Егор Гайдар. Гибель империи. Уроки для современной России

  • Егор Гайдар. Гибель империи. Уроки для современной России. — М.: Издательство АСТ: Corpus, 2021. — 592 с.

Егор Гайдар — один из основных руководителей и идеологов экономических реформ начала 1990-х. В 1991–1994 годы занимал высокие посты в правительстве России, принимал участие в подготовке Беловежского соглашения. Под руководством Гайдара начался переход от плановой к рыночной экономике, была проведена либерализация цен и внешней торговли, реорганизована налоговая система и начата приватизация. Организовывал антивоенные митинги во время Первой чеченской войны. Руководил партиями «Демократический выбор России» и «Союз правых сил». Принимал участие в разработке Налогового кодекса, Бюджетного кодекса, законодательства о Стабилизационном фонде. Основатель и директор Института экономической политики.

В книге «Гибель империи» Егор Гайдар рассказывает, почему та экономическая система, которая существовала в Советском Союзе, не могла привести ни к чему иному, кроме как, собственно, гибели государства. Ему удалось найти связь между крахом страны из-за обрушения мировых цен на нефть и коллективизацией, которая проводилась шестьдесят лет назад. В отрывке — о том, почему западные страны не хотели предоставлять СССР новые кредиты в 1980-х годах.

Книгу можно приобрести на сайте издательства

 

Валютный кризис

Весной 1989 г. Председатель правления Внешэкономбанка СССР Ю. Московский информирует Председателя Совета Министров СССР Н. Рыжкова, что возрастающая задолженность Советского Союза все чаще становится объектом пристального внимания западной печати, а действия Внешэкономбанка подвергаются тщательному анализу деловых и банковских кругов. В результате отношение к предоставлению новых кредитов СССР становится все более настороженным1

Из письма Председателя правления Внешэкономбанка в правительство (август 1989 г.): «В последнее время представители ряда банков и финансовых компаний на беседах во Внешэкономбанке СССР высказывали соображения о наметившейся тенденции более настороженного отношения кредиторов к предоставлению валютных средств Советскому Союзу. [...] Более того, некоторые банки ФРГ (ДГ-Банк, Вестдойче Ландесбанк, Норддойче Ландесбанк и др.) стали отказываться от предоставления новых кредитов на импорт товаров инвестиционного назначения, мотивируя это тем, что лимиты на Внешэкономбанк СССР для этих операций якобы уже исчерпаны. При этом имеются заявления, из которых можно заключить, что кредитный риск на СССР рассматривается уже как повышенный»2

Из материалов заседания Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики от 28 марта 1989 г.: «Каменцев В. М.: Отрицательное сальдо платежного баланса в свободно конвертируемой валюте за три года текущей пятилетки увеличилось более чем в два раза. [...] Медленно идет обновление и расширение номенклатуры машин и оборудования, поставляемых на внешний рынок. [...] За 1986 — 1988 гг. было предъявлено более миллиона претензий за низкое качество советских товаров, на экспорт недопоставлено продукции на 16 млрд рублей. В 1988 г. экспортный план выполнен только на 54 %. В результате состояние расчетов в свободно конвертируемой валюте оказалось очень напряженным. Задолженность в два с лишним раза превышает годовые поступления от экспорта товаров. На уплату процентов необходимо израсходовать около 2 млрд рублей, т. е. больше, чем вся выручка конвертируемой валюты, получаемой от экспорта нефти. Изменилось положение и в расчетах с социалистическими странами. У нас возник дефицит торгового баланса с Югославией, Чехословакией, Венгрией, Румынией. [...] Гостев Б. И.: Растет долг государства, который достиг уже критических размеров. Дефицит платежного баланса составляет 11 млрд рублей против 1 млрд рублей в 1976 г. Если не сбалансируем внешнюю торговлю, то ни о каком развитии не может быть речи. Объективные причины — резко снизились цены на ту продукцию, которую мы продаем. Цена нефти упала со 125 долл. за тонну до 45–50 долл. за тонну, на чем мы потеряли только в этой пятилетке около 40 млрд инвалютных рублей. [...] Положение сегодня такое, что мы всю выручку от экспорта в свободно конвертируемой валюте направляем на обслуживание внешнего долга»3

В начале 1990 г. факт приостановки Внешэкономбанком плановых платежей по импорту еще вызывает у высокопоставленных советских чиновников искреннее изумление: «Внешэкономбанк СССР начиная с 18 января с. г. прекратил платежи инофирмам в свободно конвертируемой валюте за поставку в СССР товаров цветной и черной металлургии. По состоянию на 16 февраля с. г. образовалась просроченная задолженность на сумму 223,3 млн руб. (по цветной — 66,3 и черной — 157,0). Кроме того, на конец квартала подлежит оплате еще 313,7 млн рублей (цветная — 80,7 и черная — 233,0). Таким образом, платежи в I квартале с. г. за отгруженную продукцию, кроме уже произведенных, составят 537 млн рублей»4. В этом же году Министерство внешнеэкономических связей вводит оперативную отчетность о задолженности своих объединений по заключенным и выполненным контрактам. К концу мая 1990 г. она достигает 767,1 млн руб. в свободно конвертируемой валюте5. К началу осени 1990 г. общий объем просроченной задолженности внешнеэкономических объединений МВЭС в свободно конвертируемой валюте уже превышает сумму в 1,1 млрд руб6.

Ведомства все более жестко требуют выделения валютных ресурсов, открытия Внешэкономбанком аккредитивов для выполнения импортных контрактов. Столкнувшись с острым валютным кризисом, руководство Внешэкономбанка СССР вынуждено информировать правительство о положении дел с валютой: «Работа по привлечению среднесрочных финансовых ресурсов проходила в условиях постоянного усиления негативного отношения зарубежных кредиторов к предоставлению средств, особенно не связанных, Советскому Союзу, роста числа отказов от ранее предложенных кредитов. О трудностях докладывалось в Совет Министров СССР (нашими №№ 1860 от 14.07.89, 2019 от 27.07.89, 2231 от 15.08.89 и 106 от 15.01.90) и в ГВК Совета Министров СССР (нашими №№ 2823 от 27.10.89 и 487 от 01.03.90). Проблемы в привлечении финансовых кредитов возникли в середине прошлого года в ходе организации французским Банком Насьональ де Пари международного консорциума по предоставлению Внешэкономбанку СССР среднесрочного финансового кредита в сумме 150 млн долларов США. Из 300 инобанков, приглашенных для участия в консорциуме, согласие дали только 5 на общую сумму 29 млн долларов США. [...] Так, в конце 1989 г. сорвались переговоры с крупнейшим английским банком Нэшнл Вестминстер о кредите на сумму 300 млн долларов США. Попытки возобновить переговоры не увенчались успехом. С английским Мидланд Банком в 1989 г. велись переговоры о выпуске Внешэкономбанком СССР облигационного займа на сумму до 300 млн англ. ф. ст. [...] Выпуск займа был намечен на 20 ноября 1989 г., но за день до подписания был отложен Инобанком на неопределенное время. [...] С лета 1989 года велись интенсивные переговоры с Дойче Банком, Франкфурт-Майн о выпуске облигационного займа в долларах США в сумме 300–500 млн [...] Банк Морган Гренфелл, один из крупнейших кредиторов Советского Союза в Великобритании, в течение 1989 г. по нашей просьбе прорабатывал возможность выпуска среднесрочных долговых обязательств Внешэкономбанка СССР на сумму до 500 млн долларов США. Несмотря на отработанную документацию и условия во время длительных переговоров в Москве в ноябре прошлого года, представители инобанка окончательно отказались от сделки, указывая на «резкое падение доверия к СССР со стороны западных банков». Банк уклоняется от дальнейших переговоров. В конце 1989 г. — начале 1990 г. с рядом американских и других финансовых компаний, специализирующихся на размещении облигационных займов, проводились переговоры о выпусках займов на различные суммы (общая сумма — около 2 млрд рублей), однако впоследствии от них были получены отказы. Это компании, пользующиеся высокой профессиональной репутацией на рынках капиталов: Креди Суисс Ферст Бостон, Голдман Закс, Ширсон Леман Хаттон, ЮБС Филлипс, энд Дрю и др. Сейчас некоторые из них указывают, что привлечение финансовых средств Советским Союзом в настоящее время возможно только под залог конкретных активов (золото, нефть). [...] В условиях резкого сокращения предложения среднесрочных финансовых кредитов в 1989 г. наращивание ресурсов происходило в основном на краткосрочной основе (в форме межбанковских депозитов). В результате банк стал в опасной степени зависеть от этой формы, на которую приходится более 50 % привлечения финансовых ресурсов. [...] О реальной возможности внезапного оттока краткосрочных средств в больших объемах нами докладывалось в Совет Министров СССР в нашей записке № 2231 от 15.08.89. С конца января по настоящее время не возобновлено более 1,5 млрд рублей, и, по нашим оценкам, около 85 банков-контрагентов приостановили предоставление краткосрочных средств Внешэкономбанку СССР. Существует реальная опасность дальнейшего отзыва средств, только до конца мая с. г. не исключена возможность невозобновления до 2–3 млрд рублей»7.

Западные банки настойчиво советуют советским контрагентам обратиться непосредственно к правительствам западных стран с просьбой о финансовой поддержке, объясняют, что дальнейшее наращивание коммерческого кредитования маловероятно или вовсе невозможно. Заместитель Председателя Совета Министров СССР С. Ситарян, хорошо знающий о критичности ситуации с валютными резервами и платежным балансом, — Председателю Совета Министров СССР Н. Рыжкову (май 1990 г.): «В соответствии с Вашим поручением по телеграмме из Бонна с участием т.т. Катушева, Геращенко, Московского, Хоменко, Ситнина проанализировали возможные с нашей стороны шаги по вопросу о получении финансового кредита от правительств стран ЕС, и прежде всего ФРГ, Франции, Италии и, возможно, Англии. По информации из ФРГ, руководством «Дойче Банка» высказана рекомендация непосредственно обратиться к правительствам указанных стран с просьбой о предоставлении кредита. Это обращение может дать результат, если оно будет сделано, по мнению «Дойче Банка», на Вашем уровне. Учитывая рекомендации «Дойче Банка», и им можно доверять, следовало бы воспользоваться поездкой т. Шеварднадзе Э. А. в Бонн, с тем чтобы при встрече с Г. Колем и министрами Англии и Франции он специально поставил бы этот вопрос и выяснил, как отнесется Г. Коль и его коллеги из ЕС к вашему обращению о предоставлении кредита»8.

Представители крупнейших коммерческих банков мира на конференции в Сан-Франциско, проходившей в июне 1990 г., высказывали мнение, что дальнейшее кредитование Советского Союза возможно лишь при участии правительств ведущих стран Запада, а не на уровне частных банков9. Об этом Председатель правления Внешэкономбанка 14 июня 1990 г. сообщает Правительству Советского Союза10
 

Заместитель министра внешнеэкономических связей А. Качанов — Первому заместителю Председателя Совета Министров СССР Л. Воронину (октябрь 1990 г.): «Предоставление кредитов со стороны большинства западных стран увязывается, как следует из информации совпослов, со скорейшим принятием в Советском Союзе реальной программы перехода к рыночной экономике и подписанием союзного договора с четким распределением компетенции центрального правительства и союзных республик. До осуществления этих мер Запад, видимо, будет проявлять сдержанность в отношении предоставления СССР новых кредитов. Сейчас западная сторона жестко ставит вопрос об оплате советскими организациями поставок товаров западными фирмами по уже исполненным контрактам»11.

16 июля 1990 г., выступая в Железноводске, М. Горбачев произнес неосторожные слова о необходимости пролонгировать возврат советских долгов. Как и следовало ожидать, участники финансовых рынков сочли, что это свидетельствует о намерении руководства СССР прекратить платежи по внешнему долгу. Высказывание советского лидера вызвало панику на финансовых рынках. Сразу после этого заявления Банк Англии внес СССР в список стран, являющихся ненадежными должниками12

Госбанк СССР в это время предостерегает Правительство СССР о последствиях официальной постановки вопроса о реструктуризации задолженности, предлагает попытаться привлечь займы под залог золотого запаса страны. Председатель правления Госбанка СССР В. Геращенко — заместителю Председателя Совмина СССР С. Ситаряну: «В ходе реализации намеченного комплекса мер по радикальному выправлению валютного положения страны Госбанк СССР совместно с Минфином СССР мог бы провести переговоры с центральными банками ряда западных стран и Банком международных расчетов (БМР) о привлечении финансовых займов сроком на 2–3 года, которые будут необходимы в качестве промежуточного финансирования на период стабилизации валютного положения СССР. В сложившихся условиях единственным эффективным способом заимствования может быть только привлечение кредитов от имени Госбанка СССР и Министерства финансов СССР под залог золота [...] Как показывает опыт стран, вынужденных пойти по этому пути в 80-е годы (Мексика, Бразилия, ряд других стран Латинской Америки, а также Польша и Югославия), официальное обращение страныдолжника об отсрочке погашения внешних долгов имеет для нее неблагоприятные экономические и политические последствия и фактически расценивается как признание ее полной неплатежеспособности. Поэтому «реструктуризация» внешнего долга Советским Союзом является, по нашему мнению, неприемлемой мерой, способной нанести стране непредсказуемый по своим масштабам экономический и политический ущерб»13.

Из памятной записки, подготовленной для беседы Э. Шеварднадзе с Г. Колем в мае 1990 г.: «В настоящее время в связи с разбалансированностью расчетов Советского Союза в свободно конвертируемой валюте страна испытывает острую нехватку средств для обеспечения бесперебойных платежей по обязательствам государства, а также по заключенным контрактам на импорт товаров в СССР. В связи с этим уже сейчас образовались значительные суммы просроченных платежей иностранным фирмам, компаниям (для Вашего сведения, порядка 2 млрд рублей). Это обстоятельство, несмотря на своевременное выполнение Внешэкономбанком обязательств по погашению кредитов и уплату процентов, вызвало быстро нарастающий отток средств с его счетов и дало основания западным партнерам ставить вопрос о неплатежеспособности страны. В свою очередь это лишило возможности привлекать средства иностранных банков в размерах, обеспечивающих потребности плана 1990 г. [...] В ходе состоявшейся 27 апреля с. г. встречи представителей Внешэкономбанка с «Дойче Банком» руководство последнего считает целесообразным проведение в кратчайшие сроки переговоров Советского правительства с правительствами стран ЕС, в первую очередь с ФРГ, Францией, Италией и, возможно, Англией о получении государственных гарантий, под которые банки соответствующих стран были бы готовы предоставлять финансовые кредиты на покрытие дефицита платежного баланса СССР и финансирование мероприятий по дальнейшей перестройке экономики СССР. [...] Речь могла бы идти об общей сумме в 20 млрд марок (7 млрд рублей) на 5–7 лет»14.

 

 

1. Московский Ю. С. (Председатель правления Внешэкономбанка СССР) — Председателю Совета Министров СССР тов. Рыжкову Н. И. О выпуске облигационного займа на рынке ФРГ. 22 марта 1989 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 150. Д. 73. Л. 53.

2. Московский Ю. С. (Председатель правления Внешэкономбанка СССР) — Председателю Совета Министров СССР тов. Рыжкову Н. И. О предоставлении кредитов Советскому Союзу. 8 августа 1989 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 150. Д. 73. Л. 55.

3. С заседания Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики 28 марта 1989 г. Перестройка внешних экономических связей // Известия ЦК КПСС. 1989. № 7. С. 38, 49, 50, 53.

4. Качанов А. И. (зам. министра внешних экономических связей) — в Совмин СССР. Об оплате импорта товаров черной и цветной металлургии в счет лимита импорта ресурсов на 1990 г. 21 февраля 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1465. Л. 18.

5. Катушев К. Ф. (министр внешних экономических связей СССР) — Ситаряну С. А. (Председателю Государственной внешнеэкономической комиссии Совмина СССР). О задержке платежей ВВО СССР. 28 мая 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1463. Л. 106.

6. Воронцов В. Н. (зам. министра внешних экономических связей) — Ситаряну С. А. (зам. Председателя Совмина СССР). О задержке платежей ВВО МВЭС СССР. 14 сентября 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1464. Л. 110.

7. Московский Ю. С. (Председатель правления Внешэкономбанка) — Ситаряну С. А. (зам. Председателя Совмина). Справка о работе Внешэкономбанка СССР по привлечению финансовых (несвязанных) ресурсов в конце 1989 — начале 1990 года. 25 апреля 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1463. Л. 110–114.

8. Ситарян С. А. (зам. Председателя Совмина СССР) — Рыжкову Н. И. (Председателю Совмина СССР). 3 мая 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1464. Л. 82.

9. Банкиры проявляют осторожность в вопросе предоставления кредитов СССР // Интернешнл Геральд Трибюн. 1990. 5 июня. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1464. Л. 76.

10. Московский Ю. С. (Председатель правления Внешэкономбанка) — в Совмин СССР. Об отношении западных деловых кругов к предоставлению средств Советскому Союзу. 14 июня 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1464. Л. 74.

11. Качанов А. И. (зам. министра внешних экономических связей) — Воронину Л. А. (Первый зам. Председателя Совмина СССР). О дополнительных возможностях закупок за рубежом. 25 октября 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1465. Л. 67.

12. Ситарян С. А. (зам. Председателя Совмина СССР) — Рыжкову Н. И. (Председателю Совмина СССР). О заявлении М. Горбачева о необходимости пролонгации задолженности. 31 июля 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1464. Л. 13, 14.

13. В. Геращенко (Председатель правления Госбанка) — Ситаряну С. А. (зам. Председателя Совмина СССР). О возможности привлечения среднесрочных финансовых ресурсов на межправительственной основе. 4 апреля 1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1464. Л. 80, 81.

14. Памятная записка для беседы Э. Шеварднадзе с Г. Колем. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д. 1464. Л. 83, 84.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: CorpusАСТЕгор ГайдарГибель империи
Подборки:
0
0
714

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь