ричард Осман. Выстрел мимо цели

  • Ричард Осман. Выстрел мимо цели / пер. с англ. М. Сороченко. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2023. — 416 с.

Ричард Томас Осман — английский комик, ведущий телевикторин Pointless и House of Games. Его дебютный роман «Клуб убийств по четвергам», за который писатель получил премию British Book Awards в номинации «Автор года», стал бестселлером № 1 по версии Sunday Times, был переведен в 38 странах, а права на его экранизацию выкупила компания Стивена Спилберга. Сам Осман готовит к публикации четвертую книгу детективной серии.

Разменявшие восьмой десяток Элизабет, Джойс, Ибрагим и Рон живут в доме для престарелых, пьют по вечерам чай и разгадывают головоломные преступления в Клубе убийств по четвергам. Пока однажды не находят самый настоящий труп местного строителя, а затем еще и еще один. Полиция беспомощно разводит руками, поэтому за расследование предстоит взяться сыщикам-любителям. Но даже после поимки преступника расслабляться рано — впереди еще много тайн и загадок. Сюжет третьего романа о детективах-пенсионерах строится вокруг нераскрытого дела десятилетней давности. Бетани Уэйтс, звезда местного телевидения, исчезла, и ее так и не нашли. Но наши герои не могут оставить это просто так, даже если одному из них грозит смертельная опасность из прошлого.

ГЛАВА 12

В последний раз у Элизабет сдергивали мешок с головы и повязку с глаз в далеком 1978 году. Она сидела тогда в плохо освещенном административном здании венгерской скотобойни, и ее собирался с пристрастием допрашивать русский генерал с грудью, увешанной окровавленными медалями. Правда, пытки в тот вечер так и не состоялись, поскольку генерал забыл сумку с инструментами в машине и та уже уехала. Так что в конце концов она отделаласьлегкими ссадинами, зато приобрела интересную историю для званых обедов.

Чего он хотел, тот генерал? Элизабет уже запамятовала. Что-то такое, что, без сомнения, казалось тогда ужасно важным. Она знавала людей, которые погибали за чертежи сельскохозяйственной техники. В жизни очень немного вещей, ради которых вы бы рискнули своей жизнью, но что угодно может оказаться достаточно важным, чтобы рискнуть жизнью кого-нибудь другого.

Когда в этот раз с ее глаз стягивают повязку, она не видит ни яркого света уличных фонарей, ни ухмыляющегося генерала, ни испачканных кровью шкафов с документами. Онасидит в библиотеке, в мягком кожаном кресле. Комната освещена свечами — наподобие тех, какие покупает Джойс.Мужчина, снявший с нее повязку и расстегнувший наручники, молча выходит из комнаты и скрывается из поля зрения.

Элизабет смотрит на Стефана. Тот выгибает бровь, глядя на нее, и изрекает:

— Что ж, похоже, мы в переделке.

— Думаешь? — отвечает она. — Ты как?

— Все в порядке, дорогая, главное — теперь не зевать.

Кажется, я вышел из привычной зоны комфорта. Небольшой удар по голове, но вроде ничего серьезного. Наверное, он немного вправил мне мозги.

— Со спиной все в порядке?

— Ничего такого, что не вылечил бы «Панадол». Есть идеи, что происходит? Могу я чем-нибудь помочь?

Элизабет качает головой.

— Возможно, это по моей части.

Стефан кивает.

— Я позабочусь о моральном духе и буду следовать твоему примеру. Не думаю, что мы сидели бы в таких удобных креслах, если бы нас хотели убить. Что подсказывает тебе опыт?

— Подозреваю, со мной хотят о чем-то поговорить.

— И решить, убивать ли нас, после твоего ответа?

— Не исключено.

Оба молчат с минуту.

— Я люблю тебя, Элизабет.

— Не впадай в сентиментальность, Стефан.

— Ну, в любом случае скучно с тобой не бывает, — резюмирует Стефан.

Дверь в библиотеку открывается, и в дверном проеме появляется очень высокий бородатый мужчина.

— Прямо викинг, да? — шепчет Элизабет Стефан.

Мужчина садится в кресло напротив Элизабет и Стефана. Кресло под ним кажется маленьким. Он будто учитель, севший на ученический стул.

— Значит, вы Элизабет Бест? — спрашивает мужчина.

— Наверное, это зависит от того, кто вы, — отвечает Элизабет. — Мы когда-нибудь встречались?

Мужчина достает из кармана какой-то предмет.

— Не возражаете, если я покурю вейп?

Элизабет протягивает ладони в приглашении.

— Это ужасно вредно для здоровья, — сообщает Стефан. — Я кое-что читал.

Мужчина кивает и, затянувшись вейпом, поворачивается к Стефану.

— А вы, должно быть, Стефан? Простите, что я вас втянул.

— Не стоит беспокоиться. Для меня это в порядке вещей. Простите, не расслышал вашего имени.

Мужчина игнорирует вопрос Стефана и переключает внимание на Элизабет.

— Вы очень деятельны для пожилой женщины.

Что у него за акцент? Шведский?

Элизабет замечает, что Стефан осматривает полки библиотеки, время от времени удивленно расширяя глаза.

— Итак, Элизабет, — предлагает Викинг, — ближе к делу. Полагаю, это вы украли некие бриллианты?

— Понятно, — отвечает Элизабет.

По крайней мере теперь она знает, с чем это связано.

Никаких древних историй, всего лишь их последнее маленькое приключение. Ей казалось, что она обернула все это милым маленьким бантиком, однако ни одно доброе дело не остается безнаказанным.

— Должна ли я думать, что украла их у вас, а не у Мартина Ломакса, если уж на то пошло?

— Нет-нет, — возражает Викинг, — вы украли их у человека по имени Виктор Ильич.

— Виктор Ильич?

Элизабет меняет точку зрения. Это самая что ни на есть древняя история — во всей ее красе. «Самый опасный человек Советского Союза» — так его обычно называли. Однако стоит отдать должное самой себе. Какой бы электрический разряд ни прошил ее тело при упоминании имени «Виктор Ильич», ни один сторонний наблюдатель не догадался бы, что она когда-либо слышала о нем раньше.

— И вы работаете на этого… Виктора Ильича?

Викинг смеется.

— Я? Нет. Я ни на кого не работаю. Я волк-одиночка.

— Мы все на кого-нибудь работаем, приятель, — говорит Стефан, все еще разглядывая книги.

Он явно что-то задумал, благослови его Господь.

— Только не я, — отвечает Викинг. — Я сам себе босс.

Внезапно Викинг начинает выть, как волк — в течение неприятно долгого времени. Элизабет терпеливо ждет, когда этот вой закончится.

— Тогда почему я здесь? — спрашивает Элизабет. — Это не ваши бриллианты, не бриллианты вашего босса и не ваше, собственно, дело.

— Меня волнуют не бриллианты. Думаете, мне интересны двадцать миллионов? Какой пустяк!

Викинг наклоняется вперед в своем кресле, опускает голову и смотрит Элизабет прямо в глаза.

— Вы здесь потому, что в течение некоторого времени я изучал возможность убийства Виктора Ильича.

— Ясно, — произносит Элизабет.

— Сделать это нелегко, — призна ётся Викинг.

— Не сомневаюсь, — подтверждает Элизабет. — Если бы убийство было легким делом, никто из нас не дожил бы и до сочельника.

— Так вот, — продолжает Викинг, — я хочу, чтобы вы убили для меня Виктора Ильича.

Викинг откидывается назад с видом человека, бросившего все карты на стол. Элизабет размышляет со скоростью света. Во что она вляпалась? А ведь еще этим утром она думала только о дорожных камерах и пропавших телах.

Теперь ей угрожает Викинг. Или делает гнусное предложение. В ее профессии это часто одно и то же.

Что бы это ни значило, но, по крайней мере, до следующего дня они со Стефаном доживут. Что ж, почему бы тогда не начать свою игру? Она откидывается на спинку кресла и складывает руки вместе.

— Боюсь, я не убиваю людей.

Викинг откидывается на спинку кресла и улыбается.

— Мы оба знаем, что это неправда, Элизабет Бест.

Элизабет соглашается с его утверждением.

— Однако есть одна проблема. Я всегда убивала только тех, кто хотел убить меня.

Широко улыбаясь, Викинг тянется за ноутбуком к боковому столику.

— Значит, нам повезло. Потому что вскоре я отправлю Виктору Ильичу электронное письмо и приложу к нему две фотографии. На одной запечатлены вы, открывающая ячейку камеры хранения на железнодорожном вокзале Файрхэвена, а на другой — тоже вы, на файрхэвенском пирсе в день перестрелки. В той самой ситуации, которая причинила Виктору Ильичу столько неудобств…

— Тебя уличили, дорогая, — комментирует Стефан.

Элизабет не ведала, что Виктор как-то связан с Мартином Ломаксом и алмазным бизнесом. Но такое вполнемогло быть. В прежние дни Виктор подрабатывал фрилансом.

— Теперь понятно? — продолжает Викинг. — Как только Виктор Ильич увидит фотографии, он немедленно захочет вас убить. Мысль о мести поглотит его целиком. Правда, ловко? Чтобы выжить, вам придется убить его первой.

— Убили бы вы его сами, старина, — предлагает Стефан. — Вы же такой здоровенный.

— Мне гораздо проще, если это сделает кто-нибудь другой, — возражает Викинг. — А кто справится лучше, чем бывшая шпионка, а ныне маленькая старушка, которая
отлично умеет убивать и совсем недавно провернула одну из краж века? Кто лучше, Стефан, ответьте?

— Вообще-то это трусость, — утверждает Стефан. — Никогда не думал, что шведы такие трусы.

Элизабет размышляет. По крайней мере, притворяется, будто размышляет. На самом деле она всего лишь раскладывает карты по порядку, прежде чем разыграть первую.

Ей досталась не очень хорошая раздача, хотя и с одним тузом. Придется действовать осторожно.

— Боюсь, это дело по-прежнему не для меня, — говорит Элизабет Викингу. — Если я откажусь, то худшее, что вы можете сделать, — это убить меня, что доставит вам немало хлопот. Честно говоря, я и так уже достаточно покоптила небо. У вас приятная комната, чтобы умереть. Здесь очень уютно.

Викинг улыбается.

— Полагаю, ваш супруг может с этим не согласиться. Возможно, он захочет, чтобы вы остались в живых.

Стефан пожимает плечами.

— Мы все когда-нибудь уйдем, дружище Викинг. Конечно, я бы предпочел, чтобы ее убил не трусливый швед, но лучше откланяться с достоинством. Уверен, мне будет ее не хватать, но довольно скоро появится другая. Прекрасные шпионки, куда ни глянь, так и падают с деревьев.

Элизабет улыбается. Но вдруг она действительно умрет? Что тогда? Чем это закончится для Стефана? Ее сердце рвется на куски, но лицо остается безмятежным. Потому что ей известно нечто такое, что неведомо Викингу.

— Думаю, если вам все равно, — сообщает она, — то я, пожалуй, отвезу мужа домой и навсегда забуду об этом разговоре. Наденьте мешки нам обратно на головы: я не хочу знать, где нахожусь, и у меня нет никакого интереса выяснять, кто вы такой. Я понимаю вашу позицию; понимаю, почему, на ваш взгляд, я идеальная женщина для убийства Виктора Ильича, но я не буду этого делать. А значит, у вас остаются два варианта: либо вы убьете меня — что будет очень грязно, ужасно хлопотно и, вероятно, вызовет определенные действия со стороны МИ-6, когда там поймут, что я исчезла; либо вы просто нас отпустите, и больше об этом не будет сказано ни слова.

— Но Виктор Ильич вас убьет, — напоминает Викинг. — Он узнает, где вы живете. Я выяснил это достаточно легко.

— Попробую рискнуть, — отвечает Элизабет.

Виктор Ильич не убьет Элизабет, и она хорошо об этом знает. Это ее тот самый козырь. Викинг немного просчитался. Примерно до рассвета Элизабет и Стефан будут уже дома — в полнейшей безопасности. В зависимости от того, где они сейчас находятся, конечно.

— В общем, убейте меня или отпустите. Это два ваших варианта. Что вы выбираете?

— Думаю, выберу третий вариант, — отвечает Викинг. — Вариант, при котором я отправлю Виктору Ильичу фотографии целиком.

— Целиком?

— Ну конечно. Фотографии, где вы вместе с вашей подругой Джойс Мидоукрофт. Два фото, два имени.

— Немного ниже пояса, — замечает Стефан.

Элизабет по-прежнему не видит причин для беспокойства. Виктор не станет нападать и на Джойс. Ни в коем случае, если они на фотографии вместе. Друзья Элизабет — это друзья Виктора.

— Разумеется, у Виктора может не хватить духа убить Джойс, — продолжает Викинг. — Она же более чем гражданская, верно? Итак, мое последнее слово, просто в качестве страховки: если Виктор Ильич не умрет в течение двух недель, то я убью вашу подругу Джойс.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Манн, Иванов и ФерберМИФРичард ОсманВыстрел мимо цели
Подборки:
0
0
10062
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь