Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
 
 
Мария Смирнова:

ТекстЕвгения Чернышова

Петербургскому издательству «Качели» удается соблюдать равновесие между выпуском классики и книг современных авторов. Главный редактор Мария Смирнова рассказала Евгении Чернышовой о сильных сторонах текстов отечественных писателей, о том, как всемирно известные произведения получают новое визуальное воплощение и как неожиданные литературные образы помогают оторваться от реальности. Ведь главное, за что и дети, и взрослые любят качели, — это ощущение полета.

 

— Мария, долгое время вы издавали научно-популярные книги, как случился переход в детскую литературу?

— Действительно, много лет наша редакционная команда выпускала книги прикладного направления, ориентированные скорее на старшее поколение. Но… всем рулит случай. Время от времени неожиданно приходят какие-то проекты, которые сегодня не вписываются в редакционную программу, но ты чувствуешь, что это — твое. Несколько лет назад, когда я искала контакты правообладателей одной научно-популярной книги, мне встретились безумной красоты иллюстрации из серии «Сказки лисьего леса» Синтии и Брайана Патерсонов. Иллюстрации созданы в 1980-х годах, когда для нас полноцветные детские книги были роскошью, не всем доступной. Видимо, сработало какое-то стремление вернуться в то время, подержать в руках эти книги. И мы купили права на издание этой серии, она стала очень популярной. И, кстати, продолжает быть таковой.  

— То есть вы издали «Сказки лисьего леса» еще до создания «Качелей», в рамках «взрослого» издательства?

— Да. В тот момент мы поняли несколько важных вещей. Казалось бы, мы работаем со взрослой литературой, никому на рынке детских книг не известны — но тут выпускаем эту серию и буквально за какие-то четыре предновогодние недели продаем весь тираж. Мы увидели, что это рынок, на котором интересно работать с коммерческой точки зрения. При этом, даже не имея опыта игры, мы чувствовали, что на этом рынке нужно делать. Но главное — это направление интересно нам чисто по-человечески. Кстати, у нас не было мучительных поисков соратников — создавать «Качели» мы стали той же командой, она существует больше пятнадцати лет.

История книжек-картинок какое-то время была с нами, потом мы поняли, что вырастаем из этого сегмента. Хотя до сих многие знают нас по первым книгам: «Сказкам лисьего леса» и трилогии, которая до сих пор является бестселлером: наивным, но очаровательным сказкам Одри Пенн «Поцелуй в ладошке», «Кармашек, полный поцелуев» и «Поцелуй для храброго Честера». Мы растем вместе с читателями и сегодня выпускаем книги практически для всех возрастов — от 0+ до 14+, готовим небольшую серию 16+.

 
Казалось бы, мы работаем со взрослой литературой, никому на рынке детских книг не известны — но тут выпускаем эту серию и буквально за какие-то четыре предновогодние недели продаем весь тираж.

— Я знаю, что сегодня многие ценят «Качели» за переиздание классики с новыми иллюстрациями.

— Да, одну из таких серий мы так и назвали «Коллекция», но, собственно говоря, практически все серии (Romantic, «Книжная полка», «Вот так история», «Читаем на качелях»…) мы  выпускаем с новыми, созданными специально для нашего издательства, иллюстрациями.

— Как в вашем издательстве строится работа над такими книгами? С чего все начинается: с вашего желания по-новому представить известное произведение или, наоборот, с предложения художника?

— Каждый раз происходит по-разному. Например, к иллюстратору «Алисы в Стране чудес» Екатерине Костиной мы обратились, потому что искали права на ее работы к совершенно другой книге. Но Катя сама предложила проиллюстрировать Льюиса Кэрролла. Мы согласились, и получилась замечательная книга. После Нового года мы выпустим «Алису в Зазеркалье». Это как раз тот случай, когда художник  безумно похож на произведение, над которым работает. Катя, кстати, для нас проиллюстрировала еще одну книгу в серии «Коллекция» — «Пиковую даму» Пушкина, очень питерскую.

А вот для того, чтобы переиздать «Маленьких женщин», мы долго искали художника. Нам было важно найти человека, который, сумел бы передать дух эпохи вплоть до мелочей. Так мы нашли Людмилу Лосенко, которая блестяще справилась с задачей.

— А как складывается работа с зарубежными иллюстраторами? Например, вы выпустили «Спящую красавицу» и «Золушку» в оформлении известной американской художницы японского происхождения Кинуко Крафт.

— Когда я увидела в одной из околокнижных рассылок «Золушку» с иллюстрациями Кинуко Крафт, то сразу поняла, что обязательно хочу ее у нас издать. Это моя любимая сказка. Поиск правообладателя, переговоры и переписка длились больше года. Но в конце концов мы вышли напрямую на иллюстратора, она связала нас со своим агентом — и все сложилось.

 

— Признаюсь, я мечтала о русском издании «Даров волхвов» О. Генри с иллюстрациями Патрика Джеймса Линча, но этой книги давно не было в продаже. А теперь ее переиздали в «Качелях». Как сотрудничество сложилось здесь?

— История с переизданием «Даров волхвов» получилась просто фантастическая, подтверждающая, что ничто в этой жизни не происходит случайно. Представьте: Франкфуртская ярмарка, территория размером с футбольное поле, наполненная книгами. Мы идем с нашим менеджером по правам, глаза, естественно, в разные стороны, и я, как в плохой комедии, сталкиваюсь с каким-то джентльменом. Все падает из рук, джентльмен мне помогает, смотрит на мою визитку и говорит: «О, вы из России. А мы из Ирландии. У нас небольшое литературное агентство, представляем в числе других Патрика Линча. Возможно, вы его знаете». Мы отвечаем: «Конечно, знаем и очень хотим его издать. Но права заняты». Он говорит: «Заняты. Но через полгода они освобождаются». Так мы и получили права. Совсем недавно у нас вышла еще одна культовая книга Линча, которую читатели очень ждали, — «Рождественское чудо мистера Туми» Сьюзан Войцеховски.

 

— Большой опыт оформления книг, который у вас накопился за годы существования «Качелей», сформировал какие-то принципы работы с художниками? И какой, на ваш взгляд, должна быть иллюстрация в детской книге?

— У нас два основных направления: познавательная и художественная литература. И это разные подходы к иллюстрированию. Для оформления нон-фикшена нужен художник, способный глубоко погрузиться в информацию, которую сообщает автор. Например, мы издаем трилогию Ефрема Левитана для малышей — книги про астрономию, которые мы переиздали, но иллюстрировали сами. Художник должен не просто изобразить сюжет, а разобраться в теме. Поэтому на первое место выходят точность, бережное отношение к материалу. Часто кажется, что в таких иллюстрациях все просто, но на самом деле они долго отрисовываются, потому что любая мелочь, деталь, стрелочка важны.

Что касается художественной литературы, то здесь самое важное, чтобы художник мог передать эмоциональный фон книги. Сейчас все уходят в онлайн, в цифру, и нам хотелось бы, чтобы ребенок не просто читал и воспринимал буквы как символы, но и умел чувствовать интонацию книги. И здесь большую роль играют талант художника и умение с этой интонацией работать. Например, «Аню с фермы Зеленые крыши» Люси Мод Монтгомери рисовала Ольга Брезинская — у нее свой стиль и свои способы передачи настроения. А вот «Поллианну» Элинор Портер иллюстрировала молодая художница Александра Лиукконен, у нее другой подход, но это не помешало отразить дух произведения, показать не только героев, но и их переживания.

 

— Вы много работаете с российскими иллюстраторами. А как складывается сотрудничество с отечественными писателями?

— Одним из первых наших авторов стала Тамара Михеева: это была трилогия о смешных существах шумсах, живущих на дереве. Иллюстрировала книги Ольга Брезинская. С точки зрения опыта работы и с писателем, и с иллюстратором это было для нас очень важно. С отечественными авторами работать всегда интересно, хоть и рискованно в финансовом плане. До недавнего времени для меня некий парадокс заключался в том, что, поставь на обложку импортную фамилию, — книга будет продаваться лучше, хотя зачастую тексты наших авторов более глубокие, чем то, что пишут зарубежные писатели. Почему? Не знаю. Сейчас я вижу, что с каждым днем появляется все больше талантливых российских авторов, их книги становятся все более востребованными. Надеюсь, это устойчивая тенденция. Если же возвращаться к тому, что издаем мы, то недавно книгами «Ямы» Луиса Сашара и «Скеллиг» Дэвида Алмонда мы открыли новую серию для подростков «Граффити». Но в ней же будут выходить и тексты наших писателей. В этом месяце мы отправляем в типографию первую книгу русского автора Полины Иванушкиной «Барбара Эр не умела летать». Я очень надеюсь, что именно за отечественными линейками книг будущее.

 
Сейчас я вижу, что с каждым днем появляется все больше талантливых российских авторов, их книги становятся все более востребованными. Надеюсь, это устойчивая тенденция.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о важных новинках.

— Мне очень дорога наша новая «Поллианна» с иллюстрациями Александры Лиукконен, которую я уже упоминала. Книга уже в продаже. Наши хэдлайнеры — издания из серии «Книжная полка». Это книги нашего детства, всем известная классика, оформленная современными иллюстраторами: «Маленький принц», «Снежная королева», «Приключения Петрушки». Иногда бывает сложно преодолеть собственные детские воспоминания — например, в моем восприятии Петрушка должен быть скорее милым, но художник Ольга Громова увидела его ярмарочно-балаганным. Кстати, в серии «Вот так история» книгу «Зеленая пилюля» советской писательницы Софьи Прокофьевой по-новому оформил известный иллюстратор Алексей Вайнер, довольно смело подошедший к произведению, написанному в 1960-х годах. Но этот пример, пожалуй, лучше всего демонстрирует, что классика должна и может переиздаваться, имеет право получать новое видение в иллюстрации, в том числе компьютерной.

Еще одна важная для издательства серия — «Звериные тропы». Ее особенность в том, что это не просто рассказы о животных, а повествование от лица самого животного, передача того, как он видит мир. Первые три книги только-только вышли: «Рисса. Повесть о рыси» Виктора Потиевского, а также «Кошка из трущоб и другие истории» и «Животные-герои» Эрнеста Сетона-Томпсона.

 

— В подростковой серии у вас вышла еще одна книга Луиса Сашара — «Мальчик с последней парты». Насколько я знаю, изначально у нее было другое название?

— Да, раньше она называлась «Я не верю в монстров». К сожалению, права на первый перевод этой книги (и, соответственно, на созданное переводчиком название) пока не свободны, поэтому мы делали свой перевод. Главный герой книги — та самая паршивая овца, что сидит на задней парте и всем мешает. Учителя и одноклассники махнули на него рукой, и он ведет себя именно так, каким видят его окружающие. Кстати, в оригинале у книги совсем другое название: «There's a Boy in the Girls' Bathroom/ Мальчик в девчачьем туалете». Проиллюстрировала книгу молодая художница Юлия Липовка. Помимо этого, у нас вышли еще две книги Луиса Сашара, впервые на русском языке: «Мальчик, который потерял лицо» и «Шаги» — спин-офф «Ям», это текст для детей постарше.

 
Главный герой книги — та самая паршивая овца, что сидит на задней парте и всем мешает, учителя и одноклассники махнули на него рукой, и он ведет себя именно так, каким видят его окружающие.

Еще несколько слов о наших новинках. Не могу не отметить книгу из серии «Отважные сердца» — «Волчицу» Дэна Смита. Это история про девочку-викинга, у которой убили мать. Она поклялась отомстить и отправилась в долгое и опасное путешествие, чтобы найти своих врагов. По пути она встречает представителей раннего христианства и вместе с ними продолжает странствие сквозь холод и снег. Не буду пересказывать финал, скажу лишь, что книга непростая, текст во многом философичен, ориентирован на думающих подростков, размышляющих: что важнее – долг или милосердие, где та правда, в которой Сила.

И книги совсем другого жанра. Немного абсурдные, фантасмагоричные истории, напоминающие «Алису в Стране чудес», — трилогия Салли Гарднер «Господин Тигр и Бетси» две книги уже в продаже, третья пока в работе. Лучший друг главной героини — тигр, папа — мороженщик, а мама — русалка. Казалось бы, в тексте ничего сложного, но ты должен уметь переводить слова в образы, дать волю фантазии, допустить самые невероятные вещи (например, существование ягод, которые созревают только тогда, когда луна посинеет, то есть никогда…).  К сожалению, по требованиям российского СанПина мы не смогли повторить английское издание — в оригинале книга напечатана синим цветом, потому что книга рассчитана на детей с дислексией, а синий ими лучше воспринимается. Но мы оставили оригинальные синие иллюстрации, и автор, страдая, вынуждена была согласиться с нашим вариантом.

 

— Мария, издательство существует уже пять лет, за это время у вас сформулировалась миссия, идея вашего издательства?

— Мы стараемся сделать все, чтобы дети и родители не перестали читать. Именно поэтому у нас широкая линейка — и по возрастам, и по соотношению «классика / современность», и в подходе к иллюстрации: стараемся работать как с художниками, которые придерживаются более традиционного подхода, так и с теми, кто экспериментирует. Люди моего поколения в детстве не то что не имели компьютера, у нас даже мультфильмов было маловато. Мы смотрели «Спокойной ночи, малыши», и то если папа разрешит включить мультик между трансляцией футбольных матчей. Это была совсем другая жизнь, мы жили в книгах и книгами. Сегодня все по-другому, но я по-прежнему считаю, что совместное семейное чтение, обсуждение того, что прочитано, — один из лучших способов сплочения семьи. Читайте с малышами первые сказки — и он впитает те жизненные ценности, которые важны для вас. Читайте то, что сегодня нравится вашему ребенку-подростку, — и вы увидите, что ценно и важно для него. Чтение книг — важная составляющая развития ребенка и нас самих. Кем мы будем без этого?

 

 

 

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Льюис КэрроллКачелиЕвгения ЧернышоваПрочтение.ДетиЛуис СашарМария СмирноваОдри ПеннТамара МихееваПолина ИванушкинаДэн Смит
Подборки:
0
0
1034
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь

Грустно, скучно, тоскливо, тошно, тяжело, страшно, ужасно, отвратительно, невыносимо — кто дает имена нашим чувствам? Книга Юханнисон посвящена тому, как черная желчь барокко уступает сентиментальным обморокам, романтическому отчаянию, фрейдистким неврозам и стрессу. Кто и зачем переключает модус и накал меланхолии? Как элитарный мужской сплин превращается в пошлую скуку домохозяйки? Рецензия Полины Ермаковой

Сообщаем вам, что сборы картины Артака Гаспаряна и Гарика Харламова «Самый лучший фильм-2», стартовавшей 22 января в кинотеатрах России, СНГ и странах Балтии более, чем на 1000 экранах, за первый уикенд превысили 300 млн. рублей.
Тарантино и Родригес в современном кино соотносятся примерно так же, как соотносились в часто цитируемом ими обоими жанре спагетти-вестерна Серджо Леоне и Серджо Корбуччи. Если же иметь в виду, что дуэт Т&Р все чаще работает на пару, то впору вспомнить известный вестерн Корбуччи о двух авантюристах и назвать нашу пару «Компаньерос».

Петр Вайль родился в 29 сентября 1949 года в Риге. Закончил редакторский факультет Московского полиграфического института. Печатается как эссеист и критик с 1973 года. В 1977 году эмигрировал в США и работал в различных эмигрантских периодических изданиях в Нью-Йорке. Опубликовал множество статей и эссе в России и за рубежом. Член-основатель Академии русской современной словесности, член редсоветов журналов «Иностранная литература» и «Знамя». Автор и ведущий телецикла «Гений места с Петром Вайлем». Главный редактор Русской службы «Радио Свобода». Работает на радиостанции с 1988 года. Начинал в нью-йоркском бюро, где впоследствии возглавил отделение Русской службы. С 1995 года живет в Праге, являясь заместитель директора Русской службы «Радио Свобода» по тематическим программам.

На Х Международном фестивале телевизионных программ и фильмов «Золотой бубен» программа «Гений места с Петром Вайлем» была удостоена специального приза Жюри «За развитие просветительских традиции телевидения». Обладатель премии фонда «Знамя».