Отрывки

Антон Чиж. Мертвый шар (фрагмент)

Объект наблюдения под рабочей кличкой Барин уехал около десяти и вернулся как угорелый в половине первого. Объект наблюдения Карга вышла из дому в три, но пока не вернулась. В окна эркера была видна объект наблюдения Барыня. Также по двору проходила объект наблюдения Кухарка. Господин лакей в зону видимости, очевидно, не попал. Отрывок из романа

Коллективизация быта

Как свидетельствуют публикации, столовая всегда содержится в опрятном, чистом состоянии. Когда сообщают какие-то практические подробности, подчеркивается важность того, что пища принимается на маленьких столах и трапеза призвана ассоциироваться с праздником. В этом можно прочитать явное желание порвать с традицией длинных традиционных семейных столов. Отрывок из книги

«Подрывные» институты и неформальное управление в современной России (часть вторая)

Так или иначе, ключевой причиной преобладания «подрывных» институтов в России в логике «культурного детерминизма» выступает исторически укорененный произвол власти, сопровождавшийся репрессивными практиками и вызывавший защитные реакции на массовом уровне. Поэтому распространение в советский период истории России таких «подрывных» неформальных институтов, как клиентелизм, теневая экономика или блат, стало своего рода оружием сопротивления «слабых» индивидов по образцу явлений, отмеченных Джеймсом Скоттом в Юго-Восточной Азии. Статья из книги «Пути модернизации: Траектории, развилки, тупики», часть вторая.

«Подрывные» институты и неформальное управление в современной России

На практике многие положения российских законов о выборах были либо полны лазеек и умолчаний, дававших широкий простор для произвольных интерпретаций со стороны избирательных комиссий, отвечавших за организацию выборов, либо предоставляли избирательным комиссиям право принятия ряда решений, носивших необратимый характер. Поскольку избирательные комиссии назначались местными властями и находились в зависимости от них, не приходится удивляться тому, что их решения все чаще принимались с систематическим уклоном в пользу проправительственных партий и кандидатов. Статья из книги «Пути модернизации: Траектории, развилки, тупики»

Не идиот

С каждым днем я все больше уверен в том, что я не идиот. Может быть, я был идиотом раньше. В детстве, например, когда учился в школе. Это была специальная школа, обычные дети туда не ходили. Один мальчик постоянно пытался схватить учительницу за грудь. Другой голыми руками душил кошек. Две девочки все время смеялись как заведенные. Там все были идиоты, все до одного. Да, верно, я тогда тоже был идиотом. Рассказ из книги Бориса Гайдука «Плохие слова»

Меир Шалев. Дело было так (фрагмент)

Стоял жаркий летний день, и я немного вздремнул после полудня, потом очнулся от приятной дремы, поднялся, приготовил себе чашку кофе, отхлебнул и вдруг заметил, что окружающие как-то странно посматривают на меня и с трудом сдерживают смех. Причина этого открылась немедленно: стоило мне наклониться, чтобы застегнуть сандалии, как я увидел, что ногти у меня на ногах, все десять, покрыты блестящим красным лаком. Отрывок из романа

Манфред Кетс де Врис. Секс, деньги, счастье и смерть: В поисках себя

Оглядываясь в прошлое, я понимаю, что у меня было огромное преимущество работы в двух мирах — менеджмента и психотерапии. Поскольку я неплохо ориентировался и в том и в другом, то стал чем-то вроде связующего звена между ними. Я не только начал разбираться в классических организационных проблемах, но и, используя разные «линзы», разглядел их истоки. Все это позволило мне лучше понять сложную природу человека, дало мне его «трехмерное изображение». Предисловие к книге

Давид Бергельсон. Отступление (фргамент)

Девятнадцатилетняя Ханка Любер происходила из богатой семьи и была прекрасно воспитана. Рано умершая мать внушила ей в детстве, что никогда не надо клясться и настаивать на своем. Побледнев от испуга, она сказала, что не помнит, зажигала ли она лампу перед уходом. Ей было страшно обмануть кого-нибудь, даже нечаянно, поэтому Ханка на всякий случай добавила, что, «по крайней мере, она на девяносто процентов уверена, что не зажигала». Отрывок из романа

Наталия Соколовская. Любовный канон (фрагмент)

Через щель в двери он видел, как мама стирает белье в его детском корытце. Голые руки мамы взлетали и падали, скользили по серебристой ряби стиральной доски, опущенной в воду, с силой взбивали и взбивали белую мыльную пену. Пены было много. Она летела на мамино лицо, на пол, на кухонные столы, на плиту, на подол Верушиного платья. А Веруша все говорила про лебедей, про то, что они погибли, двенадцать белых лебедей — погибли! Отрывок из повести «Вид с Монблана»

Анош Ирани. Песня Кахунши (фрагмент)

Глухая ночь, все дети спят. Чамди проголодался. Зря он не стал ужинать. Хотя тогда есть совсем не хотелось. Теперь ему ясно: надо покинуть приют, прежде чем приют покинет его. Чамди встает с кровати и озирается. Спальню освещает только тусклая лампочка в углу. На цыпочках он пробирается к выходу, спотыкаясь о детские резиновые сандалики. Осторожно, чтобы никого не разбудить, отпирает дверь. Засов скрипит, и Чамди вздрагивает, но тут же успокаивается. Кого сейчас разбудишь? Отрывок из романа

Десять лет назад я узнал, что соль является главным секретом успеха киноиндустрии

Пока мы прогуливались по павильону, кто-то из коллег Стивенсона остановился попробовать гигантский соленый крендель производства Wetzel. По словам продавца, несмотря на содержащиеся в нем 300 калорий, крендель понравится девушкам, которые следят за фигурой и ни за что не станут есть попкорн. В эту минуту один из топ-менеджеров Стивенсона, не сводя глаз с прилавка с маслом для поливки попкорна, сказал мне, понизив голос: «Главное — побольше соли». Глава из книги Эдварда Эпштейна «Экономика Голливуда: На чем на самом деле зарабатывает киноиндустрия»

Петр Бормор. Запасная книжка (фрагмент)

Принцесса глубоко вздохнула, развернула свиток и дрожащим голосом принялась читать заклинание. Земля у ее ног зашевелилась, застонала, вспучилась бугром. Щепки, мелкие камешки, комки грязи, птичьи перья потянулись со всех сторон, чтобы прилипнуть к быстро растущей куче. И вскоре перед Принцессой уже стояло, покачиваясь, жуткое чудище — наскоро слепленный голем. Отрывок из книги

Встреча Фикхен

Я не стал задерживаться на балу. Когда завершился танец, я нашел повод исчезнуть, подогреваемый любопытством и нетерпением. Будь у меня возможность, я бы подгонял время плеткой, как моего коня, чтобы поскорее наступил полдень следующего дня. Но время как назло тянулось медленно. А когда я улегся спать в своей квартире, сон долго не приходил. Перед моим мысленным взором возникали то замок в Штеттине, то озорная девчонка с трубкой, то юная дева в карете в заснеженной Риге. Отрывок из книги Виталия Протова «Любовные похождения барона фон Мюнхгаузена в России и ее окрестностях, описанные им самим»

Тони Парсонс. Men from the Boys, или Мальчики и мужчины (фрагмент)

Теперь была другая жизнь, другой способ быть отцом и сыном. Считается ведь не то, что вы вместе де лаете — ходите на фильмы с Ли Марвином, ездите на футбол и в парки аттракционов, все эти семейные выходы на развлечения, которые занимают вас так, что вам практически не приходится разговаривать друг с другом. Значение имеет только ежедневное соединение повседневной жизни. Ваши души сливаются только тогда, когда вы день за днем живете вместе. Глава из романа

Удары в никуда

Любовь — форма предвзятости. Любишь то, в чем нуждаешься, любишь то, от чего тебе хорошо, любишь то, что удобно. Как ты можешь говорить, будто любишь одного человека, если в мире, может, десять тысяч людей, которых ты бы любила больше, если б знала? Но ты с ними не знакома. Рассказ из сборника Чарльза Буковски «Музыка горячей воды»

Бертина Хенрикс. Шахматистка (фрагмент)

Мысль легла ей на душу подобно тому, как вечернее шелковое платье нежно ложится на обнаженное плечико танцовщицы в сверкающем свете люстр. Она не будет гулять вечером по Елисейским Полям, не будет пить кофе на Больших бульварах и не выучит этот удивительный язык. Зато она будет играть с мужем в шахматы, как играют состоятельные парижане. В голове Элени еще никогда не рождались столь смелые и безрассудные планы. У нее даже дух захватило. Отрывок из романа

Герой политического триллера

2 марта 2011 года исполнилось 80 лет последнему руководителю СССР Михаилу Горбачеву. «Прочтение» публикует авторское вступление к «Горбачевской трилогии» Эдуарда Тополя, впервые изданной к юбилею одной книгой. «Я отношусь к Горбачеву с почтением и благодарностью. Во-первых, он вывел советские войска из Европы и Афганистана и тем самым избавил мир от Третьей мировой войны. Но не это главное. Самое главное: отменив цензуру, он сделал возможным публикацию моих книг в России — даже той, которая не понравилась его жене».

Что может быть лучше плохого начала жизни

Ранний опыт формирует характер человека и путь, каким пойдет его дальнейшая жизнь, так что плохой старт может разрушить все шансы на успех. Но есть и другой, более загадочный путь — тот, что, начавшись ужасней некуда, приводит к поистине выдающимся результатам. Как заметил канадский романист Робертсон Дэвис: «Счастливое детство сломало не одну многообещающую судьбу». Среди известных исторических личностей немало тех, чье детство было загублено либо ранней смертью отца, либо его отсутствием, либо его несносным нравом. Отрывок из книги Джона Ллойда и Джона Митчинсона «Книга мертвых»

Марк Далет. Орбинавты (фрагмент)

На сердце у женщины было тревожно. Тот, кого она надеялась здесь встретить, бежал с родины на несколько дней раньше, чем она сама. Но, в отличие от нее, у него почти совсем не было с собой средств, так как покинуть страну пришлось в спешке, и направился он в Геную не морем, а сушей, через Францию. Его легко могли схватить по пути, и каждый день, проходивший без него, наполнял женщину ощущением унизительной неспособности предпринять что-нибудь ради его спасения. Оставалось лишь томительное ожидание. Вступление к роману

Сара Шило. Гномы к нам на помощь не придут (фрагмент)

Я сижу на качелях на детской площадке. Сижу себе на детских качелях, отталкиваюсь ногами от земли — и качаюсь. Вперед-назад, вперед-назад. А вокруг — тьма египетская. Когда упала первая «катюша», весь свет в нашем поселке сразу погас. Только в поселке на соседней горе огни еще горят. Во всех домах у них там свет есть, даже в курятниках. И в деревне по ту сторону границы тоже горит. Ну а я вот сижу себе здесь — и качаюсь. Отрывок из романа

Стивен Фрай. Без малого гений

Пару лет назад в одной английской газете опубликовали список самых влиятельных и именитых британских геев. Список представлял собой перечисление людей с указанием профессиональной деятельности каждого. Стивен Фрай там тоже, конечно, был. Рядом с его именем стояло емкое everything (всё). Действительно, определить род деятельности Фрая — задача сложная. Сам он в шутку называет себя «британский актер, писатель, король танца, принц плавок и блогер». Глава из книги «GАYs. Они изменили мир...»

Возвращение «условно»

Смерть Блока, расстрел Гумилева, наглость Зиновьева и непробиваемое мнение Ленина, что все, чем занимается Горький, — это «пустяки» и «зряшняя суетня», привели к тому, что Горький из России уехал. Но поостыв в эмиграции, он вновь стал посматривать в сторону советской России. Недостаток денег начинает сильно омрачать быт соррентинского отшельника, причем главным образом даже не его, а его большой семьи. Семья Горького привыкла жить на широкую ногу. Глава из книги Павла Басинского «Страсти по Максиму: Горький: девять дней после смерти»

О настоящих людях

Совершенно необъяснимо, почему какому-то человеку может вдруг захотеться стать президентом такой страны, как Россия. Президентом хорошо быть в тихой незаметной стране, типа в Болгарии. Ну вот какие новости запомнились за последние годы про Болгарию? Да никаких. Кто там президент? Да хуй его знает. И сами болгары тоже не знают. И президент там ходит, зевает, пьет кофий и делает настойки на ракии. Несколько рассказов из книги Дмитрия Горчева «Деление на ноль»

Диана Машкова. Женщина из прошлого (фрагмент)

Лично у Максима не было ни малейшего желания набивать себе шишки, пытаясь изменить что-то к лучшему. Компания давала ему высокий статус, звучную должность и содержание, о котором девяносто девять процентов простых россиян не смели даже мечтать. Да, приходилось время от времени выслушивать разное от Виталика и даже от акционеров, но Ларин давно привык. Отряхнется — и дальше. А кроме того, до недавнего времени он легко утешался шикарным бонусом: прекрасным выбором молодых девиц, которые работали у них стюардессами. Учитывая, что мужчина он видный, при деньгах и при должности, любая девчонка готова была на многое ради его внимания. Отрывок из романа

Пауло Коэльо. Валькирии (фрагмент)

Он встречался со странными мужчинами и женщинами, от которых исходила аура чувственности. Одно за другим следовали проверочные задания, наступали долгие ночи, когда Пауло не смыкал глаз, и томительные выходные, когда он не выходил из дому. Но зато теперь Пауло был гораздо более счастлив и уже не помышлял о перемене деятельности. Они основали маленькое издательство, и он наконец стал заниматься тем, о чем давно мечтал: писать книги. Отрывок из романа

Сухой закон

Героические усилия начальства искоренить коррупцию оказались тщетны. По многочисленным свидетельствам современников, тайная торговля спиртным процветала в Москве на протяжении всех военных лет. Понятно, что «шинкарство» не могло существовать без покровительства со стороны полицейских среднего звена. Отрывок из книги Андрея Кокорева и Владимира Руги «Повседневная жизнь Москвы. Очерки городского быта в период Первой мировой войны»

Поль-Франсуа Уссон. Кристаль (фрагмент)

Первое, что она увидела, были глаза: огромные, удлиненные до самых висков. Грациозное существо светилось каким-то удивительным, золотистым светом. Его тело двигалось неровными рывками — словно бы каждая часть действовала самостоятельно, отдельно от других. У существа было три руки: две похожи на человеческие, а третья, поменьше, торчала из тела на уровне ребер. Существо двигалось почти комичным образом — выпятив грудь, запрокинув голову, — и снег проваливался под его шагами. Отрывок из книги

Из истории эндокринологии

За спиной у древних естествоиспытателей стояла церковь, спорить с которой было смертельно опасно. Да и доводы у противников У. Гарвея были далеко не всегда корректными. Когда Гарвей, вскрыв сосуды у мертвой собаки, продемонстрировал наличие в них крови, а не воздуха, ему возразили, что кровь собирается в сосуды лишь после смерти, а у живых существ в сосудах находится воздух. Вот и поспорь с такими противниками... Глава из книги Андрея Каменского, Марии Масловой, Анастасии Граф «Гормоны правят миром. Популярная эндокринология»

Елена Хорватова. Николай II. Личная жизнь императора (фрагмент)

Личность этого человека всегда вызывала ожесточенные споры. И современники, и потомки в своих оценках доходили до крайностей — от восторженного обожания до полного неприятия и ненависти. И в наши дни кто-то считает его святым, а кто-то — слабым и безвольным человеком, погубившим великую державу. Подобные взгляды и суждения порой формировались под влиянием господствовавших в тот или иной период идеологических установок и официально принятой трактовки событий, но оказались на редкость живучими. Предисловие к книге

Вечная весна. Сандро Боттичелли

Среди других исключительных даров природы она обладала такой милой и привлекательной манерой общения, что все, кто сводил с ней близкое знакомство, или же те, к кому она проявляла хоть малейшее внимание, чувствовали себя объектом ее привязанности. Не было ни единой женщины, завидовавшей ей, и все настолько хвалили ее, что это казалось вещью необыкновенной: так много мужчин любили ее без возбуждения и ревности, и так много дам восхваляли ее без злобы Глава из Елены Обойминой «Тайны женских портретов»